издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Ограничитель турпотока

Что мешает использовать российские ГЭС как объекты для туризма

Крупнейшие или просто известные ГЭС за рубежом привлекают сотни тысяч, а то и миллионы туристов, а управляющие ими компании немало зарабатывают как на экскурсиях, так и на продаже сувениров и сопутствующих услугах. Где-то вокруг них даже создают целые туристические комплексы, а где-то им самим придают статус достопримечательности. Взглянув на зарубежный опыт, корреспондент «Сибирского энергетика» Егор ЩЕРБАКОВ решил выяснить, как реализуют рекреационный потенциал ГЭС Ангаро-Енисейского каскада.

Три года назад мне довелось выслушать жалобу от руководителя одного из иркутских образовательных центров о том, что на просьбу об экскурсии для детей по  Иркутской ГЭС он получил отказ. «В советское время школьников регулярно по ней водили, почему сейчас такого нет?» – недоумевал он. Многие из энергетиков, у которых доводилось брать интервью, отмечали, что выбрали свою профессию после того, как в старших классах побывали с экскурсией на Братской ГЭС или другой станции Ангарского каскада. Конечно, школьников и студентов водят по ним и сейчас, но значительно реже. Поэтому возник простой вопрос к руководителям станций: «Почему так происходит?»  

51 реал за современное чудо света 

Для начала корреспондент «Сибирского энергетика» решил взглянуть, что туристам предлагают станции «у них». Благо для того, чтобы это выяснить, больших усилий не надо: практически у каждой крупной ГЭС или управляющей ею компании имеется официальный интернет-сайт, на котором есть раздел, посвящённый туризму. Первой в голову пришла плотина Гувера. И в строчку поисковика было вписано словосочетание «Hoover Dam official site», которое, если верить полученным за четверть секунды результатам, упоминается в Сети примерно 206 тысяч раз. В пятый раз, кстати, плотина упоминалась на странице, посвящённой туризму в штате Невада. 

Выяснилось, что на станции действуют две экскурсионные программы. Одна из них включает получасовой тур по ГЭС, предусматривающий посещение машинного зала, где работают восемь гидроагрегатов. Стоит такая экскурсия 11 долларов – дешевле, чем билет в Третьяковскую галерею или Эрмитаж. Часовой тур, который можно заказать исключительно через интернет-сайт, обойдётся дороже – 30 долларов, – но за эти деньги посетителям обещают показать «редко демонстрируемые места плотины, в том числе обследовательские отметки на стенах и комплекс лестниц, уходящих в тёмные глубины бетонного основания дамбы». Кроме того, недалеко от плотины Гувера действует туристический центр, где выставлены макет сооружения, модель гидрогенератора, фотографии и другие материалы, рассказывающие о сооружении и о том, как оно строилось. Билет в него стоит 8 долларов. Учитывая, что сам по себе туристический центр ежегодно посещают около 1 млн. человек, можно грубо посчитать, что доход только от его работы составляет 8 млн. долларов в год. Если добавить к этому поступления от экскурсий непосредственно на плотину Гувера и прибыль от работающего на ней сувенирного магазина, в котором продаются стандартные безделушки вроде открыток, плакатов, магнитов на холодильник и футболок, фраза об окупаемости расходов на содержание объекта за счёт туристов не вызывает скептической ухмылки. 

Доступ на российские ГЭС ограничивает федеральное законодательство

Различные туры предлагают и на первой в мире по выработке электроэнергии и второй по мощности ГЭС Итайпу, расположенной на границе Бразилии и Парагвая вблизи знаменитых водопадов Игуасу. Например, экскурсия на одно из семи чудес света современного мира (по версии журнала «Популярная механика») продолжительностью 2,5 часа включает в себя посещение не только смотровой площадки, но и галереи станции, машинного зала и центрального щита управления. 

Обойдётся она в 51 бразильский реал, или, в пересчёте на российскую валюту, 894,74 рубля (при этом на сайтах российских туристических компаний называется примерная цена в 35 долларов). Обзорная экскурсия стоит дешевле – 20,1 реала, при этом по желанию в программу тура может быть включено посещение экологического музея на бразильской стороне. Помимо него и самой плотины, в туристический комплекс Итайпу входят обводной канал, два заказника со стороны Бразилии и Парагвая, музей индейского племени гуарани, рассадник, где выращивают деревья для восстановления ушедших под воду при затоплении водохранилища лесов, зоопарк и другие объекты. Судя по данным, приведённым на официальном сайте ГЭС, они пользуются у туристов немалой популярностью: с 1977 по 2009 год станцию посетили 15 млн. человек. Максимума – 788275 человек – турпоток достиг в 1986 году, а с января по декабрь 2009 года на ней побывали 395 тыс. человек. Наибольшей популярностью ГЭС пользовалась у туристов из Бразилии, наименьшей – у жителей Эквадора, россияне в списке посетителей не указаны. 

А на каждой станции, принадлежащей компании Vattenfall Europe, существует специальный зал для экскурсий, содержащий исчерпывающие материалы по истории создания, принципу действия и работе объекта. В частности, перед зданием гидроаккумулирующей станции (ГАЭС) Голдишталь расположен небольшой музей истории гидростанции, где выставлены работающие макеты винта Архимеда, водяной мельницы и прочие экспонаты. В отдельном помещении представлены небольшие макеты ГАЭС, а на стендах разъясняется принцип её работы и преимущества в сравнении с ТЭЦ. В машзале, вырубленном в скальной породе, также отведена специальная комната для экскурсий. Туры проводятся бесплатно, а экскурсоводы работают в штате компании. 

Собеседники «Сибирского энергетика», в свою очередь, отмечают, что далеко не везде у посетителей есть доступ к оборудованию гидроэлектростанций. «Не знаю, что происходит на дамбе Гувера, там я не был, но со слов тех, кто был в делегации «Иркутск-энерго» в Китае на ГЭС «Три ущелья», станцию показывали со смотровой площадки, оборудованной специально для туристов, – заметил заместитель главного инженера по производству – начальник производственно-технического отдела Иркутской ГЭС Евгений Комиссаренко. – В машинном зале осмотр производился со специальной площадки, но непосредственно к работающему оборудованию никого не подводили». Помимо смотровой площадки, вблизи ГЭС «Три ущелья» действует выставочный зал, экспозиция которого повествует о строительстве самой мощной в мире станции. 

Доступ ограничен по закону

Найти на ГЭС Ангарского каскада доступную для туристов точку, откуда бы открывался эффектный вид, крайне сложно

На российских гидроэлектростанциях подобное встречается, но достаточно редко. В частности, при Саяно-Шушенской ГЭС работает музей, в котором выставлен макет станционного узла, а в машинном зале самой станции есть специальные огороженные площадки, расположенные на некотором возвышении. В холле административного здания Усть-Илимской ГЭС выставлены фотографии и материалы, из которых можно узнать о её истории. Внештатный сотрудник музея истории «Иркутскэнерго» Анатолий Евсеев рассказал, что в своё время специальное помещение было оборудовано на Братской ГЭС. «Музеем оно не называлось, но это подразумевалось, – вспомнил он. – Там были выставлены рисунки, фотографии, плакаты. Не знаю, сохранилось ли оно сейчас, я давно там не был». Директор Братской ГЭС Сергей Кузнецов добавил, что во времена СССР экскурсии по станции проводили два гида от ГАО «Интурист», не состоящие в штате предприятия. Экскурсии они проводили бесплатно, впрочем, и сейчас с посетителей денег не берут. «Они знали, что и как говорить, и практически каждые полчаса кого-то водили по станции, – отметил Кузнецов. – Сейчас я себе ничего подобного позволить не могу, мне приходится кого-то отрывать от производства: в зависимости от статуса гостей либо я сам делегации вожу, либо главный инженер, либо его заместитель, либо сотрудники производственно-технического отдела». Комиссаренко добавил, что необходимость отвлекать специалистов на непрофильную работу не лучшим образом сказывается на рабочем процессе.

Впрочем, не только отсутствие специально подготовленных кадров ограничивает возможности проведения экскурсий. «Начнём с того, что ГЭС – это опасный производственный объект, на котором эксплуатируется опасное оборудование, так что с точки зрения промышленной безопасности неподготовленным людям посещать его нельзя, – отметил заместитель главного инженера Иркутской ГЭС. – Каждый работник, который приходит на станцию, будь то кто-то из собственного персонала или подрядчик, в обязательном порядке проходит инструктаж по охране труда, ему объясняют, как себя вести. И мы каждого, кто к нам придёт, обязаны обеспечить каской, сопровождать его». Кстати, на той же ГЭС Итайпу к туристам, посещающим станцию, предъявляются определённые требования: нельзя носить шлёпанцы, обувь на высоком каблуке и мини-юбки, а сам посетитель должен быть старше 14 лет. На Иркутской ГЭС ограничение по возрасту менее строгое – не допускаются школьники младших классов, но существует железное правило: в группе на 15 детей должно быть двое сопровождающих, тогда как на 15 взрослых приходится один. 

Кроме того, федеральными законами о промышленной безопасности опасных производственных объектов и о безопасности гидротехнических сооружений, содержащими довольно жёсткие требования, ограничивается доступ посторонних к ГЭС.

В 2006 году был принят федеральный закон о противодействии терроризму, а впоследствии и сопутствующие нормативные акты, по сути запрещающие проведение экскурсий по гидроэлектростанциям. «Два года назад на заседании антитеррористической комиссии при губернаторе мы отрапортовали о том, что экскурсии не проводим, – рассказал Кузнецов. – Но Дмитрий Фёдорович [Мезенцев, губернатор Иркутской области] тогда сказал, что в целях патриотического воспитания молодёжи было бы правильным по обращениям учебных заведений пускать на станцию школьников. Мы тогда пообещали проработать этот вопрос». По словам директора Братской ГЭС, в настоящее время экскурсии проводят «не повально, а для учеников подшефных школ» –  лицея № 1 и школ №№ 18 и 26. На Иркутскую ГЭС точно так же пускают учащихся энергетического колледжа и студентов профильного факультета Национального исследовательского Иркутского государственного технического университета, иногда, впрочем, на неё приходят школьники, студенты непрофильных вузов и различные делегации. А на Красноярской ГЭС ежегодно 1 сентября проводится традиционная экскурсия для школьников выпускных классов. «Я ни разу не слышал, чтобы кому-то отказали в такой просьбе. Пожалуйста, обращайтесь либо непосредственно на станцию, либо в исполнительную дирекцию, – подчеркнул Евсеев, говоря об Иркутской ГЭС. – А то, что экскурсии стали проводить реже, я бы не стал связывать с политическими изменениями: наверное, дело в том, что их не рекламируют. Сейчас время такое: нет рекламы – нет действия». 

«У нас даже нет такой точки»

Комиссаренко, в свою очередь, отмечает, что проведение экскурсий по самой ГЭС сопряжено с определёнными трудностями как законодательного, так и чисто практического характера. «Вот если бы туристы подъезжали сверху, на площадку за памятником Ленину, – это другой вопрос, но там ничего, кроме водохранилища, не увидишь», – заметил он. Впрочем, на других станциях подобные возможности используются достаточно широко. В Дивногорске местные туркомпании предлагают обзорные автобусные экскурсии, предусматривающие посещение смотровой площадки на берегу Енисея (на ней, кстати, установлен памятник «Царь-рыбе» Виктора Астафьева) и выход на Красноярскую ГЭС. Пожалуй, всем бывавшим в Усть-Илимске местные жители настоятельно рекомендовали взглянуть на местную станцию со смотровой площадки на левом берегу. 

В Иркутске оборудовать место, откуда открывался бы наиболее эффектный вид на гидроэлектростанцию, довольно сложно. «У нас даже нет такой точки: площадку можно разместить разве что на откосе на левом берегу Ангары, но открывающийся оттуда вид вряд ли привлечёт посетителей, – констатировал Комиссаренко. – В этом случае она вряд ли станет популярным туристическим объектом, и внедрить что-то подобное на коммерческой основе едва ли получится». Между тем администрация Братска в ноябре 2010 года объявила открытый конкурс на лучший эскизный проект смотровой площадки вблизи ГЭС. Обустроить её предполагается на правой врезке плотины рядом с картодромом «Ангара», сроки обустрой-ства при этом оцениваются в два-три года. Затраты на реализацию проекта не называются, однако в пресс-релизе администрации было сказано, что за счёт средств бюджета планируется привести в порядок подъездную дорогу, установить ограждение, построить остановку общественного транспорта и провести освещение. Привлечь планировали и предпринимателей, поскольку на площадке можно было бы разместить кафе и сувенирный магазин. «Когда эту тему подняли в городской администрации, мы заявили о том, что наша компания вкладывать средства в реализацию проекта в обозримом будущем не планирует, так как данный объект расположен за границей территории БГЭС, – рассказал Кузнецов. – Кроме этого был не решён вопрос  об обслуживании подъездных дорог и содержании всего комплекса в чистоте и порядке. Предполагалось, что этим будет заниматься наш персонал. Вы понимаете, что у станции другие задачи». 

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector