издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Владимир Потапов: «Не командовать, а работать в команде»

Владимир Потапов руководил Иркутской областью на сломе двух эпох – с 1988 по 1991 год. Советский Союз уходил в прошлое, что придёт ему на смену, было совсем непонятно. А Владимир Потапов тогда «сдавал» область с чистой совестью и с такими показателями, которых не удавалось добиться его предшественникам. Наивно полагать, что это был результат работы одного человека. Но ему и его команде лучше других удалось заставить служить на благо иркутян всю мощь советской экономики. Если потом что-то пошло не так, не их в том вина. И даже сегодня, накануне 75-летнего юбилея, Владимир Потапов словом и делом готов помочь тем, кому нужна его помощь. Благо, что за событиями в социально-экономической жизни страны он следит так же пристально, как раньше.

Две книги вышли из-под пера Владимира Потапова за последние годы: «Главное в политике – экономика» и «Мне не стыдно смотреть людям в глаза». Во второй из них – попытка осмыслить прежде всего собственную жизнь. Но в судьбе человека, как в зеркале, отражается целая эпоха. А как иначе, если автор работал с четырьмя генсеками ТК, курировал в Центральном Комитете КПСС алюминиевую промышленность всего Советского Союза. При Горбачёве вернулся в Иркутскую область на пост первого секретаря обкома КПСС. Потом он был чрезвычайным и полномочным советником по экономическим вопросам СССР в Республике Гвинея. В это время ему довелось наблюдать, как страна сворачивает зоны своего влияния в Африке. Вернувшись в Россию, он отказался от кресла в Министерстве иностранных дел и приехал домой, в Иркутскую область. 

В ответе за всё

Владимир Потапов всегда был сторонником реформирования советской экономики. Сегодня об этом легко рассуждать, а партийному руководителю нужно было отстаивать свою точку зрения, зная, что за каж­дое слово придётся отвечать по-настоящему – либо должностью, либо делом. И он отвечал. Назначая его на пост руководителя области, Михаил Горбачёв задал один вопрос: «Когда накормите людей в области?» Потапов ответил: «Решить продовольственную проблему можно одним путём. Область специфичная, она богата полезными ископаемыми и ресурсами, у нас большой промышленный потенциал, но всё, что мы добываем и производим, централизуется и идёт в Москву. Дайте нам какую-нибудь квоту на цветные металлы, нефтепродукты, продукцию лесопереработки и прочее, дайте нам возможность распоряжаться этими ресурсами, тогда мы решим эту задачу». В политбюро повисла гробовая тишина. Но тут слово взял председатель Совета Министров СССР Николай Рыжков, который до сих пор остаётся другом Владимира Ивановича. Он сказал: «Михаил Сергеевич, мы идём к рынку, а то, о чём говорит Потапов, – элемент рыночной экономики». Его поддержали секретарь ЦК Владимир Долгих и председатель Комитета партийного контроля при ЦК КПСС Михаил Соломенцев. Так была решена судьба кресла первого секретаря Иркутского обкома. 

Заняв его, Владимир Потапов начал воплощать свои слова в жизнь. При нём в деревнях и сёлах активно заработала система подшефных хозяйств при крупных промышленных предприятиях, начали активно строиться перерабатывающие производства. Кстати говоря, в те времена область ежегодно вводила в строй по 20 детских садов. Показатель, который нам удалось перекрыть только в этом году. Потапов лично помогал первому фермеру, и не только ему. Он вообще поддерживал всё молодое и новое. Не зря ведь именно во время его руководства на ответственные должности пришли многие и многие молодые, талантливые руководители, которые и сейчас вносят большой вклад в развитие региона. 

«Не важно, какого цвета кошка…»

В итоге Иркутская область одной из первых отказалась от талонной системы в марте 1990 года. Уходя, Владимир Потапов и его команда «сдали» область с впечатляющими экономическими результатами. А ведь он был первым секретарём Иркутского обкома всего три года. На вопрос, почему же потом всё пошло не так и в стране, и у нас в регионе, Владимир Иванович отвечает с такой готовностью, что становится понятно – это предмет его постоянных и горьких раздумий. 

– Я думаю, развал Советского Союза произошёл отчасти из-за того, что тогдашним его руководителям просто не хватило компетенции, отчасти всё было сделано сознательно, – уверен наш собеседник. – Чем больше я соприкасался с Горбачёвым, тем яснее видел огрехи в его работе, его промашки. 

В книге «Главное в политике – экономика» Владимир Потапов и вовсе выражает сомнение в том, что реформы в том виде, в котором они состоялись, стали результатом глубокого осознания Горбачёвым кризиса, в котором находилась советская экономика. Скорее наоборот: если бы было понимание ситуации, реформы пошли бы иным путём. Например, как в Китае, который не стал ломать существовавшую систему, а взял на вооружение наши технологии и внедрил их в жизнь. 

– Не думаю, что вся экономика должна быть государственной, – считает Владимир Потапов. – Но я уверен, что государство должно управлять экономическими процессами. Например, сейчас под предлогом пополнения бюджета заговорили о второй волне приватизации. Хорошо, сегодня мы задёшево продадим заводы, деньги проедим. А что будем делать завтра? В некотором смысле это тоже продолжение политики 1990-х годов, которые дали нам плеяду искусственных олигархов, миллиардеров. 

Великий китайский реформатор Дэн Сяопин говорил: «Не важно, какого цвета кошка, лишь бы она ловила мышей». Так вот, в государстве должен быть орган, выполняющий функции Госплана, и не важно, как он будет называться. Этот орган должен вести всю аналитику и искать, что выгодно государству, а что нет. Если мы хотим поддерживать бизнес, давайте создавать налоговые льготы, преференции, пусть бизнес растёт, создаёт новые производства. Пусть растут не дутые, а настоящие миллионеры, которые создают состояния собственным трудом, пусть они вносят вклад в отечественную экономику. 

Кадровый культ

Как человек, прошедший производственную, политическую, управленческую и даже дипломатическую школу, Владимир Иванович уверен, что нет более эффективной схемы подготовки кадров, чем та, что существовала в нашем советском прошлом. На руководящие должности должны назначаться люди, прошедшие хорошую производственную школу, – директора заводов, предприятий, крупных экономических структур. Владимир Потапов знает, о чём говорит, ведь он и сам начал свой трудовой путь с того, что освоил все рабочие специальности на Иркутском алюминиевом заводе и только после этого стал мастером. Затем была должность исполняющего обязанности начальника электролизного корпуса, а дальше ступеньки его карьерной лестницы побежали всё выше и выше. 

Такую биографию если и нельзя назвать правилом, то и редким исключением она не является. «А сегодня посмотрите на наших некоторых федеральных министров и назовите хоть одного, кто прошёл школу подготовки в первичных звеньях, – сетует Владимир Иванович. – Если и дальше кадровая политика будет определяться принципом знакомства, землячества, рано или поздно в руководящем кресле окажутся люди совсем несведущие. Вот недавно состоялся семинар мэров, где с ними встречался Путин, говорил о принципах эффективной управленческой работы. Это же была аксиома при подготовке кадров в Советском Союзе, пора к ней вернуться. Нужно работать с кадрами, готовить их. Неплохо было бы, чтобы президент организовал учёбу и для федеральных министров».

Впрочем, Владимир Потапов лучше многих других знает, что кадровая проблема – очень сложная. Не случайно, наверное, на вопрос «Что бы вы изменили, если бы пришлось всё начать заново?» он отвечает: «Кардинально я бы ничего не стал менять. Я шёл и работал своими мозгами в правильном направлении. Но кое-что пересмотрел бы в кадровой политике, особенно на большом посту. Я вот осуждаю наших руководителей, что обнимались с врагами, а между тем и у меня в биографии подобные эпизоды случались. Были люди, которые считались друзьями семьи, а на самом деле держали нож за спиной. К счастью, это не стратегическая ошибка. А вот что касается экономической политики, я бы ничего не стал менять, но не оттого, что она была идеальной, а оттого, что принесла хороший результат». 

Борьба с коррупцией и национальная карта

Когда-то он был хорошо знаком с Ельциным, Борис Николаевич приглашал его в свою команду как «человека, имевшего авторитет». Но Владимир Потапов отказался и не жалеет об этом. Слишком многое, по его мнению, было сделано неверно, и он меньше всего хотел быть причастным к этим ошибкам. К сожалению, и в нынешней политической ситуации видятся ему не преодолённые нашим обществом пагубные тенденции 1990-х годов. 

– Я вижу некоторую синхронность процессов, – говорит Владимир Потапов. – Например, в те годы раскручивалась идея борьбы с привилегиями во властных эшелонах. Ради этого много копий было сломано. Ельцину пришлось и в метро проехать, и ещё много чего сделать для того, чтобы показать, что новое руководство якобы очищено от этой хронической болячки, якобы существовавшей в Советском Союзе. Но оказалось, что это был популизм чистейшей воды, и потом было создано столько привилегий, что советским руководителям и не снилось. Мы ведь являемся живыми свидетелями этого процесса. 

Так получилось, что я могу назвать себя товарищем и соратником Николая Ивановича Рыжкова, бывшего председателя Совета Министров СССР. У меня по сей день с ним очень хорошие отношения. Мы дружили с семьёй Владимира Ивановича Долгих – человека, курировавшего всю экономическую политику Советского Союза. Могу приводить и другие примеры. Эти люди были бы очень скромными пенсионерами, если бы и сегодня не работали, не участвовали в общественной жизни. Получали бы пенсию, с которой трудно оплатить коммунальные услуги, не говоря уж о том, чтобы хорошо питаться. Я не так давно был в Москве и общался с Долгих. Он вынужден был недавно съехать с той большой квартиры, которую имел в лучшие времена, просто потому, что не в состоянии её содержать. Переехал в обыкновенную хрущёвку. Меня поразило больше всего, что рядом с его домом коптит огромная труба. Вот такие привилегии. 

Глядя, как сегодня раскручивается проблема коррупции, Владимир Потапов невольно замечает множество аналогий со временем распада СССР. Бесспорно, коррупция в нашем обществе существует и носит серьёзный характер. Однако, если мы нашли и обозначили проблему, нужно начинать с ней бороться системно и последовательно. А вот этой системности как раз и не видно. Справедливая кара настигает лишь отдельных, да и то не самых крупных, взяточников и казнокрадов. Остальные продолжают спокойно заниматься своим делом. 

– Ещё большее беспокойство вызывает попытка разыграть национальную карту, – добавляет наш собеседник. – Причём делается это так примитивно, что человеку, особо не интересующемуся политикой, становится очевидно искусственное раскручивание сценария. Используется выгодное событие, которое явно взбудоражит общество, отвлечёт его, заполонит собой информационный эфир. Например, недавняя ситуация с московской овощебазой. 

Произошло убийство – это трагедия, очень тяжёлое событие. И вдруг власти становится известно, что Москва распределена между мощными национальными диаспорами. Как они сформировались, чем занимались раньше сотни тысяч мигрантов на территории России, никто не знает. Руководство этого не видело, всё было стабильно и устойчиво. Но как могли незаметно для правоохранительных органов сформироваться такие мощные силы в самом сердце страны? Я веду речь к тому, что это технологии, которые раскручивают или внешние, или внутренние силы, действующие против нашей страны. Это чистейшая провокация. Конечно, не наши друзья за всем этим стоят.

Слабое звено

Говоря о современной российской внутриполитической ситуации, Владимир Потапов разделяет её на две основные части – политическую и экономическую. Для того чтобы заниматься здравоохранением, образованием и наукой, нужно развивать экономику. Вторая книга Владимира Потапова так и называется – «Главное в политике – экономика». 

– Сегодня экономика – это наше самое слабое звено, – говорит Владимир Потапов. – Для того чтобы не упасть на экономическое дно, мы взялись за систему налогообложения. У нас всё облагается налогом и сборы только увеличиваются. Пожалуй, осталось только ввести налог на воздух. Обосновывая рост налогов, нас постоянно сравнивают со странами Западной Европы или с Америкой. Но, извините, там ведь и доходы у людей несравнимы с нашими. Процент заработной платы в ВВП России составляет 24%. Ни в странах Западной Европы, ни в США соответствующий показатель не опускается ниже 50%. На самом деле такой политикой мы сами себя загоняем в угол. Народ нищает, а это влечёт за собой все социально-негативные тенденции. Это и наркомания, и преступность, и моральное разложение. Чем дальше мы будем обдирать народ, тем твёрже будем затягивать узел на шее нашего государства. Пока мы по-настоящему не займёмся экономикой, он так и будет затягиваться. 

Правда, в последнее время я вижу некоторые признаки того, что ситуация начинает разворачиваться в нужную сторону. Светлыми лучиками стали проскальзывать новости, которые, может быть, предвещают активизацию процесса экономического развития. Например, недавно в Томске запущен завод по выпуску полимеров. Это крупное производство, и я знаю важность этого продукта, он очень востребован в народном хозяйстве. Из Италии привезли агрегат, который будет работать на глубокую переработку нефти. Жаль, конечно, что он сделан не у нас, а в Италии, но лучше так, чем совсем никак. Это ростки новой экономики, я надеюсь. 

Я не против того, чтобы мы работали «на трубу», – добавляет наш собеседник в ответ на готовое сорваться у меня возражение. – Мы – сырьевая страна и должны это использовать с максимальной выгодой для себя. Это хорошее средство, если применять его ради достижения главной цели. А цель в том, чтобы наша нация была реально образованной, здоровой, богатой. 

Наш регион прошёл два значимых этапа масштабного экономического развития, свидетелем которых мне довелось стать. Первый этап связан с именем Семёна Николаевича Щетинина. Прежде всего это электрификация Приангарья, когда весь удар был сделан на развитие энергетики. Как только появилась энергетика, началось интенсивное развитие промышленности, а вместе с ним – второй крупный этап, который прошёл под руководством Николая Васильевича Банникова. Это время БАМа, строительства и развития Братского и Усть-Илимского промышленных комплексов. Была проделана колоссальная работа, которая дала мощный скачок в развитии региона. 

Сейчас многое готово для того, чтобы начать писать следующую большую страницу нашей истории. Она немыслима без глобального развития нефтегазохимического комплекса на базе Ковыктинского месторождения. Нужно ориентироваться на глубокую переработку, на газификацию промышленности и быта. Ведь газификация промышленности – это совершенно новое качество выпускаемой продукции, кратное расширение её номенклатуры, это колоссальная доходность. Такой пласт представляется возможным поднять, тем более что у нас имеется масса проектных, изыскательных наработок. Всё готово к тому, чтобы поднять третий экономический пласт, который выведет Приангарье на более высокий уровень развития. 

Особое лекарство

Визит в Иркутск Ким Ир Сена

Сегодня, накануне 75-летнего юбилея, у Владимира Ивановича Потапова нет лишнего времени и встретиться с ним не так-то просто. А если бы было, он бы считал себя «ненужным балластом». «И мне было бы стыдно, – добавляет наш собеседник. – К счастью, мой образ жизни позволяет мне не стыдиться ни своего настоящего, ни своего прошлого. А если Бог даст, не буду стыдиться и будущего». Он открыт для общения и рад дать совет тем, кто его спрашивает. А спрашивают многие, в том числе и нынешние руководители. Об этом Владимир Иванович лаконично говорит, что «вниманием не обижают и на диване лежать некогда». А ещё он любит общаться с молодёжью. Ему интересно со студентами, и он радуется, когда этот интерес взаимен. Ну и потом, в семье Потаповых растут внуки, старшему – 15 лет, среднему – 13, а младшему пока пять месяцев. Дедушке есть что передать подрастающему поколению. 

– Где вы черпаете силы? – интересуюсь у юбиляра. 

– У меня есть особое лекарство, – совершенно серьёзно говорит Владимир Потапов. – Нужно любить людей. Когда ты любишь, ты так заряжен, что никаких таблеток не надо и достаточно четырёхчасового сна, чтобы быть бодрым. Получив трудовую закалку с детства, я всю жизнь старался работать и не костенеть при этом, а заниматься своим развитием. Нужно быть ближе к людям, черпать от них знания, опыт. 

Никто не заставлял первого секретаря Иркутского обкома бороться за то, чтобы иркутских мальчишек не отправляли в неспокойную Чечню. Но он всё-таки делал это, преодолевая огромное давление вышестоящего руководства. Кстати, сам Владимир Потапов не приемлет термин «командовать», он всегда говорил – «работать вместе». Чувствуете разницу? Будучи в Москве, он встречался со своим бывшим подчинённым – Юрием Чайкой, который нашёл время для беседы с экс-главой области. 

– Как водится, стали вспоминать прошлое, и он мне напомнил один случай, – говорит Владимир Потапов. – Были бурные времена, и в один день перед «Серым домом» собрался народ. Примерно 300–400 человек с плакатами требовали закрытия БЦБК. В это время ко мне зашёл Чайка, заведовавший в то время отделом административных органов. Мы с ним стояли у окна и смотрели вниз на собравшихся людей. Я задал Чайке вопрос: «Скажи мне как юрист, как бы ты относился к таким событиям на моём месте?» Он сказал очень мудрую фразу: «Держитесь с теми, кто собрался». Нужно держать связь с народом. Это актуально во все времена. Я старался следовать этой рекомендации всю свою жизнь. 

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector