издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Закрути гайки и правь спокойно

Противостояние действующей власти может привести к непредсказуемым последствиям

  • Автор: Владимир ДЁМИН

Во всём мире нарастают протестные настроения: миллионы людей выходят на улицы и высказывают национальным правительствам и международным структурам своё несогласие с проводящейся политикой. Речь идёт не о традиционно нестабильных регионах вроде Ближнего Востока, только что перегоревшей революциями Северной Африке или погруженной в пучину многолетнего кризиса Греции – бунтуют в Италии, Испании и даже США. А вот в странах бывшего СССР, где всё сравнительно спокойно, заранее закручивают гайки.

13 октября сразу на нескольких правительственных и оппозиционных сайтах Республики Беларусь появились сообщения об изменениях в законодательстве, причём максимум внимания уделяется поправкам в Закон «Об органах государственной безопасности». Согласно нововведениям, появившимся по инициативе правительства РБ и пока ещё не принятым Национальным собранием, статья  о полномочиях органов государственной безопасности, позволяющая им осуществлять «контрразведывательные и иные мероприятия по обеспечению безопасности» в вооружённых силах, органах внутренних дел, на таможне и во властных структурах, может быть пополнена важным пунктом: «…и иных организациях, перечень которых определяется президентом Республики Беларусь». Точно такое же дополнение об исключительном приоритете решения президента будет включено и в те пункты закона, где говорится о порядке применения оружия, специальных средств и боевой техники – команду на применение всего этого также может дать президент, который и без того является для органов КГБ прямым и единственным начальником. Последним штрихом в картине стал пункт, дающий органам госбезопасности право «входить беспрепятственно, при необходимости с повреждением запирающих устройств, в любое время суток в жилые помещения». 

Комментируя эту новость, некоторые политологи сразу вспомнили старый анекдот об особенностях национальных характеров трёх братских славянских народов: усевшись на стул с гвоздём, подсунутый психологами в целях проверки реакции, русский начал скандалить и пообещал жаловаться председателю правительства, рачительный украинец вырвал гвоздь и спрятал в карман, а белорус поёрзал и затих с мыслью: «А может, так и надо?» Страна, которой 17 лет руководит один и тот же президент и где оппозиции проще уехать за границу, чем убедить соотечественников в необходимости перемен, регулярно поставляет соседям примеры, подтверждающие сермяжную правильность этого анекдота. Да, Беларусь умудрилась сохранить стабильность и сравнительно высокий уровень жизни, продавая за границу не природные ресурсы (которых у неё попросту нет), а машины, механизмы, калийные удобрения, продукты переработки нефти и газа, продовольствие. Всё это было не то чтобы совсем уж хорошо, но на достаточно крепком уровне, чтобы присутствовать на рынке как минимум стран Восточной Европы, и с 1995 по 2008 год в стране наблюдался рост валового внутреннего продукта в диапазоне от 3,5 до 11 процентов в год. Но с началом мирового экономического кризиса в РБ, как и во многих других странах, наступили трудные времена.   

Вообще национальная валюта Беларуси за последние двадцать лет трижды переживала периоды резкого падения курса, и всякий раз оппозиция, которой в стране не слишком много, принималась рассуждать о предстоящем падении Лукашенко – то ли в связи с народным возмущением по причине отсутствия товаров народного потребления, то ли по причине отсутствия поддержки со стороны правительства и президента Российской Федерации, то ли вследствие внешнеполитического давления со стороны Европейского союза, США и ООН. Несколько раз вдохновлённые этим ожиданием оппозиционеры выводили своих сторонников на улицы, но, кроме признания нескольких президентских выборов нелегитимными, Запад оппозиционерам ничем по сути не помог, а Россия ограничилась официальными протестами по поводу арестов российских граждан, обвинённых в участии в массовых беспорядках. 

К середине этого года даже самые активные сторонники обновления политического строя признавали, что оппозиция находится в шоковом состоянии: многие активисты были осуждены ещё за участие в декабрьских акциях протеста, по всей стране продолжались обыски и аресты. Но тут вследствие очередного поворота экономической ситуации резко выросли цены на бензин, из магазинов стали исчезать продукты, и социальная база протеста в один момент выросла: люди, которые не возражали против переизбрания Александра Лукашенко, готовы активно возражать против экономической политики, не приводящей к заметному улучшению ситуации. Оппозиционеры утверждают, что в организованные в социальных сетях группы сторонников протеста входят десятки и сотни тысяч людей. Во время флэш-мобов, сопровождающихся свистками и аплодисментами (единственная доступная в РБ форма выражения мнения – за политические лозунги сажают сразу, а тут есть шанс отделаться штрафом), милиция и сотрудники КГБ задерживали сотни граждан, но до сих пор ни в какие действительно масштабные акции всё это не вылилось и предупреждения о белорусском «майдане» или даже «площади Тахрир» не оправдались. 

Александр Лукашенко, судя по поправкам к закону о госбезопасности, намерен подстраховаться. Он даёт понять, что готов к самым решительным мерам, и наверняка рассчитывает, что одного только намёка на применение силы будет достаточно, чтобы остудить самые горячие головы. Тем более что и молчаливый протест становится незаконным: в Кодекс об административных правонарушениях планируется внести дополнения, предполагающие административное наказание за «совместное присутствие граждан в заранее определённом общественном месте 

(в том числе под открытым небом) и в установленное время для совершения заранее определённого действия или бездействия», если милиция решит, что это делалось для выражения «своих общественно-политических настроений или протеста». Что ж, во всей послевоенной истории Беларуси не было случаев действительно массовых народных акций протеста – даже во времена СССР, когда в национальных республиках существовали хоть какие-то группы за увеличение автономии, Беларусь была тихой гаванью социализма. С одной стороны, это даёт Лукашенко шанс на продолжение правления, а с другой – означает, что и в обществе никто не представляет, как именно нужно действовать, чтобы добиться от правительства реформ, удержать протест в рамках мирного развития и не допустить вспышек насилия ни с той ни с другой стороны. Отсутствие представлений о последствиях того или иного действия может привести к непредсказуемым результатам: недаром кто-то из историков подсчитал, что декабристы (как и Пушкин) относились к третьему поколению «непоротых дворян» – то есть были представителями единственного в стране класса, освобождённого от телесных наказаний и не имевшего предметного представления  о том, к чему может привести попытка сопротивления действующим властям. 

Прогнозировать что бы то ни было сейчас, после «арабской весны» и падения сразу нескольких казавшихся вечными режимов, не стоит даже пытаться. Зато интересно сравнить, как протестуют в других странах. 

Было ваше – будет наше

Летом 2011 года российские интернет-пользователи с интересом смотрели и комментировали два коротких ролика, демонстрирующих разницу в работе полиции в США и милиции в Беларуси в совершенно идентичных условиях: чтобы утихомирить пьяную женщину, сидевшую за рулём машины, демократичным и толерантным американцам потребовалось около минуты (причём нарушительницу попросту вырубили ударом тока), а милиционерам из как бы тоталитарной страны, которой руководит «последний диктатор Европы» Лукашенко, – больше семи минут. Впрочем, разница между пьяным дебошем и политическим протестом более чем очевидна: с 17 сентября в Нью-Йорке действует многолюдный лагерь сторонников движения «Захвати Уолл-стрит» – шумный, грубо нарушающий общественный порядок, но многолюдный. Вместо того чтобы приказать полиции очистить силой ставшее антисанитарным место установки палаток, 14 октября мэр Нью-Йорка Майкл Блумберг обратился к протестующим с просьбой на время уборки покинуть лагерь и клятвенно обещал, что потом им будет разрешено вернуться. Демонстранты ответили отказом, и мэру ничего не оставалось, как отступиться. 

Хотя мэр является одним из самых влиятельных политиков в США, а за его спиной стоят крайне недовольные ситуацией банкиры с той самой Уолл-стрит, ничего другого Блумбергу не оставалось: разовая акция, начинавшаяся как очередной и уже привычный для города флэш-моб, переросла в общенациональное движение с сотнями тысяч сторонников. Активисты движения говорят о себе как о «99% населения», которые страдают от экономической политики, проводящейся 1% банкиров. Движение по американским политическим стандартам считается левым, то есть выступает за более активное государственное регулирование в пользу бедного большинства, проведение более продуманной социальной политики, увеличение количества рабочих мест и развитие национальной промышленности. Эти лозунги отчасти совпадают с идеями президента Барака Обамы, которому в преддверии очередных выборов любая поддержка к месту. А тут поддержка замечательная со всех сторон: очевидно народная, очень массовая (акции в поддержку «Захвати Уолл-стрит» проводились в более чем тысяче городов США, нашли подражателей в Латинской Америке и Европе) и вне всякой связи с действующими политическими партиями. 

Самое интересное и многообещающее в этом движении – его планы. В 435 избирательных округах США планируется создать «исполнительные комитеты», которые должны к 4 июля 2012 года (очередной годовщине подписания Декларации независимости) выделить по два делегата – обязательно одну женщину и одного мужчину – для участия в Национальной ассамблее, причём не по решению членов движения или какого-либо органа, а в рамках почти настоящей избирательной кампании, с избирательными комиссиями и бюллетенями для голосования. Делегатов распределят на три группы, отвечающие за исполнительную, законодательную и судебную ветви власти. В октябре 2012 года ассамблея соберётся на второй съезд и сформулирует общенациональные требования по реформированию страны. Спустя какое-то время эта декларация будет предъявлена вновь избранному президенту США, и если он её не выполнит, Национальная ассамблея планирует начать процедуру отстранения от должности президента, правительства, конгресса, сената и верховного суда США. 

Несмотря на то что движение «Захвати Уолл-стрит» совершенно откровенно заявляет о своём намерении перевернуть политическую систему США с ног на голову, нет никаких сомнений в том, что как минимум до стадии созыва Национальной ассамблеи оно просуществует. Уверенность эта базируется в первую очередь на том, что, даже придя к власти, Барак Обама не приказал ФБР, Агентству национальной безопасности или другим структурам заняться разгоном другого полюса американской политики – движения «Чайная вечеринка». Название намекает на «Бостонское чаепитие» – акцию протеста, с которой началась война за независимость США, а само движение, занимающее позицию правее Республиканской партии, выступает за ограничение полномочий президента и федерального правительства страны, снижение налогов и государственных расходов, ликвидацию бюджетного дефицита и т.д. Движение всегда критиковало Обаму и поддерживало его противников, но массовые акции «Чайной вечеринки» не разгоняла полиция, её активистов не травили в СМИ, против них не принимали специальные законы. Между прочим, временами ультрарадикальные сторонники движения критиковали не только демократов, но и республиканцев и обе главные партии страны воспринимают его как мало-приятную помеху – но ограничивать права и свободы по столь «мелкому» поводу не считают нужным. 

Второй аргумент в пользу продолжительного существования движения «Захвати Уолл-стрит» опирается на социологические опросы: половина опрошенных знают о его существовании, 54% поддерживают его лозунги. Итого примерно 27% населения страны поддерживают мысль о том, что граждане могут в обход существующего порядка управления сформировать какую-то ассамблею, некие политические требования и потом требовать от действующего правительства выполнения этих требований. (Российская оппозиция, если говорить откровенно, ни о чём подобном даже помыслить не может: известность на грани статистической погрешности, а поддержка и того меньше.) Движение «Чайной вечеринки», согласно тому же опросу, поддерживают всего 27% опрошенных, и эти цифры могут существенно изменить ход событий на предстоящих выборах президента. 

Отличие США от Беларуси заключается ещё и в том, что в силу сложившейся системы воспроизводства власти каждый публичный политик в США помнит важную деталь: политический строй в его стране сложился как сумма действий, своего рода результирующий вектор, множества абсолютно нелегитимных ассамблей, конгрессов и прочих групп оппозиции. Ни «Захвати Уолл-стрит», ни «Чайная вечеринка» не делают чего-то, что являлось бы беспрецедентным – и есть все основания думать, что смена главных действующих лиц (допустим на секунду такое чудо) не изменит структуру власти или общественно-политическую систему. Строй, существующий в Беларуси, был создан лично действующим президентом, и он имеет все основания считать, что никто во всей стране не смог бы сделать лучше – причём именно потому, что он сделал, а все остальные занимались кто чем. Сравнение с соседней Украиной даёт Лукашенко ещё большую уверенность в своей правоте: если он хотя бы раз упустит рычаги управления, то уже он, а не Юлия Тимошенко будет рекордсменом по количеству возбуждённых против бывшего главы государства уголовных дел. Но никто не рискнёт утверждать, что новая система будет лучше существующей. Прецедентов хватает по всему миру. 

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector