издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Добровольцы на окладе

В Иркутске дружинники не хотят работать без денег

В Иркутске добровольцы не хотят охранять порядок даже за деньги. Об этом в минувший четверг на круглом столе в Заксобрании заявила заместитель мэра Юлия Ефимова. В бюджете города в прошлом году на обеспечение дружин было заложено 3,5 млн. рублей, каждый борец за тишину и покой на улицах получает по 70 рублей в час, что сопоставимо со средней зарплатой сотрудника охранного агентства. И тем не менее «сильных физически и выносливых людей» на 15 вакансий найти не могут. Добровольцам запрещено носить с собой оружие, нельзя удерживать хулиганов до приезда полиции, нельзя бить дебоширов. А вот несознательные граждане нет-нет да и «навешивают люлей» людям с повязкой. Сами «добровольные полицейские» тоже не без корысти – хотят не только денег, но ещё и денежных компенсаций за побои, а некоторые, как казаки, и вовсе права на ношение оружия. «Как-то сам принцип добровольчества вымывается», – заметил один из участников круглого стола.

До 8 мая субъекты РФ должны дать свой ответ на федеральную инициативу «Об участии граждан в охране общественного порядка». Очередной закон пытается, как говорят негативно настроенные по отношению к нему, «объявить павианов домашними животными». То есть регламентировать труд народных дружинников. В 63 субъектах России собственные законы уже давно работают, как, впрочем, и дружины. И тем не менее Госдума всё же решила как-то упорядочить происходящее, тем более что в рядах полиции идут сокращения. Круглый стол под председательством депутата Бориса Алексеева с участием ТОСов, переодетых в гражданское казаков, полицейских и правоведов состоялся в минувший четверг в ЗС. 

Правоведы от федерального закона явно не в восторге. Директор Института регионального законодательства и правовой информации им. М.М. Сперанского Алексей Петров заметил, что подобные инициативы вносятся в ГД «давно и долго» и последний вариант не самый лучший, так как не совсем понятно, какие проблемы закон вообще должен решать. «В законе, к примеру, прописано, что все граждане, достигшие 18 лет, вправе заниматься поисками пропавших людей, – процитировал Петров только один пункт. – А если людей ищет подросток до 18 лет? Он что, должен бросить это дело? А если в законе не будет прописано, что мы вправе искать людей, мы сразу перестанем их искать? У нас целые телевизионные передачи есть типа «Ищу тебя», которые преспокойно существуют многие годы без всяких законов». 

То, что всё работает само, без федеральных законов, показывают цифры, которые озвучил заместитель начальника полиции по охране общественного порядка ГУ МВД РФ по Иркутской области Сергей Богодухов. Сейчас в области 23 добровольные народные дружины, в которых заняты 361 человек, семь муниципальных, три студотряда. В 10 муниципалитетах организованы казачьи дружины (262 человека). Полиция работает с 428 внештатными сотрудниками (прирост к 2012 году на 38%). Добровольные помощники усиливают патрули на концертах, гуляниях, ловят браконьеров, помогают бороться с мелкой уличной преступностью. При их помощи задержано, по данным на 1 апреля 2013 года, 1043 лица (958 из них совершили административные правонарушения). При участии Иркутского казачьего войска были задержаны даже пять реальных преступников, а не мелких нарушителей. Тем не менее полиция настаивает: федеральный закон всё же нужен.

Правоведы констатируют: текст федерального закона есть, а вот новых норм, которые бы или облегчили труд дружинников, или придали им другой статус, или, наоборот, ограничили «общественный порыв», чётко обозначив, чего дружинник не может, нет. Зато идёт «признание некоторых вещей, которые признания не требуют». Как заметили опытные юристы, «Госдума непредсказуема с точки зрения принятия законов», а граждане традиционно «умнее государства». 

Казаки, к примеру, давно настаивают на том, чтобы им разрешили носить оружие. А их коллеги, не претендующие на «нагайки и шашки вострые», сетуют: обнаружить дебошира они могут, а вот применить к нему силу не вправе, тогда как нарушители, конечно, себя не сдерживают и могут побить одинокого «помощника полицейских». В Иркутске прецеденты уже были. При этом дружинник, если находится один, не вправе задерживать хулигана до приезда полиции, так что эффект от его деятельности получается только в присутствии наделённого реальной властью силовика, заметила заместитель мэра Иркутска, руководитель аппарата администрации города Юлия Ефимова. 

Она же обрисовала реальную картину современного «добровольчества» в областном центре. С дружинниками мэрия заключает контракты, и люди работают за деньги. В прошлом году из городской казны было выделено 3,5 млн. рублей на эти цели в рамках муниципальной программы по укреплению правопорядка. Дружинникам предоставляются автомобили, у них есть даже форма. Один дружинник, со слов Ефимовой, получает около 70 рублей в час, что сопоставимо со средней оплатой работы охранника частного агентства. «Видимо, прошли времена, когда всё решалось «порывом общественным», – сказала она. –  У нас 15 незанятых вакансий, но люди не хотят работать и за деньги».  Один из участников круглого стола заметил, что денежный стимул, конечно, позволяет сформировать более-менее устойчивые дружины, однако «сам принцип добровольчества вымывается». Когда вслед за деньгами дружинники начинают требовать прав в виде ношения оружия (кто поручится, что оно будет применено правомерно?) и компенсаций за возможные угрозы здоровью и материальные потери на дежурстве, это уже не добровольчество, а претензии профессионалов, коими дружинники не являются по определению. 

Уполномоченный по правам человека в Иркутской области Валерий Лукин предложил не дожидаться федерального закона, а самостоятельно начать разработку своего, регионального. По информации «Конкурента», в Приангарье уже есть проект закона «Об оказании членами  казачьих дружин содействия исполнительным органам государственной власти Иркутской области». Одна из функций «казачьего содействия» – охрана общественного порядка. 

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector