издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Курица в шоколаде

Иркутские предприниматели распробовали сложный вкус франчайзинга

  • Автор: ТАТЬЯНА ПОСТНИКОВА

Модное слово «франшиза» в среде предпринимателей в последнее время звучит чаще, чем «стартап». Выгоду от того, чтобы взять идею уже работающего бизнеса в аренду, местные бизнесмены ощутили сполна. В результате с каждым годом на улицах Иркутска множится число ресторанов и магазинов, которые уже работают в других городах страны. Но если раньше речь шла об относительно недорогих брендах, то сегодня сюда устремились крупные федеральные и зарубежные компании, требующие сотен миллионов вложений. Кто и сколько платит за возможность работать на иркутском рынке и в чём причины локального бума франчайзинга, разбирался «Конкурент».

Миллион евро на десерт

Большинство покупателей франшиз действуют по быстрой схеме: увидел – купил – открыл. Другая история случилась с появлением в Иркутске известной федеральной сети кофеен. Как оказалось, открыть в областном центре «Шоколадницу» местные предприниматели собирались не один год. Но то сумма вложений получалась слишком высокой, то потенциальный покупатель не мог найти подходящее место под кафе. Франчайзер требовал, чтобы помещение располагалось на главных улицах в центре города или в торговом центре, имело удобный подъезд, парковку и площадь не менее 180 кв. м. 

– Действительно, место, которое бы удовлетворяло требованиям, мы искали довольно долго, – подтверждает управляющая сети кофеен «Шоколадница» в Иркутске Екатерина Марютина. Кто именно из местных предпринимателей купил франшизу, не раскрывается. Всего в планах владельца открыть в ближайшие три года в городе три кофейни. Причём первая заработает уже в декабре этого года, для второй и третьей сейчас идёт поиск помещений.

Наблюдатели тем временем подсчитали, в какую сумму обойдётся реализация этих планов. Руководитель Московского агентства регионального развития потребительского рынка и сферы услуг Сергей Лыков считает, что речь идёт о сумме инвестиций не менее 1 млн. евро. «Открытие первой точки, как правило, требует наибольших затрат. В данном случае это будет примерно 20 миллионов рублей, две последующие будут стоить в среднем по 12 миллионов. Вот и считайте», – говорит он. Впрочем, франшизу «Шоколадницы» в принципе нельзя назвать дешёвой. Так, только единовременный платёж за её использование, он же паушальный взнос, обойдётся покупателю в 70 тыс. долларов, то есть в сумму более 2 млн. рублей.

Инвесторы, однако, иркутский рынок считают достаточно перспективным и надеются окупить вложения в первую кофейню в течение 12–18 месяцев. «Здесь явно не хватает таких кафе, как «Шоколадница», даже несмотря на то, что в городе много местных интересных проектов», – говорит Екатерина Марютина. И объясняет, что плюсами проекта являются известность бренда и чётко отработанная бизнес-модель. «К минусам я бы отнесла увеличенные капитальные вложения по сравнению с открытием аналогичного собственного заведения», – уточнила она.

Гости из Кентукки

В то же время местных предпринимателей франшизами стоимостью несколько миллионов долларов или евро не удивишь. Хотя бы потому, что Иркутск входит в пятёрку городов страны, где работает фитнес-клуб международной сети Gold’s Gym, франшиза которого на отечественном рынке считается одной из самых дорогих (по неофициальной информации, только размер паушального взноса за её использование составляет 1 млн. евро. – «Конкурент»). А капитальные вложения в иркутский клуб составляли как минимум 5,2 млн. долларов. 

Но и эта сумма не является рекордной, тем более что в ближайшее время зайти на иркутский рынок собирается американская сеть кафе KFC, главный офис которой находится в США, штат Кентукки. Её региональным партнёром называют компанию «Альянс Ресторанс». Но там информацию не комментируют.

Сумму вложений, о которой идёт речь, в «Альянс Ресторанс» пока не раскрывают. Но она в любом случае будет существенной, так как KFC планирует открыть в нашем регионе сразу несколько ресторанов. В среднем из расчёта одна точка на 100 тыс. населения. Таким образом, только в Иркутске могут заработать шесть ресторанов сети. При этом, по информации KFC, затраты на открытие одного ресторана составляют в среднем 700 тыс. долларов, или чуть больше 22 млн. рублей. В отношении Иркутска речь идёт о вложении больше 120 млн. рублей. 

Отдельной интригой остаётся выбор регионального поставщика куриного мяса, на блюдах из которого специализируются рестораны KFC. Хотя большинство франчайзинговых компаний предпочитают самостоятельно поставлять продукцию своим партнёрам, чтобы поддерживать стандарты качества, представители американского фаст-фуда, напротив, ищут региональных производителей, чтобы экономить на доставке, а также иметь доступ к более свежему продукту. Ближайший от Иркутска сертифицированный по международным стандартам поставщик куриного мяса находится в Новосибирске. Но не исключено, что в перспективе удастся найти партнёров и в нашем регионе. 

Серьёзные люди

Впрочем, не только предприниматели со стажем развивают бизнес на условиях франчайзинга. Всё чаще среди покупателей франшиз встречается молодёжь. К примеру, сетью кафе-мороженого «33 пингвина» в Иркутске владеет 27-летний Егор Охотин. На момент приобретения пакета документов на развитие сети кафе-мороженого в Иркутске ему вообще было 23 года. «Хотя уже тогда у меня был некоторый опыт работы в бизнесе», – рассказывает он. Идея купить франшизу «33 пингвина», по его словам, пришла, когда увидел и попробовал мороженое в другом городе. Начинал с нескольких точек. За четыре года сеть выросла примерно до 30 павильонов. Правда, точное количество Егор не называет, говорит, что из-за сезонности спроса на мороженое количество пунктов продаж постоянно колеблется. 

– Кроме того, у нас есть субфранчайзеры, – объясняет он, – которые уже у нас приобретают мороженое, берут в аренду витрины и работают под нашим брендом. Как правило, это предприниматели, у которых есть, к примеру, своё кафе, и они хотят торговать там ещё и мороженым.

Интересно, что с момента появления в городе сети «33 пингвина» возможностью приобретения франшизы интересовались и другие местные предприниматели. «В том числе серьёзные бизнесмены, которых, как мне казалось, вряд ли мог заинтересовать такой формат торговли», – рассказывает собеседник «Конкурента». Впрочем, все эти попытки закончились ничем. «Прежде всего потому, что у нас хорошие отношения с нашими столичными партнёрами. И они совершенно не заинтересованы в том, чтобы создавать конкуренцию в пределах одного города», – говорит Егор.

Совсем другая ситуация сложилась с развитием в Иркутске сети ресторанов быстрого питания Subway. Сегодня в Иркутске и Ангарске работает уже 12 ресторанов по американской франшизе, которая считается одной из самых востребованных в мире. Причём у них разные владельцы. Больше всего ресторанов Subway в Иркутске у индивидуального предпринимателя по фамилии Царь – у него их пять. Ещё у трёх точек другой владелец. А, к примеру, два последних ресторана – в микрорайоне Ново-Ленино и возле ИрГУПСа – открыли подруги, которым всего по 23 года, рассказывает стартап-менеджер сети ресторанов Subway в Иркутске Пётр Ядрышников. Сам Пётр успел поработать во всех ресторанах этого бренда в нашем городе. Начинал в первом Subway, на улице Чехова, где делал сэндвичи и скручивал роллы. Затем перешёл в другой и так постепенно дослужился до должности стартап-менеджера. На вопросы о том, как получилось, что у ресторанов разные владельцы, и не мешает ли это развитию сети в нашем городе, Пётр отвечает, что ситуация не совсем типичная, но законам рынка отнюдь не противоречит. «Потому что в головном офисе российского представительства компании в Санкт-Петербурге очень грамотно подходят к размещению каждого нового ресторана», – объясняет он. Впрочем, иркутский рынок, по мнению нашего собеседника, в плане дальнейшего развития сети, скорее всего, себя исчерпал. Сейчас Пётр начал собственный бизнес – открыл в Ангарске дисконт-бар Killfish. По франшизе, естественно.

Минус на минус

Растущую концентрацию подобных проектов на иркутском рынке эксперты объясняют тем, что Россия сейчас в принципе переживает бум франчайзинга. При этом, по словам аналитика управляющей компании «Финам Менеджмент» Максима Клягина, почти 90% франшиз на локальном рынке относятся к розничной торговле, индустрии общественного питания и сфере услуг. «Другие направления практически не развиты», – говорит аналитик. Пётр Ядрышников, в свою очередь, объясняет, что открыть по франшизе ресторан фаст-фуда сложнее, чем магазин одежды. «Но в случае с рестораном это даст максимальный выхлоп при сопоставимых вложениях, нежели магазин. Конечно, при условии, что речь не идёт о полноценном ресторане с кухней полного цикла. Этим и объясняется такое обилие на местном рынке франшиз из сегмента общественного питания», – говорит Пётр.

Способствует росту числа франчайзинговых проектов, по словам Максима Клягина, увеличение качественных торговых площадей, а также то, что покупка успешно действующей франшизы, как правило, является наименее затратной и рискованной стратегией развития собственного бизнеса. В то же время для многих крупных российских и зарубежных компаний франчайзинг сегодня единственный реальный способ развивать свою региональную сеть. «Самостоятельно это сделать в масштабах нашей страны нереально», – заявляют специалисты.

Впрочем, есть у такого способа развития бизнеса и неизбежные недостатки. И главный из них, по мнению Сергея Лыкова, заключается в необходимости постоянной уплаты роялти – регулярных отчислений продавцу франшизы. «А русский менталитет таков, что делиться прибылью у нас не любит никто», – объясняет простую логику отечественных предпринимателей эксперт. Притом что, к примеру, у той же «Шоколадницы» размер роялти составляет 7% в месяц от валовой выручки. Самым высоким размер отчислений считается у ресторанов Subway – 8% от ежемесячного оборота средств. Но даже при среднем размере роялти сумма, по словам Сергея Лыкова, получается существенной. 

– Простой пример: стандартный павильон кафе-пекарни Cinnabon в месяц имеет оборот около 3 миллионов рублей, – рассказывает обо всей цепочке собеседник «Конкурента». – Если вычесть из этой суммы расходы на аренду площади, закупку всех продуктов, зарплату персонала, налоги и другие постоянные траты, получится, что выручка составляет примерно 1,8 миллиона рублей в месяц. Стандартные 7% роялти от этой суммы – это больше 120 тысяч рублей в месяц, или почти 1,5 миллиона рублей в год. Конечно, мало кто захочет просто так расстаться с такой суммой.

Сделано в Иркутске

Сегодня
в Иркутской области самая высокая конкуренция между франчайзи, владеющих ресторанами, которые работают под брендом «Subway»

Неудивительно, что в процессе работы неизбежно приходится сталкиваться с недобросовестными партнёрами. Причём иркутские предприниматели, которые не только покупают франшизы других компаний, но и сами являются их активными поставщиками на рынок, знают об этой стороне бизнеса не понаслышке. Руководитель отдела маркетинга компании Harat’s Pub Russia Светлана Дужак рассказывает реальную историю: 

– Как-то в одном из городов у нас появился потенциальный партнёр. Приехал в Иркутск, всё посмотрел, собрался было уже покупать франшизу, но вдруг куда-то исчез и больше на связь не вышел. Позже в этом же городе у нас появился другой партнёр. И когда наши сотрудники приехали туда в командировку, что неизбежно сопровождает открытие нового ресторана сети, оказалось, в этом городе уже работает похожее заведение. Решили посмотреть и обнаружили там грустного владельца, который хоть и скопировал общую концепцию заведения, однако атмосферу воссоздать не смог.

К слову, похожая история произошла и с одним из местных предпринимателей. Так, первые три ресторана Subway в Иркутске спустя три года работы на рынке превратились в Subclub. Было ли это связано с нежеланием платить роялти владельцу франшизы или произошло на волне кризиса, по-прежнему неизвестно.

Есть у развития сети на таких условиях и другие нюансы. «Год у нас ушёл только на то, чтобы про-считать и написать своё франчайзинговое предложение», – объясняет Светлана Дужак. При этом в общей сложности по франшизе Harat’s Pub сегодня открыто уже 35 ресторанов в более чем 20 городах страны. В ближайший год их количество возрастет ещё на 16 пабов. В перспективе – выход на международный рынок. Частью этой работы является запланированное на конец ноября открытие первого паба сети в Паттайе (Таиланд). Правда, его компания строит самостоятельно. По словам Светланы Дужак, это необходимо для того, чтобы откатать все процессы распространения франшизы за рубежом. Тем более что уже есть предложения о её приобретении из Казахстана и Украины.

Попробовать себя в роли франчайзера собирается в будущем и Егор Охотин. Как оказалось, он владеет не только сетью кафе-мороженого «33 пингвина», но и парой пиццерий. Причём пиццерии – это полностью его проект. В планах Егора зарегистрировать его в качестве франшизы и продавать по городам Сибири. 

Также в ближайшее время на российском рынке должна появиться ещё одна франшиза иркутского происхождения. Речь о ресторане Lapsha New York, принадлежащем «Альянс Ресторанс». Сейчас компания готовится к ребрендингу ресторана и выходу с новым предложением на российский рынок.

Читайте также
Свежий номер
События
Фоторепортажи
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector