издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Заложить за полцены

  • Автор: ЕЛЕНА КОРКИНА

Всё чаще в Иркутске на месте продуктовых магазинов или других торговых точек возникают ломбарды. Такая активность вызывает массу вопросов, главный из которых – с чем связано развитие этого вида бизнеса, который в глазах обывателей всё ещё остаётся довольно сомнительным.

Ломбардный бум

Маркетинговое агентство РБК.research весной этого года провело исследование, посвящённое российскому рынку ломбардов. В частности, исследователи выяснили, что в Сибирском федеральном округе наибольшая плотность этих заведений: в среднем на 18,8 тысячи человек приходится один ломбард. Правда, Иркутская область вовсе не является чемпионом: на первых позициях Алтайский край, Омск и Новосибирск. 

У нас активное развитие рынка происходит в последние несколько лет, Иркутск, что называется, догоняет. «Если сравнивать с другими сибирскими регионами, то здесь всё происходит чуть позже, – считает генеральный директор ООО «Ломбард Эльком», в которое входят десять отделений, Эльмира Гареева. – Когда четыре года назад я разговаривала с коллегами из Красноярска и Новосибирска, они отмечали, что в Иркутске очень мало ломбардов, в то время как там они открывались десятками». Впрочем, сейчас, по мнению Гареевой, недостатка в ломбардах город не испытывает. Причём это касается как центральных, так и спальных районов, правда, проходимость отличается в разы. «Скажем, на Байкальской у нас может быть 30 клиентов в день, в Университетском – 4-5», – отмечает Гареева.

Усиливающееся желание людей взять заём под залог исполнительный директор региональной ассоциации ломбардов Иркутской области «РегиАЛ» Геннадий Дьяченко объясняет возросшими потребительскими нуждами и лёгкостью получения средств: в отличие от банка или микрокредитной организации ломбард может выдать деньги практически мгновенно. «Ситуация простая, – считает Дьяченко, – соседи, родственники, друзья не занимают денег, а человеку куда деваться? Машину стукнул, у дочери день рождения, ипотечный кредит – вот и решает вопрос через ломбард». Кстати, Дьяченко уверен, что для сибирского менталитета принцип ломбарда подходит как нельзя лучше: не нужно просить и кланяться, да и не хотят сибиряки, как народ здравомыслящий, получать что-то по принципу «Не отдам – никто не будет догонять». Свои причины обратиться в ломбард есть и у автолюбителей. «Количество автомобилей увеличивается в разы, рынок перенасыщен, спроса нет, – рассуждает генеральный директор ООО «ИнвесТранс» Максим Федаш, чья фирма, в частности, выдаёт займы под залог автомобилей и недвижимости. – Случается, что люди не могут продать машину и приходят за этим к нам». 

Впрочем, признавая рост рынка, Геннадий Дьяченко отмечает, что у этого процесса есть и обратная сторона: не выдерживая конкуренции, часть ломбардов закрывается (по данным РБК.research , в России закрывается четверть новых ломбардов). Общая тенденция – укрепление сетей с тремя и более отделениями и закрытие мелких ломбардов. В то же время региональные фирмы, как и прежде, преобладают: так, в Иркутск сумела зайти только ювелирная сеть «585», кстати, крупнейший игрок российского рынка.

«Вновь открывшимся организациям, в том числе тем, кто приходит из других субъектов нашей страны, сейчас сложно, – подтверждает Максим Федаш. – К ним доверия нет, потому что в Иркутске, Шелехове, Ангарске связи очень тесные, клиенты наши в основном бизнесмены, которые отдавать недвижимость предпочитают по рекомендации устоявшимся фирмам». 

Кстати, по мнению эксперта, ситуация на рынке автоломбардов несколько отличается от ломбардного бизнеса в целом: на развитие бизнеса уходит не 1,5–2 года, а 3-4, к тому же этот сегмент более инертный, количество ломбардов практически не меняется, стабильных крупных игроков на рынке всего порядка десяти. Клиентская база тоже постоянная, но, несмотря на статус и деловой опыт, очень доверчивая. «Только десять процентов клиентов читают договор, – удивляется Федаш. – Люди действуют инстинктивно: если один раз дали кредит, он его выплатил, значит, можно быть уверенным. Такой уж у нас менталитет, что, конечно, даёт недобросовестным фирмам возможность для финансовых махинаций». По мнению Геннадия Дьяченко, именно из-за случающихся обманов и неотрегулированного законодательства автоломбарды «не идут».

Наркоманы, нищие и бизнесмены

То время, когда ломбард ассоциировался лишь со скупкой краденого и душераздирающими историями обнищавших донельзя людей, кануло в лету. Эксперты отмечают: отношение к этим заведениям постепенно меняется, сейчас в ломбарде можно встретить людей любого социального положения, пола и возраста, при этом Эльмира Гареева уточняет, что в последние годы среди клиентов преобладает молодёжь. По мнению Геннадия Дьяченко, только работники бюджетный сферы до сих пор относятся к ломбардам с неприятием. «Учителям, например, всё Достоевский и бабушка, убитая топором, мерещатся», – замечает он и добавляет, что с 1990-х ломбарды сильно изменились. Не в последнюю очередь благодаря закону о ломбардах, который появился шесть лет назад.

Спорить с этим тезисом сложно: в столицах в виде залога уже выступает элитный алкоголь. Иркутск до таких изысков ещё не дорос, но квартиры, землю и автомобили стоимостью от 50 тысяч до 3-4 миллионов у нас принимают вовсю. Причём вполне очевидно, что, если клиент закладывает машину, чтобы купить дом, вряд ли послезавтра он умрёт от голода. Более того, в ломбард обращаются не только физические лица. «Такой пример: организация строит дороги для муниципального образования. Контракт уже заключён, но деньги ещё не выделены. Сроки затягиваются, а зарплату надо выплачивать. Куда деваться? В банке придётся ждать, вот и обращаются в ломбард, – рассказывает Максим Федаш и переходит на более жизненные истории: – Бывает, что в данный момент нет денег на свадьбу, а люди до такой степени любят друг друга, что не могут ждать».

Впрочем, не только внезапная свадьба, но и предсказуемые праздники вроде дня рождения или Нового года приводят людей в ломбард, так что торжества и подарки не менее частая причина обращения за займом, чем внезапная авария, крупная покупка или необходимость вновь платить по кредиту. 

Большинство ломбардов, конечно, принимают золото: на рынке доля ювелирных ломбардов около 90%. Кроме того, работают с ноутбуками и планшетами, мобильными телефонами и другой дорогостоящей техникой. Так, Геннадий Дьяченко среди прочих предметов залога называет бензопилы и другой ручной электроинструмент. Видимо, это тоже сибирская специфика.

Всё чаще люди приходят в ломбард за покупками. «Предрассудков нет. Некоторые говорят: «Я посмотрела, в рознице-то двойная цена, а почему дочери-школьнице не подарить серёжки за половину стоимости?» – рассуждает Геннадий Дьяченко. – Женские страсти тоже порой связаны с ломбардом: некоторые так свои ювелирные изделия обновляют: одно сдадут, другое купят. Выбор есть, изделия дешёвые – всего 60–70% от стоимости. Другим кажется, что у неё целый чемодан этих украшений, а на самом деле она их просто постоянно меняет». 

Что касается пресловутой скупки краденого, то бизнесмены признают: такое случается, но в то же время всеми силами подчёркивают, что официальному ломбарду такие клиенты ни к чему. «Если полиция делает выемку, ты теряешь и деньги, и вещь, – объясняет свою позицию Эльмира Гареева. – Я знала одного человека, который скупал краденое, но для себя считаю это невыгодным, да и идти к нам большого смысла нет: залог мы без паспорта не принимаем, заключаем договоры. Тем, кто ворует, проще сбыть у азербайджанцев: паспорта не нужно, позвонил ночью, они вышли, сдал». Гареева добавляет, что у неё на десять ломбардов приходится в худшем случае одна-две выемки в месяц, и признаётся: с полицией она сотрудничает охотно.

Геннадий Дьяченко также отмечает, какую важную роль в поимке преступников играют ломбарды. «Вот последний случай был в Тольятти, – рассказывает он. – Гордума поставила вопрос: нужно сократить режим работы с 8 до 20. Основная причина – грабят и сдают вечерами. И знаете, кто воспротивился? Полиция, потому что ломбарды для них – самый главный источник информации. Как говорят милицейские работники, лучше пусть приходят в ломбард, по паспорту сдают и оставляют следы, чем потом их в подворотне искать». При этом Дьяченко признаёт: в Иркутской области взаимодействие с полицией в целом не особенно налажено. «Слишком частая сменяемость сотрудников, – поясняет он, – а это история долгоиграющая».

Зона стабильности и роста

В Иркутской области около 80 юридических лиц, занимающихся ломбардной деятельностью. Очевидно, что отделений гораздо больше, причём, по оценке Геннадия Дьяченко, около 30% из них нелегальные. Интересно также, что порядка 20% зарегистрированных ломбардов области не стоят на обязательном учёте в Межрегиональном управлении Федеральной службы по финансовому мониторингу по СФО, как сообщили «Конкуренту» в ведомстве. 

Четыре года назад владельцы ломбардов на вопрос «Конкурента», привёл ли кризис новых клиентов, отвечали отрицательно. Сегодня ответы двойственные. «Когда в 2009 году был кризис, поначалу не хватало денег для работы: заводы золото не покупали, клиенты вещи выкупали реже, хотя несли много, – вспоминает Эльмира Гареева. – Было очень много дорогих вещей, так что мы их даже не продавали, ждали, когда хозяева за ними вернутся». При этом Гареева отмечает: в целом для ломбарда кризис – это хорошо. По всей видимости, ещё лучше чередование периодов, а также канун праздников. «Перед праздниками у нас всегда завал, – признаётся она. – Людям нужно запасаться деньгами». В среднем такой запас составляет около 1500–2000 рублей, хотя порой, когда речь идёт об автомобилях и недвижимости, полученные суммы достигают нескольких сотен тысяч рублей.

Обращаясь в ломбард, следует быть готовым к тому, что обычная ставка – 18–20% в месяц, впрочем, отдавая вещь под залог, около 10% клиентов заранее сообщают, что платить проценты и забирать её они не планируют. Ломбардам, которые основную часть прибыли получают как раз с процентов, конечно, выгоднее, чтобы люди возвращались. Отсюда индивидуальный подход к постоянным клиентам и возможность перезалога. Кстати, намеренно занижать оценочную стоимость по этой же причине никто не спешит. 

«Оценочная стоимость золота зависит от того, по какой цене мы сможем его продать, – объясняет Эльмира Гареева. – Сейчас заводы покупают лом по 790 рублей за грамм. Естественно, мы не можем давать за изделие больше: нужно заложить в цену свои затраты, аренду, налоги». При этом Гареева отмечает, что в данный момент изделия всё-таки принимают чуть дороже, чем хотелось бы: закупочная цена упала, но люди не готовы получать 760 рублей за грамм вместо недавних 800. Когда невыкупленные залоги будут выставлены на продажу, цена поднимется до 1300 рублей за грамм, а в ювелирном магазине – до 2400, так что неудивительно, что у ломбарда есть свои покупатели. В целом по отрасли оценочная стоимость составляет 25–60% розничной цены. Колебания зависят от состояния залога. Так, за бывшую в употреблении технику можно получить 25–30%, за новую – порядка 50%. Машину в среднем сдают за 50% стоимости, но в отдельных случаях, по словам Максима Федаша, цена может достигать 80%. 

Вообще, бизнес можно назвать достаточно устойчивым: конкуренции банков и кредитных организаций бизнесмены не боятся, хотя специалисты РБК.research видят прямую взаимосвязь между развитием банковского кредитования и усилением конкуренции на рынке ломбардов. Кроме того, по данным агентства, за период с 2012 по весну 2013 года микрофинансовые организации отобрали у ломбардов 20–30% рынка. И всё-таки разница между клиентами этих двух видов учреждений ещё сохраняется.

«Кредитные организации я конкурентами не считаю: это совершенно другой бизнес, – уверена Эльмира Гареева. – Что касается конкуренции внутри отрасли, то профессионалы приходят. Но если раньше, лет 10 назад, открылись, и всё пошло, то сейчас новичкам очень сложно конкурировать». «Многие приходят в этот бизнес из торговли, но потом понимают: лучше вагон угля продать и месяц отдыхать, – рассуждает Геннадий Дьяченко. – Здесь столько работы с документами, конт­роль пробирной палаты и Роспотребнадзора, хранение залогов, предпродажная подготовка, контроль за сотрудниками – в общем, дело хлопотное, многие его чураются и уходят. Остаются те, кто может этим заниматься и чувствует перспективу».

Читайте также
Свежий номер
События
Фоторепортажи
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector