издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Город большой надежды

Верить в экономику Усолья-Сибирского – почти героизм. Особенно после того, как в прошлом году прекратил существование «Усольехимпром», а Роснано объявило о возможном закрытии «Усолье-Сибирского силикона» – последней надежды города, потерявшего большинство крупных производств. Но люди верят. На предприятии – что последние обещания акционеров сохранить УСС сбудутся, на ТЭЦ – что появится крупный потребитель пара и больше не придётся, как в 2012 году, доказывать своё право на существование, в администрации – что на площадку разрушенного УХП придут новые инвесторы. В чём причина оптимизма усольчан и оправдан ли он, выясняли Екатерина АРБУЗОВА и Дмитрий ДМИТРИЕВ.

Часть от целого

О крепкой связи ТЭЦ-11 и некогда промышленных гигантов, находящихся по соседству, свидетельствует интересная деталь. В советское время от города до «Усольехимфарма» шла трамвайная ветка. Народу ездило много. Чтобы трамвай как-то разгрузить, на предприятии составили график начала работы: «Усольехимфарм» стартовал в 7-50, ТЭЦ – в 8-15 и чуть позже – «Усольехимпром» (УХП). Теперь трамвая нет, а график остался. Работа на станции по-прежнему начинается с четверти девятого. Конечно, это далеко не всё, что объединяло ТЭЦ и УХП, расположенные друг напротив друга.

Станция не просто построена для УХП, а некоторое время была его частью и называлась «энергоцехом химкомбината». Лишь в 1959 году она была включена в состав «Иркутскэнерго». До 1993 года ТЭЦ была полностью загружена и ориентирована в основном на производство пара, необходимого химпрому. А ещё на теплоснабжение Усолья-Сибирского, посёлка Белореченский, местного свинокомплекса и птицефабрики. Главную ставку делали, безусловно, на УХП: под его развитие на станции специально оставили место для перспективного расширения. Одна стена ТЭЦ так и осталась «временной» – прошита железными листами. 

Но планы не воплотились в жизнь. На УХП по экологическим причинам закрылся цех ртутного электролиза, вспоминает директор ТЭЦ-11 Владимир Мацибаров. Выработка пара сразу сократилась с 450 тонн до 250–300 тонн в час: на ртутный электролиз приходилась почти половина всего потребления УХП. «Затем началась приватизация. На «Усольехимпроме» появились новые хозяева. Они начали проводить оптимизацию производственных процессов. Химпром работал с 1936 года, так что необходимость в реконструкции и обновлении действительно была, – говорит директор ТЭЦ-11. – Но вместе с тем предприятие продолжило уменьшать потребление пара. Одно за другим закрывались производ-ства». И если до 2010 года УХП ещё как-то держался на плаву и потреблял около 200 тонн пара в час, то в 2011-м произошло очередное резкое снижение и станция скатилась до того, что раньше называлось «аварийной бронью» (ниже этой отметки подавать было нельзя – иначе УХП взлетел бы на воздух), – 100 тонн пара в час. А в 2012 году комбинат прекратил своё существование. Вместе с утратой крупнейшего парового потребителя станция, казалось, потеряла цель жизни. 

Сохранила свой статус

Вместе с закрытием УХП станция увеличила электрическую мощность на 60 МВт
и завершила прошлый год с прибылью

Прошлый год, говорит Мацибаров, выдался очень трудным. Единственным выходом было увеличение производства электроэнергии на конденсационном цикле. Стоял вопрос: «А вообще нужна ли ТЭЦ-11 на рынке? Конкурентоспособна она или нет?» За полгода энергетики построили четвёртую градирню, получили дополнительно 60 МВт и подтвердили на рынке свою электрическую мощность. Объём вложений – около 100 млн. рублей. С помощью новой градирни ввели электрический максимум нагрузок и даже попутно 21 декабря установили рекорд: без паровых потребителей, только за счёт конденсационной мощности и подогрева воды выработали 320 МВт. 

«В итоге по 2012 году мы заняли первое место на балансовой комиссии. Производство электроэнергии оказалось для нас прибыльным бизнесом», – отметил директор ТЭЦ-11. Если реализовать вторую очередь строительства градирни, станция получит ещё 60 МВт. Но будет ли это сделано, на станции пока не знают. Электроэнергия ТЭЦ традиционно дороже той, что вырабатывают ГЭС, поэтому может оставаться выгодной только в случае дефицита, вызванного работой энергоёмких производств. В этом смысле на ТЭЦ-11, конечно, рассчитывают на запуск Тайшетского и Богучанского алюминиевых заводов.

Правопреемником УХП мог бы стать «Усолье-Сибирский силикон» (УСС), который разместился на площадке разрушенного «гиганта». И хотя на производство поликристаллического кремния не требуется столько пара (30 тонн пара в час зимой и 15 – летом), ему необходимо довольно много электроэнергии (при выходе на проектную мощность – около 300 МВт). Понимая это, УСС в 2009-2010 годах сам инвестировал в инфраструктуры ТЭЦ, чтобы гарантировать себе бесперебойное снабжение. Но и здесь не ладится: пока на УСС уходит всего 34 МВт.

«Иначе какие же мы энергетики?»

ТЭЦ-11 продолжает обслуживать большой участок,
но уже без главного потребителя пара

На химпромовской площадке, которую хорошо видно из окон центрального пульта управления ТЭЦ-11, для станции свет клином, конечно, не сошёлся. Остаются и другие потребители. «Теплится» производство на химфарме, сользаводе, по-прежнему действуют сельскохозяйственные предприятия в Белореченском. Выработка тепла вовсе не снижается, а даже растёт. Пессимистический сценарий, по словам Мацибарова, возможен, если УСС свои обещания не выполнит. «Тогда продолжим предлагать нашу электроэнергию на рынке, отстаивать свою позицию, – говорит собеседник. – В худшем случае, если рынку будем не нужны, можем потерять свой статус, превратиться в обычную котельную. Останемся чисто на подогреве сетевой воды для Усолья и Белореченского». Но такой вариант развития событий на ТЭЦ-11 рассматривают в последнюю очередь. Всё-таки Мацибаров надеется на нового крупного потребителя пара. «С оптимизмом смотрим. Иначе какие мы энергетики?» – замечает он.

Для появления на площадке УХП нового партнёра ТЭЦ есть все предпосылки, считает собеседник. «Там остались инженерные коммуникации, железнодорожные сети, здания. Это хорошая база, практически треть любого производства. Выгода может быть мощнейшая – связи короткие, всё рядом», – говорит директор станции. Добавляет, что у ТЭЦ-11 огромный потенциал для обслуживания предприятий. Последние годы станция постоянно обновлялась. Например, был построен современный цех химической подготовки воды, аналогов которому нет в Сибири. Имеется и рабочая сила: на базе станции есть собственный учебный центр, который за четыре года серьёзно помог в решении кадровой проблемы не только усольской ТЭЦ, но и другим филиалам компании. В общем, заключает Мацибаров, станция ждёт своего по-требителя. 

«Сценарий выбран»

Для появления на площадке УХП нового партнёра ТЭЦ есть все предпосылки, уверен Мацибаров

Руководство УСС смотрит в будущее с не меньшим оптимизмом, хотя информация о планах акционеров в последнее время была крайне противоречива. С одной стороны, правительство Иркутской области заявило о распоряжении федерального центра сохранить УСС и отказаться от увольнения сотрудников. Кроме того, глава региона Сергей Ерощенко заявлял, что вице-премьер Игорь Шувалов поручил Сбербанку, ВЭБу и Евразийскому банку развития разработать механизмы поддержки. Параллельно для солнечного поликремния УСС вроде бы даже нашёлся потребитель на внутреннем рынке в Чебоксарах, он необходим для военно-промышленного комплекса. Сбербанк и Роснано, а также ВЭБ, свои планы не комментируют. Более того, появляется сообщение, будто есть два сценария – консервация (2,1 млрд. рублей) и вложение в нерентабельное предприятие (4,7 млрд. рублей). Пока никаких официальных заявлений никто, кроме регионального правительства, насчёт судьбы УСС не делал, но работники 20 марта, по данным местных СМИ, вышли на пикет к проходной предприятия. «Мы услышали по телевизору, что приостановят любые сокращения. Но нас продолжают с 18 числа сокращать. 120 человек. Все документы у нас уже на руках», – цитируют журналисты работницу УСС Надежду Щелеву.

Генеральный директор ОАО «Усолье-Сибирский силикон» Валерий Ростокин между тем в телефонной беседе утверждал, что о консервации речь не идёт, а государство и Сбербанк готовы оказать предприятию поддержку: 

– В 2013 году работа УСС поддерживается, по сути, силами акционеров – Роснано и Сбербанка. В том числе рассматривается возможность получения дополнительного кредита по госгарантии. И уже в 2014-2015 годах, на которые в 2013-м будут формироваться бюджетные показатели страны, попытаемся включиться в работу по программе «Развитие промышленности и повышение её конкурентоспособности». Это предполагает субсидирование части процентных ставок, выплаченных предприятием в предыдущие периоды, по кредитам, полученным в российских и зарубежных банках и потраченным на производство. А также есть возможность (хотя мы только начали работу) получить поддержку в рамках программы «Энергосбережение и повышение энергоэффективности на период до 2020 года». Это задачи следующих периодов. 

– В этом году акционеры будут финансировать текущую деятельность предприятия? 

– Они будут финансировать операционные и капитальные затраты – инвестиции на завершение строительства ряда технологически важных объектов на предприятии. Это нужно для выхода на мощность в 1800 тонн в год. Если финансирование произойдёт в заявленные сроки, то мы должны будем завершить строительные и, может, даже пусконаладочные работы к концу 2013 года. Ввод в эксплуатацию произойдёт, наверное, в первом квартале 2014-го. 

– Будет ли решаться вопрос обслуживания кредиторской задолженности УСС? 

– У предприятия достаточно сложная кредитная история. Но можно сказать, что акционеры и кредиторы – Сбербанк и Евразийский банк развития – уже приняли решение о переносе уплаты процентов на более поздний период. 

– Известно ли, какие альтернативные проекты обсуждаются для площадки «Усольехимпрома»? 

– Мы прорабатываем возможность (пока только на уровне предпроектных изысканий) возобновления производства хлора и каустика методом мембранного электролиза. Об этом я говорил и не отказываюсь от своих слов. Может, что-то ещё рассматривает область.

– Со сторонними инвесторами переговоры ведутся? 

– Все запросы, которые присылают компании, ищущие производственную площадку, мы получаем. Но это такие варианты: спросили, ответили и ушли. Кроме детальной работы с РУСАЛом по возможности производства для наших нужд хлора, для их – каустика, пока у меня на столе нет ни одного приземлённого проекта. 

– Акционеры по-прежнему рассматривают два сценария для УСС – консервацию и достройку?

– Уже нет. Сценарий выбран – это минимальный уровень производства. Консервация не рассматривается. 

«Относительное благополучие»

Мэру и сити-менеджеру после долгого периода «безвластия»
Усолье досталось «в разобранном состоянии»

От «Усолье-Сибирского силикона» в муниципальной администрации ждут конкретных ответов: сколько денег, в каких направлениях, кто будет потребителем продукции. Потому что любое сокращение рабочих мест, тем более на химическом производстве, для Усолья трагедия, говорит мэр города Любовь Лис. Недавно к угрозе сокращения сотрудников УСС прибавилась ещё одна проблема: железнодорожная станция Химическая сменила пользователя, и 100 человек, обслуживающих её, остались в подвешенном состоянии. Сейчас, уверяет мэр, город активно занялся и этой проблемой.

Не оставляет мэрия надежды и на другие инвестиционные площадки города. Например, «Усольмаш» намерен наладить выпуск вагонных тележек, создав тем самым около 400 рабочих мест. Кроме того, дополняет глава администрации Усолья Александр Рожаловский, возможно возрождение «Усольехимфарма». «Перспективы уже видны. Дело за малым: нужны небольшие затраты, чтобы выйти на изготовление конечного продукта. Сейчас завод производит субстанцию, а хочет заняться таблетированием, выпускать готовые лекарственные формы. Но это более высокая добавленная стоимость», – сказал собеседник. По его словам, администрация с предложением поддержать химфарм будет выходить на правительство Иркутской области и  банки. 

В пример Любовь Лис ставит также проекты ООО «Арника-Пром-Сервис» (завод по производству медицинского кислорода), ЗАО «ГК Эфиры целлюлозы» (производство гидроэтилцеллюлозы) и ООО «ЛесДорЗапчасть» (производство санитарно-гигиенической продукции). Заявки этих компаний одобрены межведомственной комиссией регионального развития Иркутской области. Что это означает для проектов, Лис и Рожаловский ответить затруднились. «Нам хотелось бы получить софинансирование, поддержку в региональном правительстве. Может, кредит в банке, грант. Мы хотим реальной помощи», – говорит мэр. Но сколько денег нужно предприятиям, не уточняет. Всего проекты обещают дать городу более тысячи рабочих мест. «Мы понимаем, такого гиганта, как УХП на 7–15 тысяч человек, уже не будет. Поэтому для нас важны и более скромные возможности для занятости», – отметила Лис. Она добавила, что для новых инвесторов у города в собственности есть 32 свободных участка общей площадью 201,8 гектара. «Здесь неплохая логистика, коммуникации, сверхдостаточные мощности ТЭЦ – всё есть. От нас, наверное, нужна политическая стабильность», – полагает мэр.

Период «безвластия», который в Усолье длился около полутора лет, конечно, негативно сказался на экономике. «Когда мы пришли, город был в разобранном состоянии. И наверстать упущенное очень тяжело. Надо два-три года, чтобы наладить это», – считает Рожаловский. Лис добавляет: относительно спокойно в Усолье станет, когда у людей будет стабильная работа, гарантированная зарплата, дети будут пристроены в школы и детсады. «Из вот таких бытовых нужд для семьи складывается относительное благополучие. Тогда здесь есть будущее», – уверена Любовь Лис. А на просьбу назвать точку, символизирующую город, Рожаловский отправляет нас не к предприятиям, а к Спасопреображенскому храму, который восстанавливается в старой части Усолья, тоже в знак надежды на лучшее.

Комментарий Губернатор Иркутской области Сергей Ерощенко:

– Инвестиционную площадку Усолья надо развивать, но не надеяться только на солнечный кремний, – заявил на днях журналистам глава региона. – В связи с этим мы предпримем дальнейшие действия: восстановим целостность железнодорожной инфраструктуры площадки [Усольехимпрома], рассмотрим эту площадку, чтобы организовать новые рабочие места. Мы уже нашли компанию, которая разместит там своё производство OSB-плит и создаст 300 рабочих мест. Реально такое производство уже существует в Карелии. Проведя переговоры, мы предложили им усольскую площадку. […] Не стоит забывать об экологии. У нас там ртутное озеро. Существуют госпрограммы утилизации. Так же, как по Байкальску, эту тему научно подготавливаем. Часть людей может быть задействована на утилизации. […] Этим сейчас занимаемся каждый день, постепенно в Усолье можно будет говорить не только о сохранении, но и о развитии города.

Читайте также
Свежий номер
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector