издательская группа
Восточно-Сибирская правда

На улице Экологов

Новое строительство в Кайской роще будет запрещено

Как сделать так, чтобы в Кайской роще не вырубались реликтовые сосны, не строились дома и при этом не страдали дольщики уже начатого строительства? Ответ на этот вопрос искал во вторник губернатор Иркутской области Дмитрий Мезенцев вместе с жителями предместья Глазково. Если ответ найдётся, экологическое равновесие в городском лесу будет восстановлено и последняя улица, построенная здесь, с лёгкой руки мэра Виктора Кондрашова получит выстраданное название – улица Экологов.

В назначенном месте жители улиц Автомобильной и Жуковского собрались заранее. Погода располагала к пешим прогулкам, особенно легко дышалось воздухом соснового реликтового леса. Казалось, люди решили надышаться напоследок. Они уверены, что нужно бороться, иначе их рощу снесут и построят на её месте 46 блок-секций нового жилого комплекса. Вот уже кто-то по телевизору видел «бегущую строку», информирующую граждан о том, что один квадратный метр прекрасного жилья в зелёном массиве стоит всего 35 тысяч рублей. На встречу «аборигены» пришли во всеоружии, с солидной пачкой документов. В ней – вся история борьбы жителей за свой лес.

Народ считает, что строительство ведётся незаконно, и виной всему – постановление мэра от 2006 года, подписанное ещё Владимиром Якубовским в бытность его главой города. Этим документом, копия которого тут же была предъявлена журналистам, бывший градоначальник предоставил МУП УКС города Иркутска земельный участок площадью 1,5 га по улицам Автомобильная – Жуковского для строительства малоэтажного жилья. Участок действительно врезается в сосновую рощу, отхватывая от неё значительный кусок. Но на защиту деревьев грудью встали жители Глазково.

Они начали упрямо ходить по разным инстанциям, писать письма. Даже составили список организаций и ведомств, в которые обращались за поддержкой. Поддерживали не все. Одним из пунктов, например, значится название иркутского телеканала. В графе напротив пометка – «испугались». Дошли до приёмной президента. Нет в этом списке только одного – судебного решения. 

– Физические лица не могут в нашем случае в суд подавать, – почему-то уверена местная жительница Татьяна Колмакова. – Мы всем письма и обращения рассылали. Прокуратура отписалась, что всё законно здесь. Но мы не согласны.

В апреле с кайскими несогласными встречался мэр Виктор Кондрашов. Обещал, что уже начатое строительство будет приостановлено до завершения прокурорской проверки. Нового строительства не будет, нужно только решить, что делать с уже построенным домом. Но в июле работы возобновились, строители успели залить ещё два фундамента, и потому в сентябре жители вышли в сквер Кирова с плакатами. Тогда к ним пообещал приехать губернатор. 

Вот наконец показалась вдали серебристая губернаторская машина, вся окутанная сиянием синих проблесковых маячков. Из неё вышли губернатор Дмитрий Мезенцев и мэр Иркутска Виктор Кондрашов и с ходу решили один вопрос. 

– До сих пор не вынесен на сайт администрации города проект внесения изменений в генплан Иркутска, – энергично начала женщина, представившаяся Ларисой Павловной. – На общественных слушаниях было решено убрать дорогу, которую планировали пустить по самой роще, по частному сектору, по домам, по судьбам людей… Конечно, мы против строительства этой дороги, но администрацией вопрос так и не решён. 

– С чего вы взяли? – возмутился Виктор Кондрашов. – Власть города Иркутска пошла навстречу жителям, дорогу исключили из генплана. Сейчас вносятся поправки, это чисто техническая процедура. А вы говорите: вопрос не решён. Это справедливо? Вот давайте декабря дождёмся, когда генплан появится на сайте городской администрации, и если там будет дорога, я в отставку подам. 

– Мы живём с ощущением, что веры нет никому, – попытался всех успокоить Дмитрий Мезенцев. Жители дружно закивали, подтверждая, что нет веры. – Вот я вам обещал приехать и приехал, даже не один, а с мэром и с другими руководителями. Давайте увеличим «зазор веры», иначе очень трудно жить на свете. Я вижу, какой недовольный тон у Виктора Ивановича, когда он отвечает на вопросы. Его можно понять, он тоже устал и ему непросто. Да ещё губернатор заставляет то дом красить, то в Кайскую рощу ехать, то ломом лёд колотить… Но это жизнь, от неё никуда не сбежишь. 

В изложении Виктора Кондрашова ситуация выглядела следующим образом: после того как мэр 27 апреля встретился с жителями, в течение двух месяцев со стройкой разбиралась прокуратура. Вердикт одно-значный: строительство ведётся законно. Дошло до того, что даже роща оказалась не реликтовой. Точнее, реликтовой называется роща курорта «Ангара», а тут – просто Кайская роща. 

– Это мы её сделали особо охраняемой территорией, вам навстречу пошли. Теперь рубить здесь по закону нельзя. Вы этого хотели, мы это сделали. Чего более? – вопрошал мэр.

– Вы нас не слушаете. Мы говорим, что вот этого дома не было весной, он вырос после того, как вы обещали, что строительства больше не будет, – заметил мужчина из группы местных жителей. 

– Вы просто крови хотите, – не поверил Виктор Кондрашов. Дискуссия накалялась. 

– Не хотим мы крови. Вы сказали, что строительство будет приостановлено, а потом мы соберёмся и решим, что будет с тем домом, который уже построен. Мы хотим, чтобы дом был отдан детям. Здесь сосны, а у нас много больных детей. 

Против гипотетических интересов больных детей выступил заместитель начальника МУП «Управление капитального строительства» Иркутска Сергей Колеснев. Он стал защищать своих дольщиков. 

– Прокуратура признала строительство законным. Только, учитывая все обстоятельства, рекомендовала нам пересмотреть проект. Мы его сократили, разделили участок на части, где застройка уже начата и где её нет, – отбивался Сергей Колеснев. – Сейчас идёт размежевание. Участок, изначально отданный под строительство, на котором растёт много деревьев, будет отмежёван и присоединён к Кайской роще. На втором участке, где на момент начала проверки уже был вырыт котлован и забиты сваи, решено продолжить строительство. Сейчас нам важно загрузить фундаменты, чтобы они не ушли пустыми в зиму. В противном случае их можно потерять, и тогда пострадают люди, вложившие деньги в строительство этого жилья.

Пока замначальника УКСа объяснял народу перспективы, губернатор снял со стены пришпиленный лист с планом строительства и аккуратно оторвал от него участок с 3, 4, 6, 7 и 8-й очередями, где «много деревьев», и со словами «Это – вам, а это – нам» поделил схему. Застройщику вернул куцый листок, на котором остались три очереди с уже начатым строительством. Остальное оставил себе. 

– Предупреждаю: если снизится количество квартир, вырастет себестоимость. Мы сюда сети тащили, – начал было замначальника УКСа, но замолк под красноречивым взглядом Виктора Кондрашова.

– А вы брали на себя риски, – не стал входить в положение застройщика губернатор. – По формальным подходам УКС ведёт строительство законно. Другое дело – согласны мы с этим или нет. Мы видели большой план, строящиеся дома сносить нельзя, ведь здесь тоже завязаны интересы горожан. Нужно достроить три очереди и решить, будут там жилые дома или социальный объект за деньги области и города. Но сначала нужно поговорить с людьми, вложившими сюда свои деньги, посмотреть структуру платежей. А на будущее – лучше сначала посоветоваться, а потом решать, чем сначала решить, а потом иметь проблемы. 

Окончательная точка в деле о Кайской роще будет поставлена на следующей неделе на встрече жителей Глазково, представителей правительства области, мэрии, компании-застройщика и дольщиков. Напоследок жители попросили как-нибудь назвать улицу, потому что вовсе не собираются делиться названием «Автомобильная» с будущими нежеланными соседями. 

– Может быть, назовём её – «улица Кондрашова»? – предложил губернатор.

– Почему же Кондрашова? Улица Экологов будет справедливее, – скромно отказался мэр. Он явно не жаждал такой славы.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector