издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Представляет собой одно из чудес света»

Братской ГЭС – 50 лет

«Монументальное сооружение, приводящее в восхищение самих его создателей» – так пишут о Братской ГЭС. Когда в январе 2010 года БрГЭС выработала триллион киловатт-часов, возникла идея: нужно писать о ней книгу. Сотни архивных документов, годовых отчётов, альбомов с редкими фотографиями перебрал вместе с коллегами автор Александр Щеглов. И вот к 50-летнему юбилею станции книга вышла в свет. В конце неё 35 страниц с именами людей, которые работали и работают «на солнечном чуде» – Братской ГЭС. «Хотите знать настоящую жизнь и понять цену ей? Приезжайте сюда, постойте рядом с людьми ГЭС, послушайте сердце ГЭС», – записала в 1983 году в книге гостей станции Алла Пугачёва.

Коллектив в 100 тысяч человек

«Как сказочный великан, положив свои огромные бетонные руки на береговые скалы Пурсей и Журавлиная грудь, поднялась мощная бетонная плотина над Ангарой», – писали о Братской ГЭС советские издания.  В этом году, когда ГЭС отметила полувековой юбилей, в свет вышла новая книга о станции: «Мы несём людям свет! 50-летию Братской ГЭС посвящается». Её автору Александру Щеглову, который сам работал на станции, при-

шлось перечитать массу архивных материалов. Он изучал годовые отчёты, доклады, книги по истории «Братскгэсстроя», встречался с ветеранами. В книге огромное количество фотографий – от тех, что остались в архивах самой станции, до тех, которые хранились в личных альбомах ветеранов. Вы увидите, как «Михаил Потапыч проверял готовность Братской ГЭС», узнаете, что называли в Зелёном городке строителей «гидрокурицей» (это была камбала). А если серьёзно – книга потрясающе интересная. Рядом с чёрно-белыми фото героев 1960-х – современные цветные снимки людей, которые работают там сейчас. В книге описан каждый цех, каждое подразделение Братской ГЭС. «Я взялся за такую работу, потому что коллектив Братской ГЭС заслуживает это», – объясняет Александр Щеглов. 

Сейчас, когда одно только решение о достройке Богучанской ГЭС принималось властями многие годы, советские темпы строитель-ства, к тому же после войны, кажутся фантастическими. В 1954 году, когда Иркутская ГЭС ещё не была достроена, правительство уже приняло решение о запуске самого грандиозного на тот момент энергетического проекта планеты – Братской ГЭС мощностью 4500 МВт. По сути, всё держалось на неординарных людях. В музее истории «Иркутскэнерго» есть портрет человека в простом пиджаке, в кепке. Это легендарный Андрей Бочкин, офицер-фронтовик, начальник управления строительства Иркутской ГЭС. «Возглавил он строительство практически на начальном этапе, когда не были налажены ни организация управления стройкой, ни снабжение, ни обеспечение людскими ресурсами, – говорит директор музея истории «Иркутскэнерго» Анатолий Евсеев. – Какую мощную волю  надо было иметь, какой авторитет, необходимые связи, чтобы сдвинуть всё с мёртвой точки! Его энергия, целеустремлённость, профессионализм, талант руководителя обеспечили строительство уникального гидротехнического сооружения на бурной таёжной реке Ангаре – Иркутской ГЭС. И всё это происходило в далёкие 50-е годы прошлого века, когда уровень техники и технологии был намного ниже сегодняшнего».  

За этот проект Бочкин получил звание Героя Социалистического Труда. Позже он возглавил строительство Красноярской ГЭС. И его портрет этих времён уже другой: в парадном костюме, с орденами и медалями. А строительством Братской и Усть-Илимской ГЭС руководил Иван Наймушин, приехавший в Сибирь после возведения каскада ГЭС в Заполярье. Он и стал первым почётным гражданином города Братска. 19 лет Иван Иванович возглавлял управление строительства «Братскгэсстрой». В период его руководства этой организацией и были сооружены одни из самых мощных в мире Братская и Усть-Илимская ГЭС, давшие могучий толчок развитию производительных сил Приангарья. Наймушин разбился вместе с женой в авиакатастрофе в 1973-м, не дожив совсем немного до завершения проекта Усть-Илимской ГЭС. В «Братскгэсстрое» к 1980-м годам работало до 100 тысяч человек. Его ещё называли «государством в государстве». Для сравнения: на тот момент «Иркутскэнерго» объединяло около 22 тысячи работающих.  

В создании книги участвовал Александр Семёнов. В своё время он был главой управления строительства БрАЗа, а после ухода Наймушина возглавил «Братскгэсстрой». Затем стал замминистра энергетики и электрификации СССР. «А каким был очередной руководитель «Братскгэсстроя» Анатолий Закопырин! – директор музея «Иркутскэнерго» Анатолий Евсеев улыбается. – Очень деловой, хваткий человек был этот Закопырин. В 80-х наблюдался кризис энергетики, угольщики не справлялись с поставками угля на станции Иркутска и Красноярска, плюс было маловодье на сибирских реках. Закопырин пришёл в Иркутский обком партии и заявил: «Только разрешите мне, я спроектирую и построю в Иркутской области атомную электростанцию за короткий срок». Не разрешили, потому что атомная стация – потенциально опасный объект. Но энергия какая у человека была, какое желание работать!» С «Братскгэсстроем» связана судьба и первого губернатора Иркутской области Юрия Ножикова.

Энергостанция на колёсах

«Строители Иркутской ГЭС! Ваша стройка входит в число пусковых. От вас к концу 1956 года ждут электроэнергию ваши товарищи по труду – строители второй гидростанции Ангарского каскада, крупнейшей в мире Братской ГЭС», – писала «Восточно-Сибирская правда» 13 декабря 1955 года. За день до этого Братск из рабочего посёлка стал городом. 

Однако для того, чтобы грандиозные энергетические стройки были развёрнуты, необходимо было, как ни парадоксально, электричество. Только в 1952-м протянулась ЛЭП-110 от ТЭЦ-1 в Ангарске до Иркутской ГЭС. А в 1956-м Иркутская ГЭС дала ток на строительство Братской. Где брали ток до этого? На строительстве работали энергопоезда – мобильные электростанции на железнодорожных путях. Анатолий Евсеев трижды сталкивался в работе с энергопоездами. Ещё совсем молодым работал машинистом котла на энергопоезде, а потом была Ново-Иркутская ТЭЦ, ведь пуск её тоже начался с энергопоезда. Первые энергопоезда использовались ещё в войну в Черембассе, когда ТЭЦ-12 не справлялась с повышенными нагрузками. «В военные годы энергопоезда просто поддержали Черембасс, – рассказывает Анатолий Евсеев. – Теперь представляете себе начало строительства Иркутской ГЭС? А Братской? В начальный момент, когда ещё не пришли ЛЭП на стройки, где брать электроэнергию? А для мобильной станции нужно немного: только рельсы, уголь, воду да дрова для растопки. В классическом угольном энергопоезде есть котловагоны (вагоны с паровыми котлами), турбовагон с турбиной мощностью до 2 мегаватт, вагон, где производится подготовка и химочистка воды, и вагон с распределительными устройствами. Привезли к нужному месту, паровоз раскочегарили, тот дал тепло для толчка энергопоезда, а последний уже вырабатывает электричество». 

«Родина-мать в декабре получит ток Иркутской ГЭС», – заявил 6 декабря 1956 года секретарь парткома строительства гидростанции Николай Салацкий. Первая опора  на строительстве ЛЭП-220 Иркутск – Братск была поставлена в октябре 1955 года, к декабрю 1956-го все работы были закончены. А это 4,5 тысячи гектаров тайги, которые нужно было вырубить, 629 километров трассы. На всё необходимо было не менее четырёх лет, а люди справились за два с половиной. Монтажники работали на износ. Бригада Семёна Емельянова, к примеру, в ноябре, практически в зимние холода, ставила в сутки по семь опор, что почти в два раза превышало план на строительстве линии Куйбышев – Москва. Зимой жили в палатках при минус 40 градусов, летом была мошка. В книге приводится интересный факт: специально для уничтожения мошки на строительстве Братской ГЭС работала база энтомологов. Рабочие её называли «мошкодавка», потому что все эксперименты учёных, по их мнению, только делали насекомых злее и злее. Главный инженер «Братскгэсстроя» Арон Гиндин даже утверждал, что производительность труда снижалась от мошки на 30%.  

«И тысячи тонн камня рушатся в Ангару»

«В этом месте (Падунском каньоне. – Авт.) многоводная Ангара за многие миллионы лет пробила себе в диабазе узкий коридор длиной 4 километра и шириной 900 метров», – говорится в книге Александра Щеглова. Там, у скал Пурсей и Журавлиная грудь, и было принято решение строить Братскую ГЭС. Начали со вспомогательных объектов – дороги, 

аэродрома, жилья. Как говорится в книге, в 1954 году на стройку прибыл Иван Наймушин. С его приходом темпы работ стали иными. За два месяца управление жилстроительства обязали возвести 100 палаток для рабочих. Первая палатка встала 9 декабря 1954 года, летом 1955-го их было уже 150, на 3 тысячи рабочих. К концу 1956 года здесь будут уже дома Гидростроителя и более 13 тысяч рабочих. А летом 1954-го на отвесной скале левобережного мыса Пурсей рабочий, художник Николай Сластенко сделал легендарную надпись: «Здесь будет построена Братская ГЭС. Первые работы начаты 21.12.54 г.». 

«Братская ГЭС представляет собой крупное явление в отечественной архитектуре гидротехнических сооружений», – говорит книга. Трудно на словах объяснить, насколько сложным и удивительным является этот объект. Машинный зал Братской ГЭС сравнивали по красоте с Георгиевским залом Кремля. «Самое поразительное в Братской ГЭС – соединение красоты и пользы. С этой точки зрения Братская ГЭС представляет собой одно из чудес света», – записал в 1983 году в книге гостей гидростанции главный редактор «Юманите» Рене Андре. В книге Александра Щеглова даны картины поперечных разрезов плотин левого и правого берега, здания гидроэлектростанции и станционной секции плотины. Продольную ряжевую перемычку первой очереди котлована спускали в 1957 году со льда, вопреки рекомендациям Мосгидэпа, который предлагал ждать полгода и работать с понтонных мостов летом. Со льда же в марте 1957 года была перекрыта правобережная часть Ангары. «Вдоль края майны уложен шестнадцатиметровой ширины настил из брусьев», – писала «Восточка». Настил положили прямо на 2,5-метровый лед. «На расстоянии 2-3 метров въезжают самосвалы, гружённые песчаником и диабазом». Более двух сотен пятитонных «МАЗов» и «ЗИС-585». «Кузовы самосвалов поднимаются, и тысячи тонн камня рушатся в Ангару. Река бурлит, пенится громадными бурунами». 

«Чем дальше в лес, тем больше ГЭС»

«Первый агрегат Братской ГЭС работает на коммунизм. Вчера величайшая в мире гидроэлектростанция дала промышленный ток» – с такой шапкой вышла «ВСП» 29 ноября 1961 года. «Мужество, труд, героизм Братск посвящает тебе, коммунизм!» На снимке – «дорогой гость гидростроителей» товарищ Н.С. Хрущёв, который прибыл в Братск спецрейсом 28 ноября и, «весёлый и бодрый», был поездом доставлен на станцию Падунский Порог. На одном снимке Хрущёв от души аплодирует строителям, на другом – держится за какой-то рычаг: сейчас он пустит первый агрегат. «Никита Сергеевич подходит к колонке управления агрегатами и поворачивает регулятор, – писали газеты. – Ротор генератора набирает обороты. Вздрагивают стрелки приборов. Братская гидроэлектростанция дала первый ток». «На самом деле агрегат был подключён раньше оперативным квалифицированным персоналом, – смеётся Анатолий Евсеев. – Хрущёв только нажал на рычаг. Одна из центральных газет опубликовала легендарный ляп, который сейчас стал анекдотом: «И ток медленно потёк по проводам». В 1963-м в клубе «Энергетик» Евгений Евтушенко впервые прочёл «Братскую ГЭС». «Тысячная аудитория очень тепло встретила прочитанные фрагменты из новой поэмы», – писали газеты.  

Когда приезжаешь на Братскую ГЭС, первое, что покажут, – четыре тома, где оставляли записи знаменитые люди – от Фиделя Кастро до Аллы Пугачёвой. Часть этих записей попала в новую книгу. «Мекка» – так названа глава. В 1960–1980-е Братская ГЭС стала ещё и объектом, который с гордостью показывали зарубежным гостям. Первую книгу открыл Фидель Кастро. «Дорогие мои сибиряки, вы настоящие герои!» – написал лётчик По-

крышкин. А космонавт Севостьянов сказал: «Восхищён и горд творением человека! Братская ГЭС – это дух и выражение прогресса человечества 20 века». «Хотите знать настоящую жизнь и понять цену ей? Приезжайте сюда, постойте рядом с людьми ГЭС, послушайте сердце ГЭС», – записала Алла Пугачёва. 

«Чем дальше в лес, тем больше ГЭС – наука двигает прогресс», – ходила в те годы присказка. Вслед за Братской ГЭС появилась Усть-Илимская. Строго говоря, по мощности она меньше Братской – 3840 мегаватт. Но при меньшем напоре, меньшей установленной мощности проектная выработка у этой станции почти такая же, как на Братской, а именно 22,4 и 21,7 млрд. киловатт-часов в год. В 1972-м была принята правительственной комиссией Красноярская ГЭС, к 1978-му была построена Саяно-Шушенская. Они заметно мощнее Братской ГЭС, однако по выработке Братская ГЭС до сих пор остаётся самой крупной в России. 

Работая над книгой, Александр Щеглов прочёл более двух тысяч личных дел и карточек тех, кто трудился на Братской ГЭС. «Многих помню в лицо, многих знал лично, – говорит он. – Это были прекрасные люди, отличные специалисты». По крайней мере, они сделали главное – сохранили своё «государство в государстве».  Свежая фотография: ветеран Братской ГЭС Георгий Георгиади протестировал гидроагрегат при помощи монетки. Она стоит на крестовине агрегата на ребре так же устойчиво, как полвека назад. Это не техника дошла. Похоже, что люди такие.

Читайте также
Свежий номер
Актуально
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector