издательская группа
Восточно-Сибирская правда

От нон-фикшн до триллера

  • Автор: Ирина РАСПОПИНА

Дэвид Фонкинос. 

«Леннон».

Год издания: 2013.

Издательство: «Астрель», «Corpus».

Вот уже значительное время пишется и публикуется много так называемых фанфиков. Назвать литературой это можно не всегда, да и вообще такое творчество немного в стороне от литературного процесса, хотя приняло огромные, даже пантагрюэлевские масштабы. Обычно фанфик (сокращённое от «фан» и «фикшн», термин сделан по тому же принципу, что и «нон-фикшн») создаётся фанатами чего-либо или кого-либо и предназначается для чтения другим фанатам. История получается альтернативная, а все события – вымышленные. Таким образом были написаны сотни и тысячи продолжений «Властелина колец», «Гарри Поттера», марвеловских «Мстителей», приключений Шерлока Холмса. Когда авторы (называемые фикрайтерами) проработали максимум возможных тем и вариантов развития событий, кто-то однажды придумал реалфик: всё то же самое, но про реальных героев или актёров. Одни реалфики уводили читателя далеко от реальности, а другие настолько близки к настоящей истории, что фактически превращаются в биографию. В 2013 году на российском книжном рынке было два громких реалфика: один про брата Владимира Набокова (Пол Рассел, «Недоподлинная жизнь Сергея Набокова»), второй про Джона Леннона (Дэвид Фонкинос, «Леннон»). Брат Набокова и Леннон умерли много лет назад, равно как и большинство людей из их окружения, поэтому строить текст на основании воспоминаний современников не самый лучший выбор. Фонкинос придумал интересный ход: вся книга состоит из глав-исповедей психоаналитику, таким образом Джон Леннон от первого лица рассказывает о своей жизни – от начала и до последнего дня. И авторы позволили себе додумать историю до конца и чётко прорисовать детали, даже те, что давно стёрлись из памяти как масс, так и отдельных людей. Произошло вот что: новый жанр, реалфик, был легитимизирован, теперь он часть литературного процесса, уже не в стороне, а в самом что ни на есть авангарде. И в ближайшее время появится ещё много книг подобного типа. Дэвид Фонкинос написал удивительно качественный текст: история про Леннона настолько бе-зупречна в плане фактов и изложения, что вызывает доверие и целый спектр других чувств. Недаром книга про Леннона была номинирована как лучший нон-фикшн в «Книжной премии Рунета» 2013 года.

«На меня с пятнадцати лет все пялятся как на диковину. Быть мной – это значит не иметь никакой возможности увидеть перед собой нормальное выражение лица».

Патрик Де Витт. 

«Братья Sisters».

Год издания: 2013.

Издательство:  «Астрель».

Братья по фамилии Систерс – гроза американского Дикого Запада, охотники за головами, бродяги, разбойники и убийцы. Невежественные и грубые, вечно попадающие в передряги, они выстилают свой путь трупами на фоне Америки полуторавековой давности.  Написать вестерн в 2013 году было бы не самой свежей идеей, если бы не автор, Патрик Де Витт, мыслящий своеобразно. Если фамилия неизвестного автора ни о чём не говорит, то есть простое сравнение – с фильмом «Джанго» Квентина Тарантино. «Братья Sisters» и «Джанго» – одного поля ягоды. Вроде бы и отживший своё жанр, вестерн, а итог получается, как говорят, «с левой резьбой», читается крайне непривычно. Совершенно никакой романтизации того времени и самого разбойничьего процесса. Наоборот, Де Витт постоянно возвращает читателя в зловонную атмосферу бесконечной дороги, где люди, кони и мало шансов принять ванну, а зубные щётки с зубным порошком только-только изобрели, но они ещё не получили заслуженного места номер один в стакане рядом с умывальником. Среду обитания можно обозначить одним словом – антисанитария. Золотая лихорадка в самом разгаре; братья перемещаются к золотоносной реке, попутно выполняя свою смертельную миссию: найти и убить. В тексте оживает время, когда сотня долларов – это целое состояние, суеверия – религия миллионов, а кольты с перламутровыми рукоятками, салуны и грабежи – обыденность. Нет ни малейшего намёка на существование морали, чести или совести. Решение ограбить стоматолога, только что оказавшего свои услуги одному из бандитов, приходит мгновенно, равно как и любое другое вымогательство, побои, лишение жизни, каких с первых до последних страниц будет немало. Эли легко впадает в ярость, а Джону просто нравится быть царём горы в любой ситуации, вместе же братья считают, что жажда богатства у них в крови, в самой душе, поэтому сделают всё ради того, чтобы кутить без остановки. За ними тянется такая дорога из трупов, что им достаточно назвать свои полные имена, чтобы все вокруг тут же притихли. При всех бесконечных преступлениях и абсолютном нуле положительных качеств главных героев их недалёкие рассуждения к концу книги начинают казаться в чём-то даже милыми, а невзгодам и горестям сочувствуешь, как будто речь идёт о близких. Вот в чём проблема: делать отрицательных героев главными стало модно так давно, что произошла подмена понятий и каторжники, маньяки, убийцы почему-то выходят на первый план, их жизнь почему-то важнее жизни обычного работяги, важнее жизнеописания настоящих героев – пожарных, хирургов и других. Возможно, когда-нибудь ситуация изменится и в моду опять войдут производственные романы, книги о профессиональных достижениях и сильных характерах людей, имеющих представление о чести и совести, кому даже в голову не придёт кого-то обворовать, например портного, который только что справил вам новые костюмы. А братьям Систерс такое – пара пустяков. Они – тот отрицательный пример, который говорит: «Сделай всё в точности наоборот». За книгу «Братья Sisters» Патрик Де Витт, канадский романист и сценарист, получил две литературные премии, а также был включён в  список номинантов на ещё несколько премий, среди которых самая знаменитая – «Буккер».

«Эти четверо наверняка гроза местных ондатр, – заметил Чарли. – Но людей убивать они не привыкли».

Пьер Леметр. 

«Свадебное платье жениха».

Год издания: 2013.

Издательство: «Иностранка».

Самая престижная литературная премия Франции – Гонкуровская – присуждена Пьеру Леметру за роман «Увидимся наверху». Этот роман ещё не перевели на русский язык, зато недавняя работа, «Свадебное платье жениха», в этом году перевели на русский язык и издали аж дважды – так высок был спрос. Может быть, дело в том, что Леметр много лет работал учителем литературы и хорошо знает писательскую кухню, чтобы не сочинять обыденных текстов с очевидными поворотами. Может быть, дело в возрасте – шестидесятидвухлетнему писателю, человеку с опытом, всегда есть чем поделиться и при этом ничто не в новинку. Стоит сразу оговориться: странный заголовок не приведёт ни к каким историям о трансвеститах или другим девиациям с пропиской в Таиланде. Да, проблемы главных героев будут «в голове», всем в книге прямая дорога на кушетку психолога, а то и психотерапевта, но всё же никаких травести-шоу, всё легче и тоньше. Хотя употреблять слово «легче» к роману в жанре нуар со сплошной чернухой опасно: убийства, покушения на убийства, преследования, ограбления, нелегальный труд, покупка фальшивого паспорта – все эти камни тянут на дно, не дают персонажам расслабиться, а лёгкую жизнь показывают только в рекламе воздушного шоколада. При этом картинка телевизора мельтешит, её почти не видно. С первых страниц понимаешь, что дело происходит в Париже: названы Тампль, бульвар Дидро, улица Мольера, Лионский вокзал. Книга состоит из нескольких блоков, каждый из которых – POV (point of view, точка зрения) одного из героев. Схема – как в «Герое нашего времени» Лермонтова, когда сначала Печорин показывается глазами Максима Максимыча, а только затем мы видим его изнутри. Вот и Леметр применил эту литературную модель – она заметно оживляет повествование и освежает взгляд. Может быть, всему виной современное клиповое сознание и размытое внимание, о нём так много говорят в последнее время. Но, в любом случае, метод оказался хорош и напоминает контрастные ванны: сначала окунаешься в горячее, затем в холодное, и дух захватывает. Благополучная молодая женщина медленно впадает в безумие: она не помнит, как убила маленького ребёнка, за которым присматривает; не помнит, почему её руки в крови после общения с работодателем; не понимает, почему её постоянно мутит. Её зовут Софи Дуге, ей около тридцати, а всё остальное можно подвергать сомнению: никто больше не поручится за неё. История преступлений Софи будет только верхним слоем луковицы, ведь книга о двойной истории мести. Если в памяти ещё остались фрагменты «Возвращения в Эдем», показанного на заре эпохи сериалов, то его содержание в чём-то близко содержанию «Свадебного платья жениха», его мотивам. Любителей сериала «Декстер» книга тоже не оставит равнодушными: это добротный текст со сходными линиями поведения главных героев. Можно назвать книгу психологическим триллером, а можно – детективом, оба варианта будут верны. Но самым правильным будет сказать, что Пьер Леметр – талантливый писатель.

 «Ей понадобилось всего два года, чтобы стать сумасшедшей, всего одна ночь, чтобы стать преступницей, и всего два часа, чтобы превратиться в загнанную женщину со всеми сопутствующими страхами, подозрениями, уловками, тревогами».

Крис Фрит. 

«Мозг и душа. Как нервная деятельность формирует наш внутренний мир».

Год издания: 2010.

Издательство: «Астрель», «Corpus».

От книги из серии «Элементы» ожидаешь немного большего: всё-таки «Элементы» – серьёзный научно-популярный портал, на котором, среди прочего, рекомендуют читать Хокинга и Млодинова. Не сказать, что Крис Фрит подкачал – просто у него получилась книга для школьников того возраста, когда проходят истории про эксперименты Павлова с собаками, а описание «комнаты Эймса» можно читать с первобытным восторгом. Фрит довольно красочно докажет: всё, что мы знаем об окружающей нас реальности, не более чем иллюзия, нарисованная для нас нашим мозгом. Мозг идёт по пути наибольшего ускорения выполняемой работы и частенько дорисовывает картинку просто по принципу наибольшей вероятности, на основе предыдущего опыта. Мозг решает ежесекундно такое количество задач, какое и не снилось современным компьютерам. Каждое движение, даже самое незначительное, санкционируется мозгом. Постоянный поток информации обрабатывается, анализируется и трансформируется в сигналы для остального тела. И лишь несколько процентов от этого наш мозг считает необходимым довести до сведения нашего сознания. Если бы мы осознавали все эти данные в полном объёме, мы бы довольно быстро сошли с ума и были уж точно гораздо медлительнее. Автор хоть и называет себя психологом, но гораздо больше интересуется физиологией мозга, нейробиологией и процессами, происходящими в нём при какой-либо деятельности. Ту область науки, которую большинство читателей называют психологией, автор обходит молчанием. 

«Мы думаем, что делаем выбор, в то время как на деле наш мозг этот выбор уже сделал».

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector