издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Неуловимый десантник» снова за решёткой

Как задержали Авдеева

Со временем такие фигуры, как «неуловимый десантник» Авдеев, последний из четырёх сбежавших из колонии в Маркова заключённых, задержанный 30 сентября, едва ли не демонизируются. Его и должны были взять последним – так много говорилось о том, что он владеет навыками рукопашного и ножевого боя и выживания в экстремальных условиях. Поэтому обстоятельства задержания представляются привычными кадрами из боевиков – оцепление в лесу, засады, погони, перестрелки… На самом деле всё было гораздо прозаичнее: неуловимого Авдеева задержали всего три человека – оперативный сотрудник и два спецназовца ГУ ФСИН, операция заняла несколько минут, а задержанному не дали ни одного шанса оказать сопротивление. Благодаря помощи пресс-службы ГУ ФСИН неизвестные ранее обстоятельства этого задержания, поставившего точку в четырёхмесячной истории скитаний четырёх беглецов, стали известны «Иркутскому репортёру» из первых рук – от оперативника Сергея, одного из троих принимавших участие в задержании.

Каждый день по всей области… 

Оперативник Сергей – невысокий, плотный, с короткой стрижкой, тяжёлыми веками на улыбчивом лице и широкими мужицкими ладонями – ничем не напоминает тиражированный сериалами НТВ образ современного супермена. Он рассказывает: с того самого дня, когда ранним утром 18 мая четверо заключённых марковской колонии №19 через подкоп выбрались на волю, оперативники на сигналы от граждан по каждому из четырёх выезжали в разные районы области ежедневно.

– Первые полтора месяца информация шла постоянно, и мы, вернувшись с одной проверки, уезжали на другую. Чтобы вы понимали географию, это были выезды не только в пределах Иркутского района, нам приходилось отрабатывать информацию в Качугском, Жигаловском, Осинском районах. Подтвердилась она только в одном случае – по Рыбакову, которого мы задержали в Улан-Удэ, – рассказывает Сергей. 

Сложность поисков Авдеева состояла в том, что он обладал навыками выживания в экстремальных условиях, был человеком с несломленным, стойким духом, физически хорошо подготовленным, настроенным скрываться «до упора», и поэтому мог находиться где угодно и скрываться сколь угодно долго. Родственники никакой помощи в его поисках не оказывали, ссылаясь на то, что с ними он не выходил на связь. Информация от местного населения тоже раз за разом оказывалась неподтверждённой – как оказалось впоследствии, потому, что опытный Авдеев предпочитал вообще не показываться в людных местах, в населённых пунктах, безвылазно сидел в тайге на «подножном корме», а в последнее время находился на одной из лесозаготовительных делян в качестве простого рабочего, пильщика леса.

Первые сведения о его возможном местонахождении появились только к середине сентября в результате оперативно-розыскных мероприятий самих силовиков. Всё время поисков Авдеева оперативники отслеживали круг его знакомых. Это позволило выявить одного крайне подозрительного фигуранта. 

 – У него был один знакомый, житель Шелеховского района, владелец нескольких лесозаготовительных делян. За ним наблюдали всё это время, и когда поняли, что он может быть причастен, контакты с ним свели к минимуму, чтобы он не насторожился, – рассказывает Сергей. – По его поведению мы вычислили одну из делян. Точная информация о местонахождении Авдеева у нас появилась в четверг, 26 сентября. 

– За хозяином деляны было установлено скрытое наблюдение? – уточняет «Иркутский репортёр». 

«Неуловимый десантник» утверждает, что мог жить в тайге всю оставшуюся жизнь

– «Скрытое наблюдение» – это что-то из практики спецслужб, – смеётся Сергей. – Нет, так сказать нельзя. Я не могу разглашать, какие нами были предприняты конкретные действия, но можно сказать, что мы за ним очень аккуратно приглядывали. Главным было не спугнуть его, не дать что-то заподозрить, поэтому наблюдение и все наши действия велись с огромной осторожностью. В результате, выезжая на задержание, мы точно знали, что Авдеев в этот момент будет находиться именно в этом месте.

Накануне задержания в руководстве ГУ ФСИН был проведён «мозговой штурм», на котором отрабатывались различные варианты проведения операции.

– А возможность широкомасштабной операции не рассматривалась? Ну, как в фильмах показывают: первое кольцо оцепления, второе кольцо оцепления, снайперы на соснах, «Авдеев, не дури, сдавайся по-хорошему»? – подначивает оперативника «Иркутский репортёр», но он отвечает серьёзно:

– Нет. Мы исходили из личности преступника, понимали, что он способен на отчаянные действия, и изначально целью было подобраться к нему вплотную как нейтральные лица и провести моментальное задержание. Поэтому по легенде мы выехали одетыми в неброскую гражданскую одежду, в которой обычно все ходят в лесу, и представились служащими лесной охраны, проверяющими условия работы и технику на лесозаготовительных участках. Чтобы не вызвать подозрений, решили идти всего втроём – я и двое наших спецназовцев, которые должны были провести непосредственный захват.

– Оружие?

– Понятно, что автомат под куртку не повесишь. Поэтому при нас было только личное табельное оружие. 

– На этом «мозговом штурме» вам было дано разрешение или приказ в случае сопротивления Авдеева стрелять на поражение?

В суде и на допросах Авдеев пока предпочитает отмалчиваться

– Таких приказов никто никогда не отдаёт. Ситуации, в которых применяется оружие, регламентированы соответствующим законом. И в связи с особой опасностью Авдеева, если бы он оказал сопротивление, мы бы применили оружие без сомнений. И он это, кстати, хорошо понимал…   

«Вы знаете, кого задержали, иначе вас бы здесь не было…» 

Утром 30 сентября «УАЗ» с силовиками ГУ ФСИН выехал из Иркутска в сторону Шелеховского района. По уже проверенной и перепроверенной информации, Авдеев находился на лесной деляне в районе посёлка Олха, приблизительно в десяти километрах от тракта. Дорога к деляне была раздолбана тяжёлой техникой, вывозящей лес, – «уазик» оперативников несколько раз застревал. 

В пресс-релизах время поимки Авдеева было указано точно – 11.15. Сергей добавляет: прибыли на деляну в 11.07, задержали через несколько минут. 

– Когда мы прибыли, увидели обычную картину лесозаготовок – расчищенная площадка деляны, бытовка для рабочих, два гружённых деревом «КРАЗа», по краям площадки лежал уже сваленный лес. На шум мотора из бытовки вышли двое – как оказалось, сторож и один из рабочих, – вспоминает то утро Сергей. – Мы представились лесниками, сообщили, что приехали проверить технику. Среди вышедших навстречу нам Авдеева не было. Спецназовцы быстро проверили бытовку – она оказалась пустой. 

Когда оперативники стали проверять технику, на одной из машин поверх брёвен они увидели человека. Несмотря на кепку и натянутый поверх неё капюшон, в нём уверенно опознали Адеева. Тот ничего не заподозрил. 

– Мы понимали, что задержание его на машине представляет определённую сложность, трудно было предугадать его действия – в какую сторону он может побежать по брёвнам, куда спрыгнуть? Поэтому ему нейтральным тоном предложили спуститься, чтобы «не мешать осмотру», – спокойно восстанавливает последовательность событий Сергей. – Я стоял в некотором отдалении, а спецназ рассредоточился так, чтобы прикрывать друг друга, и на таком расстоянии от Авдеева, чтобы он не мог наброситься на кого-нибудь – мы предполагали, что он может попытаться завладеть оружием. Как только он оказался на земле, прозвучала обычная фраза, что-то вроде «Работает спецназ!», он оказался под прицелом. Его предупредили, что любое резкое движение рассматривается как угроза жизни, за неподчинение приказам последует огонь на поражение. Я тем временем скомандовал сторожу и второму рабочему, чтобы они легли и положили руки на голову. 

– Как реагировал Авдеев?

– Видно было, что для него это стало полной неожиданностью, как обухом по голове. Он ничего не говорил во время задержания. Спецназовцы отдавали медленные команды: «Руки за голову!.. Встать на колени!.. Лечь на землю!.. Руки за спину!..» Он подчинялся беспрекословно. Я подошёл и надел наручники.

– Он ничего так и не сказал?

Окончательное решение по всем четверым беглецам суд примет
только весной следующего года

– Там был один забавный момент. Когда наручники уже надели, но он ещё лежал на земле, мы его спросили: «Фамилия, имя, отчество?» А он спокойно отвечает: «Ребята, вы же прекрасно знаете, кого берёте. Зачем эта клоунада?» Один из спецназовцев ему ответил: «От тебя это было бы приятнее услышать». Но он повторил: «Вы знаете, за кем приехали, иначе бы вас здесь не было». 

При себе у него не было обнаружено ни оружия, ни запрещённых вещей, ни даже зажигалки. На обыск пришедший в себя Авдеев реагировал с долей юмора: «Вы что, ребята, думаете, я лес буду грузить с пистолетом в кармане?»

– У нас была информация, что ещё до судимости он имел ПМ. Но при обыске его вещей оружие обнаружено не было. А на деляне мы и не проводили тщательный обыск – такой задачи не стояло, – рассказывает Сергей. – Самому Авдееву не дали никакой возможности прибегнуть к каким-либо активным действиям. Посадили в машину полусидя-полулёжа. В пути мы с ним не разговаривали, чтобы не дать ему рассредоточить наше внимание, делать какие-то внешне естественные жесты руками, – спецназ всю дорогу контролировал движения его рук и ног.   

При транспортировке и сам Авдеев вёл себя спокойно, даже апатично, замкнулся в себе и в разговоры вступать не пытался. В Иркутске его передали сотрудникам ИВС. Как сообщила специалист пресс-службы ГУ ФСИН Ольга Хинданова, на данный момент по решению суда ему назначена мера пресечения в виде ареста и он переведён в СИЗО. Дальше с ним будет работать следователь. Так закончилась история четырёхмесячного побега «неуловимого десантника» Авдеева. 

Мог жить в лесу до конца жизни 

После задержания к допросам Авдеева приступила следователь, но он был немногословен. Как сообщили в пресс-службе ГУВД, об обстоятельствах жизни Авдеева в течение этих четырёх месяцев мало что известно. Он скитался в лесах Шелеховского, Усть-Удинского и даже Жигаловского районов. Всё это время он питался тем, что находил в лесу, и промышлял воровством съестного в попадавшихся на пути дачных посёлках и садоводствах. Перед задержанием он скрывался в лесу в районе станции Большой Луг. 

– При этом он использовал тщательные меры конспирации – ни разу не был замечен, всё это время не пользовался сотовым телефоном и не звонил ни родным, ни знакомым, не пытался вступить с ними в личный контакт, – комментирует сотрудник пресс-службы ГУВД Дмитрий Лопатин. 

Точная дата появления Авдеева на деляне неизвестна, скорее всего, это было в середине сентября. Дело в том, что документы на разработку и лесозаготовку на этой деляне её хозяин, знакомый Авдеева, получил только в первых числах сентября. Вскоре на ней в качестве обычного наёмного рабочего появился Авдеев. Хозяина деляны уже вызывали в отдел полиции, допросили и отпустили. 

На суде 2 октября Авдеев казался подавленным
и всё отрицал

2 октября состоялось судебное заседание, на котором была избрана мера пресечения – арест. На суде Авдеев «ушёл в глухую несознанку». Когда судья зачитывала обстоятельства побега, он отнекивался, ни с чем не соглашался, на вопрос «Вы согласны с этим эпизодом?» неизменно отвечал: «Нет!», на вопросы «Есть возражения?» раз за разом отвечал: «Возражаю!», однако ни разу не пояснил свои реплики. 

– Единственное, о чём он сожалеет, – что его так быстро поймали, – объяснил Дмитрий Лопатин. – Из-за этого он сильно подавлен. Авдеев утверждал, что в лесу себя чувствовал комфортнее, чем в тюрьме и даже в городе, и мог прожить, не выходя к людям, «хоть до конца жизни». Он также пояснил, что за пределами Иркутской области у него не было друзей или родственников, к которым он мог бы обратиться за помощью. Поэтому покидать пределы региона в его планы не входило. 

Сейчас всем четверым назначены судебно-психиатрические экспертизы. Они проводятся продолжительное время, поэтому суд, который определит окончательную меру наказания беглецам с учётом побега, состоится не раньше марта следующего года. 

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер