издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«А ведь мы просто выполняли правительственную задачу»

Братья Асадчие пытаются отменить розыск через суд

Скандал вокруг братьев Асадчих получил развитие. Кировский районный суд 10 июня рассмотрит их жалобу о незаконном объявлении в розыск и вынесет решение. Пока же экс-менеджеры областного ОАО «Автоколонна 1880», подозреваемые в мошенничестве, по-прежнему числятся для следствия пропавшими, несмотря на то что в начале прошлой недели они сообщили прессе о своём местонахождении. Однако, утверждают в Следственном управлении СК РФ по Иркутской области, на контакт братья выходят только со СМИ, а не со следователями. В эксклюзивном комментарии бывший заместитель гендиректора «Автоколонны 1880» Алексей Асадчий рассказал «Конкуренту», зачем они вместе с братом уехали домой в Псков, почему теперь у них нет средств на обратные билеты и что грозило им в Иркутске.

Невыездные

На минувшей неделе иркутские журналисты с удивлением обнаружили в электронных ящиках письмо от Алексея Асадчего, бывшего заместителя руководителя ОАО «Автоколонна 1880» (100% акций общества принадлежат правительству Иркутской области). Его брат-близнец занимал должность генерального директора регионального перевозчика. О деятельности и нынешнем состоянии «Автоколонны 1880» «Конкурент» подробно писал в выпуске от 27 мая 2012 года. 

В открытом обращении Алексей Асадчий напомнил хронологию уголовного дела, которое было возбуждено 31 июля 2012 года по признакам состава преступления, предусмотренного частью 1 статьи 159 УК РФ «Мошенничество». Подозревалось, что братья причастны к «хищению из бюджета Иркутской области крупной денежной суммы». «Махинации коснулись программы льготных перевозок пассажиров на междугородних маршрутах», – говорилось в сообщении Следственного управления СК РФ по Иркутской области. 

С возбуждением дела близнецов задержали. В письме Асадчий утверждает, что после этого к ним применялись «незаконные методы следствия». «Над нами издевались, заковывали в наручники по 18 часов, вели допрос с использованием специальных средств и без внесения в протокол следственных действий участвующих лиц (оперативных сотрудников ФСБ по Иркутской области), заставляли признаться. 

После таких «следственных действий» мы вынуждены были лечиться стационарно», – говорится в обращении. Спустя несколько дней Асадчих отпустили под подписку о невыезде. С того момента до апреля 2013 года братья, по их утверждению, меру пресечения не нарушали. При этом ещё в феврале, говорят Асадчие, Кировский районный суд Иркутска признал подписку о невыезде незаконной. Апелляция в апреле согласилась с таким решением. 

Уехать домой, в Псков, подозреваемые собрались задолго до этого. Как рассказал «Конкуренту» Алексей Асадчий, в декабре братья подали ходатайство следователю Андрею Уфимцеву о том, что им необходимо выехать в Псков на новогодние каникулы. «Так как наша мама (спикер псковской городской думы) в больнице», – пояснил Асадчий. «20 декабря нас вызвали на допрос. Мы пришли, следственных действий, как обычно, не было, зато мы получили новые повестки на 28 декабря, день нашего 35-летнего юбилея», – вспоминает Асадчий. Но, по его словам, следственные действия вновь перенеслись – уже на 21.00 31 декабря 2012 года. «Мы прибыли по повестке в указанное абсурдное время – за три часа до наступления Нового года, – рассказывает Асадчий. – Прождав следователей более двух часов, мы обратились к охраннику СКР. Он нам сказал, что следователей 31 декабря вообще не было в течение дня. Мой брат Андрей позвонил следователю Миронову около 23 часов, на что тот ответил: «Езжайте домой (в Иркутск) и варите картошку», – и рассмеялся».

«Купить билеты в Иркутск за свой счёт не может»

В январе и феврале 2013 года, утверждает Алексей Асадчий, следственных действий с участием братьев тоже не проводилось. «Мы были вынуждены после восьми месяцев обратиться в суд, так как нарушалось наше конституционное право выбора места жительства, места работы, места проживания с семьёй, – вспоминает собеседник. – Далее мы направили жалобы в суд, который указал, что действия следователей незаконны, а доказательства голословны и ничем не подтверждаются». Судебная коллегия по уголовным делам Иркутского областного суда 4 апреля действительно согласилась с Кировским районным судом города, который признал подписку о невыезде незаконной. 

В начале апреля братья снова засобирались в Псков. «1–4 апреля мы были у следователей, но никаких следственных действий опять не было. При этом мы зарегистрировали официальные обращения на имена руководителя СО по городу Иркутску Федяшева М.А. и следователя Уфимцева А.А. о том, что решение судов вступило в законную силу и мы уезжаем в Псков», – говорит Асадчий. По его словам, вместе с тем они сообщили свои адреса проживания. Как утверждает экс-менеджер автоколонны, после этого повесток он не получал: ни его, ни брата никто не искал. Следствию он неоднократно сообщал о своём местонахождении, уточняя, что «купить билеты в Иркутск за свой счёт не может в связи с тяжёлым материальным положением». «После скандальной известности в Иркутской области мы столкнулись с серьёзными трудностями в поисках работы», – пояснил Асадчий. Заявление заставило наблюдателей, в том числе земляков братьев, иронизировать на тему «тяжёлого материального положения». Одни напомнили, что мать Асадчих занимает пост спикера думы города, а отец возглавлял дилерский центр «Псков-Лада», другие предложили «скинуться на билеты». 

За несколько дней до истечения срока предварительного расследования их объявили в розыск, утверждает Асадчий. «Единственная цель следователей на протяжении десяти месяцев – заключить нас под стражу. Очевидно, что по-другому расследовать уголовные дела их никто не учил, – считает он. – Если правоохранительные органы, с их слов, не могут нас найти, будучи уведомлены, то как такие служители закона вообще могут раскрывать уголовные дела?» В мае братья подали жалобу о незаконном объявлении в розыск в Кировский районный суд Иркутска. 5 июня началось её рассмотрение. В судебном заседании был объявлен перерыв до 10 июня – тогда состоятся прения сторон и будет вынесено решение, сообщили в пресс-службе суда. 

Опасная работа

И хотя возвращению в Иркутск братьев Асадчих, по их словам, препятствуют только материальные проблемы, подозреваемые охотно описывают опасности, которые преследовали их на протяжении последнего года пребывания в городе. «В январе Андрею (Асадчему) предложили банкротить предприятие – он отказался. В феврале – разбили автомобиль у гостиницы Братск, в марте – поджигали вокзал, охранник чуть заживо не сгорел. В апреле пытались похитить дочь Андрея. В июне пытались угнать автомобиль, – перечисляет подозреваемый. – По всем фактам были возбуждены уголовные дела». Угрозы жизни, уверен собеседник, напрямую связаны с их работой в «Автоколонне 1880», где за это время они сделали «из помойки автовокзал за счёт денег предприятия», купили новые автобусы и превратили компанию в «сильного игрока на рынке межмуниципальных перевозок». За это, считает Асадчий, его и брата едва ли не собирались убить. «Перед смертью глубоко уважаемый министр (жилищной политики, энергетики и транспорта Иркутской области) Пётр Воронин передал нам аудио– и видеозаписи разговоров заговора против нас. Там чётко было сказано, что нас постигнет учесть бывшего руководителя «Автоколонны 1880» (Игоря) Игнатенко – его убили, – сказал Асадчий. – А ведь мы просто выполняли правительственную задачу поднять из руин компанию». 

Несмотря на то, что с прессой Алексей Асадчий охотно общается, со следователями на контакт братья не идут, заявил «Конкуренту» представитель Следственного управления Следственного комитета РФ по Иркутской области Владимир Саловаров. «Асадчие раскрывают свои адреса, якобы они живут в Пскове и не скрываются. По их месту жительства сделаны запросы, но выходят на контакт они только со СМИ. Они кричат о себе на каждом углу. Это их тактика защиты, тактика введения общественности в заблуждение», – сказал он. По его словам, сейчас «совершаются соответствующие следственные действия, регламентированные Уголовно-процессуальным кодексом». «Асадчие до сих пор находятся в федеральном розыске, и у них есть два пути: либо самим явиться к следователю, либо их к нему доставят. А дальше, в контексте ситуации, следователь будет принимать решение о мере пресечения», – сказал Саловаров. Он добавил, что невозможность самостоятельно приехать в Иркутск не является препятствием и при необходимости братьев привезут в город. 

Читайте также
Свежий номер
События
Фоторепортажи
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector