издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Химическая реакция

В Иркутске пока не нашли способов остановить распространение спайсов

  • Автор: ЕВГЕНИЯ КОСТИЦИНА

Размашистые объявления о продаже «Спайс легал», «mix», «Spise» в подземных переходах, на заборах, стенах жилых домов и даже школ превратили для Иркутска проблему распространения искусственных каннабиноидов из незаметной в кричащую. Задержание в апреле крупной партии JWH-018, использующегося в приготовлении смесей, никак не повлияло на состояние рынка спайсов. Этот наркотик доступен любому ребёнку, имеющему сотовый телефон. Наркополицейские признают своё бессилие в борьбе с розничными торговцами курительных смесей, уповая на профилактические мероприятия. А медики тем временем фиксируют наблюдения за синтетическими наркоманами, которые год от года молодеют.

«Я здесь из-за него»

Ежедневно в Иркутский психоневрологический диспансер поступает хотя бы один любитель синтетических каннабиноидов. С Антоном (имя измненено), парнем лет двадцати, мы как раз там и познакомились. На вопрос «Знаешь, что такое спайс?» тот ответил:

– Я здесь из-за него.

– Когда первый раз попробовал?

– Месяца два назад. Даже не знаю зачем. Сидели в гостях с друзьями, ребята принесли, предложили раскурить. Не стал отказываться. Сначала круто было. А потом втянулся, сам стал покупать постоянно.

– Легко купить?

– Да, конечно. Взял у пацанов номер, позвонил, сказали положить штуку на баланс. Положил. Пришла СМС «Под урной возле такого-то дома». Пришёл, нашёл, покурил. Всё просто.

– А дальше?

– Потом стал курить много и часто. Стал прогуливать. Из универа выперли. Домой не появлялся, у друзей жил.

– Как тут оказался?

– Помню только, что дома в комнате заперся и жутко всё звенело в ушах, даже крик не спасал: ори, не ори – звон всё перебивает. Думал, умру. Мать поняла, что мне плохо, видимо, «скорую» вызвала. Отошёл у врача уже. Сейчас в третий раз на приём пришёл. 

– Ещё хочешь покурить?

– Скорее нет, чем да. Не хочу повтора жуткого ощущения ужаса. Страшно как-то.

Портрет курителя спайсов явно конфликтует со сложившимся образом наркомана. В Управлении ФСКН по Иркутской области приводят данные: среди зарегистрированных больных наркоманией 30,6% работают, 66,4% – неработающие, но трудоспособные граждане, 2,8% – студенты и учащиеся, 0,2% – пенсионеры, 41,7% имеют судимость. По словам врача-нарколога Людмилы Коняевой, основная масса спайсозависимых – подростки и молодые люди до 20 лет. Школьники и студенты. Пробовать курительные смеси начинают уже с шестого класса. 

С тем, что спайсы стали наркотиком для школьников, согласен руководитель Ангарского общественного фонда «Город без наркотиков» Александр Шумилов. «Наркомания стремительно молодеет, – подчеркнул он. – Героин сейчас не так страшен, как синтетические наркотики. Старые наркоманы умирают. А колоться сейчас не модно, модно нюхать и курить. Золотая молодёжь подсела на синтетику. Для школьников нашёлся спайс».

– В одной из иркутских школ мы с согласия родителей проводили тестирование ребят на употребление наркотиков, – рассказал Шумилов. – 10% школьников употребляют каннабис. С шестого класса дети пробуют спайс. И семиклассники продают эти наркотики в школе.

По его словам, проблему составляет ещё и то, что спайс не определяется на тестах мочи, как другие виды наркотиков. Но с тем, что называется последствиями употребления спайсов, врачи сталкиваются с 2009 года. «У тех, кто употребляет растительные наркотики, как правило, не возникает острых психозов, а синтетические наркоманы попадают в поле зрения нарколога конкретно с этим диагнозом. Причём психоз возникает в основном после однократного употребления спайса», – утверждает Людмила Коняева.

Химический элемент 

Главврач Иркутского областного психоневрологического диспансера Евгений Басько констатирует: самое ужасное в спайсах даже не зависимость, а форма воздействия наркотика на сознание. 

– Спайсы, которые были в обороте два-три года назад, не совсем то, что продаётся сегодня, – отметил наш собеседник. – Они отличаются степенью длительности воздействия на сознание. Производители продвинулись вперёд и изобретают всё новые и новые изомеры вещества – добавляют какие-то химические группы, которые изменяют не сам принцип действия спайса, а его химическую формулу. Мы можем констатировать, что на сегодняшний день JWН вытеснил все наркосодержащие и галлюциногенные травы, которые раньше распространялись в виде спайсов. Сейчас любую траву сушат, поливают этим веществом и продают под видом курительных смесей. То есть фактически сам субстрат воздействует на организм. Он не растительного, а химического происхождения. 

Но родителей чаще всего беспокоит не сам факт употребления наркотиков, а то, что ради курительных смесей подростки начинают вести себя как наркоманы, которые долго «сидят» на героине, – воруют из дома и продают мелкие вещи, говорят врачи. По словам Людмилы Коняевой, зависимость от спайсов формируется гораздо быстрее, чем от сильнодействующих наркотиков. «У потребителя появляется подавленное состояние, нарушение сна, депрессия, раздражительность, тревожность», – описывает она. 

Не так давно неотложка в диспансер привезла пациента. Парень бегал голым по улицам, прятался от кого-то. «Люди испытывают галлюцинации – как зрительные, так и слуховые. Им кто-то что-то шепчет, песенки поёт, наркоманам кажется, что их преследуют, что за ними кто-то гонится», – отметила Коняева. Так они попадают к психиатрам, которые выясняют, вследствие чего наступило такое состояние у пациента. 

Нехорошая квартира

Крупнейшая партия синтетических каннабиноидов, весом 931 грамм, была задержана в Иркутске в апреле. Опаснейший наркотик JWH-018 изъяли в ходе совместной операции сотрудники Иркутской таможни и Управления ФСКН России по Иркутской области, сообщила пресс-служба антинаркотического ведомства. JWH-018 прибыл в Иркутск авиапосылкой из Китая. Почти килограмм наркотического порошка находился внутри резиновой надувной лодки.

Получатели запрещённого груза, чья стоимость при розничном сбыте составила бы несколько миллионов рублей, – двое жителей Иркутска, молодые люди 1989 и 1991 годов рождения. Оба наркодилера даже не догадывались, что их действия по получению заказанной в КНР посылки контролируют оперативные сотрудники таможни и наркоконтроля. Преступники спокойно получили свою посылку в почтовом отделении и направились на съёмную квартиру, где их и задержали наркополицейские.

В ходе обыска стало понятно, что данное жильё использовалось исключительно в целях хранения и приготовления наркотиков. Оперативники изъяли аптечные коробки с высушенными растениями ромашки и мяты перечной, респираторы, опрыскиватели, весы и пакетики с уже готовой к продаже, обработанной наркотиком курительной смесью.

В ходе последующих допросов следователями ФСКН было установлено, что оба задержанных довольно продолжительное время сбывают курительные смеси в Иркутске. Свой товар они рекламировали прямо на стенах домов и остановках – номер телефона и подпись «spice» либо «mix». Сбыт происходил методом тайников и закладок. Двум наркодилерам предъявлено обвинение в контрабанде наркотических средств, возбуждено уголовное дело по ч. 4 ст. 229.1 УК РФ, санкция которой с января 2013 года предусматривает наказание в том числе в виде пожизненного лишения свободы.

Независимый фактор

По наличию объявлений с предложениями приобрести курительные смеси можно предположить, что на розничной торговле спайсами задержание даже такой крупной партии JWH не отразилось. Отвечая на вопрос, почему возникают проблемы с поимкой тех, кто продаёт спайсы по телефону, заместитель начальника Управления ФСКН по Иркутской области Александр Сальник заметил, что «сложность составляет фактор, не зависящий от сотрудников наркоконтроля». 

– Это невозможность отследить хозяина телефонного номера, а соответственно, все его личные данные, – сказал он. – В наше время любому человеку невероятно просто купить и зарегистрировать сим-карту, этим и пользуются телефонные наркоторговцы, которые меняют сим-карты чуть ли не через каждые пять минут. Поэтому процесс выявления телефонного наркодилера затягивается на неопределённый период. Но мы работаем в этом направлении и скоро сможем сократить время нахождения наркоторговцев на свободе. 

– Кто торгует спайсами?

– Как правило, безработные жители Иркутской области в возрасте от 18 до 45 лет.

– Что предпринимается для ограничения распространения спайсов?

– Органами ФСКН, ФСБ, МВД, таможни ежедневно проводятся оперативные мероприятия по выявлению и пресечению каналов поставки синтетических каннабиноидов на территорию Иркутской области. Кроме того, огромную помощь в выявлении торговцев курительными смесями оказывают обычные граждане, которые звонят по телефону доверия ФСКН и пишут на электронную почту управления, наиболее ответственные самостоятельно закрашивают наркорекламу, размещённую на стенах жилых домов или остановках.

– Что вы считаете эффективными мерами борьбы с распространением спайсов?

– Эффективные меры борьбы – это профилактика, предупреждение возникновения у людей желания пробовать наркотики, однако если человек сознательно настроен употребить, то он это сделает, несмотря на какие-либо последствия и запреты.

«Смертельное веяние моды»

И всё же в Иркутске, в отличие от европейской части страны, торговля спайсами пока не получила массового распространения, считает наш собеседник. «Курительные смеси спайсы получили невероятную популярность среди обеспеченной молодёжи, – добавляет Александр Сальник. – Так сказать, смертельное веяние моды».

В целом, по приведённым ФСКН данным, структура зарегистрированных больных наркоманией в 2012 году по сравнению с предыдущим периодом практически не изменилась: подавляющее большинство составили больные с опийной зависимостью – 95,0%, больные с зависимостью от каннабиса – 3,0%, больные, употребляющие другие наркотики и сочетания различных наркотиков, – 2,0%. Удельный вес больных с синдромом зависимости от психостимуляторов – 0,01%. «Отмечен незначительный рост больных с сочетанным потреблением наркотиков, полинаркоманов, – сказал Сальник. – И хотя показатель ещё невелик, это является настораживающим фактором, поскольку именно в данную группу включаются больные с зависимостью от новых наркотиков, а также больные, страдающие зависимостью от наркотиков различных химических групп».

Для того чтобы купить курительные смеси, достаточно иметь сотовый телефон и тысячу рублей. «Власти не понимают всей сложности данной ситуации, – считает Александр Шумилов. – Они говорят: «В Иркутске нет синтетических наркотиков». Просто они не умеют искать и задерживать распространителей спайса. А между тем среди молодёжи участились случаи суицида под спайсом. Но сведений по данному вопросу власти не дают». 

Нам действительно не удалось найти статистику, подтверждающую информацию о случаях суицида в Иркутской области в результате употребления спайсов. Но это никак не умаляет факта существования молодых людей, испытывающих зависимость от курительных смесей, о чём говорят врачи. Способы распространения спайса настолько циничны, что не могут оставить проблему «невидимой» для тех, кому приходится спускаться в подземные переходы в любом спальном районе Иркутска. 

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector