издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Электромонтёр Тамара

Трудовая книжка с единственным за 40 лет местом работы – ТЭЦ-12. Электромонтёр Тамара Николаевна Афонина имеет самый большой стаж из всех ветеранов станции, которые ещё трудятся на своём рабочем месте. Она вдобавок и метролог: через её руки проходят счётчики, амперметры, вольтметры – в общем, все приборы станции, нуждающиеся в проверке и калибровке. Ни один инструмент не попадает в руки электромонтёров, пока Тамара Афонина и сотрудники её лаборатории не проверят его на специальной высоковольтной установке. «Сначала безопасность, а потом – работа», – говорит обладатель знаков «Ветеран «Иркутскэнерго» и «Ветеран труда».

Так получилось, что сейчас у Тамары Афониной самая «заслуженная» трудовая книжка на станции. Многие ветераны ушли на пенсию, и оказалось, что электромонтёр по ремонту релейной защиты и автоматики Афонина имеет самый большой трудовой стаж – 40 лет. Хотя сама внезапной славы стесняется: «Ну какой я герой для статьи? Обычный работник». У «обычного работника» звания «Ветеран труда» и «Ветеран «Иркутскэнерго». Многие на станции отзываются об этом человеке тепло. «Наша Томочка – очень хороший человек», – не раз слышали мы от коллег.

Тамара Николаевна – потомок большой династии. В 1946 году в электроцех ТЭЦ-12 пришёл её отец, Николай Вовин. До 1969 года он работал слесарем, электромонтёром, а в 1969-м перешёл на эксплуатацию аккумуляторных батарей. «Когда шла зарядка батарей, отец практически ночевал на станции, – вспоминает Тамара Николаевна. – Мы жили рядом, но он, пока всё не закончит, домой не уходил». Сюда же в 1945 году пришла водосмотром мама Тамары Афониной. «Сильно тяжёлая была у неё работа, – вспоминает дочь. – Водосмотры должны были наблюдать за тем, чтобы из котлов не уходила вода. Всё время надо было работать при очень сильной жаре. А потом мама трудилась помощником машиниста турбины. Вообще-то сейчас это считается чисто мужской профессией, но тогда брали и женщин. Успела она поработать и телефонисткой, и аппаратчиком в химическом цехе». Вместе с отцом в электроцехе трудился и брат Тамары Николаевны. «Я сама здесь с детства, – говорит она. – Мама на коммутаторе в ночь работает, а я рядом засыпаю под щёлканье тумблеров. Интересно было смотреть – лампочки на щите горят красиво так…»

Вообще-то Тамара не собиралась быть электромонтёром. Закончив школу, отправилась в школу-магазин. И даже проучилась полгода. «Но однажды пришёл отец и сказал: «Пойдёшь на ТЭЦ работать?» – рассказывает она. – «Я ответила: «Пойду», бросила учёбу и сразу на предприятие. Конечно, ещё не знала тогда, что этот выбор – на всю жизнь». Был 1972 год, параллельно Тамара выучилась на техника-электрика в Ангарском политехникуме, стала работать на главном щите управления ТЭЦ-12, а через восемь лет перешла в электротехническую лабораторию электромонтёром по ремонту аппаратуры релейной защиты и автоматики.

«У нас в лаборатории семь мужчин и одна я», – рассказывает Тамара Николаевна. Когда мы попадаем в саму лабораторию, видим, насколько её любят здесь. Все сотрудники – с высшим образованием, с гордостью говорит Тамара Афонина. «На монтаж я хожу по необходимости, иногда бываю в нарядах, работаю по распред-устройствам, – рассказывает она. – Хотя обычно это делают мужчины, а моя «епархия» – это испытания электроинструмента, бот, перчаток и других защитных средств. Этим занимаюсь я. Ну и, естественно, работа с табелем». В общем, профессия ей помогает и в быту. Позволяет, к примеру, без посторонней помощи поменять дома проводку, «подцепить» люстру. «Чиню по мере возможности», – смеётся Тамара Николаевна.

Она включает свой «рабочий инструмент» – установку У1134. Слышится низкое нарастающее гудение – поднимается напряжение. В специальном зажиме – «пациент», проверяемый прибор. На этой установке проверяются и калибруются счётчики, амперметры, вольтметры, варметры, фазометры для всей станции. «Показания проверяются по образцовым, эталонным приборам, – рассказывает Тамара Николаевна. – Мы обязаны зафиксировать показания прибора при разных режимах работы, все они должны совпадать с образцовыми данными с определённым допустимым отклонением для данного класса приборов. Если не совпадают – прибор отправляется в брак. Если исправен, то на производство». На каждый новый прибор заводится паспорт и ставится клеймо, причём у каждого метролога клеймо собственное, с кодом калибровки, датой и буквой фамилии. У Тамары Николаевны, понятно, буква «А». 

В углу комнаты – аквариум с рыбками. На нём надпись: «Рыбы. Следующее испытание 07.12.2012». «Это у нас мужчины придумали, – смеётся Тамара Николаевна. – Приборы, как и электроинструмент и средства защиты, испытываются регулярно. Вот и рыбкам такую «пометку» повесили. Конечно, их у нас никто тут не испытывает. Как видите, все живы и бодры».

Ни одно защитное средство – перчатки, боты, электроинструменты – не попадают в руки рабочих станции, пока не пройдут испытания на надёжность. «Видите отвёртку? Пока мы её не проверим, она в работу не пойдёт, – поясняет Тамара Николаевна. – Смотрим всё: соответствует ли нормам изоляционный слой, проверяем изоляцию на пробой». 

Для испытания защитных средств, указателей напряжения существуют отдельное помещение и отдельная установка. «Идёмте, покажу, как всё происходит», – говорит она. Диэлектрические перчатки и боты испытывают в специальной ванне. Перчатку, наполненную водой, погружают в воду, внутрь опускается провод, подающий высоковольтный заряд. Камера испытаний отгорожена от остального помещения металлической решёткой. Внутрь может входить только специалист. После того как всё готово, камера закрывается на ключ. 

Испытатель находится у пульта снаружи. Тамара Николаевна надевает специальный костюм, обувь и перчатки. На голове – каска и защитные очки. Щёлкает тумблер, комната заполняется гудением. Страшно думать, что всего в нескольких метрах – высокое напряжение. Для испытания диэлектрических перчаток, к примеру, подаётся напряжение шесть киловольт, для испытания отвёртки – два киловольта. Для отдельных защитных средств – до 50 киловольт. «Теперь нужно следить за током утечки, – объясняет Тамара Николаевна и, заметив нашу растерянность, объясняет проще: – Если в перчатках пробой, загорится специальная лампочка». Такие перчатки уходят в мусор. После испытаний на каждом проверенном объекте ставится штамп с датой. Полгода за эти перчатки можно быть спокойными. «Вот такая работа, ничего особенного», – снимает каску Тамара Афонина. «Ничего особенного» – это здоровье, а возможно, и спасённая жизнь человека, который наденет такие перчатки. Если во время работ повреждённые перчатки окажутся на руках монтёра, может произойти несчастный случай.

В декабре ТЭЦ-12 расстанется со своим ветераном. Тамара Афонина уходит на пенсию, 40-летняя эпопея кончается. Обе дочери Тамары Николаевны, Наталья и Анна, по специальности бухгалтеры. Наталья работает торговым представителем, младшая – кассир в «Энергосбыте». «Очень хочется отдохнуть, посвятить себя внукам, – говорит Тамара Николаевна. – Старшие-то уже большие: Никите 13 лет, Алёне – десять, а вот Ксюше – всего два месяца. Ей бабушка очень даже нужна». 

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector