издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Следы на снегу

Отшумели в лесу осенние ветры. Промёрзли поля, по льду рек побежали радужные искрящиеся трещинки, гулкими стали просёлочные дороги. Застывшая природа ждала обновления. И оно явилось – в тихую тёплую ночь повалил снег. И чем дольше он шёл, тем значительнее становилось вмешательство его в жизнь природы. Снег укрыл от морозов почву и всё живое, что попряталось в неё от зимы.

С выпадением снегов большинство копытных животных мигрирует в малоснежные районы. Это хорошо заметно в горных районах, например в северо-восточном Присаянье. Козули, летом живущие там рядом с маралами, откочёвывают к Приангарью. Положительное значение миграций – в возможности расширения животными обитаемого района, вторичном заселении мест, где они когда-то были выбиты человеком или откуда исчезли по другим причинам. На севере Байкала, например, в конце прошлого века изредка стали появляться странные животные, огромные, горбоносые, совсем не боящиеся человека. От самых старых людей своего племени эвенки Шемагирского рода – жители северного побережья Байкала – узнали, что это лоси – токи, как они их назвали. Эти животные пришли с далёкого севера и, не преследуемые на первых порах, размножились в новых местах.

Таёжным северным оленям менее опасны глубокие снега. Для добычи корма – ягеля – они приспособились раскапывать его. Но уже при 50-сантиметровой глубине снега затраты труда не окупаются количеством выкопанного корма, и животные, покидая эти места, идут в более малоснежные. В Восточной Сибири такие кочёвки хорошо заметны на Баргузинском хребте и в некоторых районах Восточного Саяна.

В особо глубокоснежные зимы голодной смертью гибнет в тайге масса козуль, маралов и особенно кабанов. В Северном Прибайкалье, где кабаны не водятся, одна река носит название Кабаньей. Я спросил у старого эвенка, откуда возникло это название. Он рассказал, что раньше, ещё в детстве его отца, зимой выпало очень много снега и кабаны, многочисленные в долине этой реки, все погибли. Много погибло тогда и маралов.

Зато кабарге – самому маленькому из копытных животных – глубокие снега почти не страшны. При маленьком весе, благодаря особой подвижности суставов, кабарга имеет большую площадь опоры на след и потому мало проваливается в снег. Кроме того, почти весь год кабарга питается лишайниками, растущими на деревьях, поэтому чем глубже снег, тем выше он поднимает животное. 

Изучая зимнюю жизнь кабарги, я заметил, что это животное поднимается почти на каждую встретившуюся валежину – упавшее дерево и обязательно пройдёт по ней до конца. Некоторые такие деревья поднимают кабаргу над поверхностью снега более чем на два метра. Проведённые наблюдения показали, что на валежине глубина снега бывает почти в два раза меньше, чем рядом. Значит, и идти по ней в два раза легче. Помимо этой выгоды, поднявшись на валежину, кабарга дотягивается до лишайников, растущих высоко на деревьях.

Нарастающая глубина снега к концу зимы почти «привязывает» копытных, и они очень мало передвигаются, максимально используя запас кормов. Особенно это относится к лосю. В народе известны зимние «стойбища» их, когда несколько животных весь февраль или март живут всего на трёх-четырёх гектарах. Снег здесь бывает сплошь истоптан, и животным гораздо легче передвигаться. Изучая степень повреждения лосем лесных насаждений в таких местах, я определил однажды количество съедаемого лосем за сутки корма – он съел столько веток ивы, что если бы их вытянуть в одну линию, то это была бы ветка длиной более трёх километров при диаметре в три миллиметра!

Занимаясь измерением зимних следов копытных животных, я заметил однажды, что чем глубже зверь погружается в снег, тем короче становится его шаг. Погружение, например, на 10 сантиметров укорачивает шаг на столько же. Животное ведёт себя как точный механизм и ни капли не расходует лишней энергии. Таёжные олени, передвигаясь в снегу цепочкой, столь точно ставят копыто в след впереди идущего, что определить количество прошедших почти невозможно. При этом, если звери идут в целик, передний время oт времени меняется. Преследовать такое стадо бесполезно, и хищники, например росомаха, идут на хитрость. Вспугнутое стадо она немедленно не преследует, как это делают волки, а, выждав некоторое время, потихоньку бредёт по следу его. Отбежав несколько километров, олени разбредаются и начинают разбрасывать снег, добираясь до ягеля. И тогда росомаха неожиданно нападает.

Для хищников, волков, например, снег тоже имеет огромное значение. С выпадением его волки жмутся к селениям и кормятся в основном сельскохозяйственными животными. В это время они бродят по дорогам, а если по целику – то цепочкой, как олени, переходя в малоснежные районы.

Для некоторых зимующих птиц снег оказывается очень полезным. Куриные, например глухари и рябчики, ночуют в нём, как в тёплом помещении, а на лапках у них к зиме вырастают особые щёточки – для того, чтобы не проваливаться в снег.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector