издательская группа
Восточно-Сибирская правда

300 метров лёгкой славы

Естественный отбор

Стартовав 7 октября в Москве, эстафета добиралась до Иркутска почти полтора месяца, пройдя через всю Центральную Россию, по дороге в Якутск, побывав на международной космической станции, на другом конце страны и с Дальнего Востока направившись югами в Сибирь. Через Читу и Улан-Удэ добравшись до Листянки, олимпийский огонь побывал в студёных волнах Байкала и наконец прибыл в Иркутск. Около десяти часов утра факелоносцы и простые люди, торопившиеся через перекрытый оцеплением Свердловский район на вокзал станции Иркутск-Пассажирский, видели яркий поезд в брызгах и потёках рекламы известной газировки – спонсора мероприятия, неторопливо стукающий шпалами со станции Кая, где олимпийский огонь ночевал после моржевания в славном море, священном Байкале. 

Подготовка к приёму олимпийского огня началась в Иркутске задолго до того, как лампаду зажгли в Греции. Ещё в середине лета стартовал отбор кандидатов в факелоносцы. В оргкомитете эстафеты не смогли точно пояснить, кто, как и по каким критериям отбирал кандидатов. Известно, что обычный человек самостоятельно не мог выставить свою кандидатуру – самых достойных выдвигали организации. Часть из 227 факелоносцев города выбирали организации-спонсоры: 34 человека – ФГУП ВСЖД, ещё 38 – местное представительство Coca-Cola. В оргкомитете строго уточнили: это не значит, что могли быть заявлены только участники от своей организации – выбирали среди достойнейших людей города. Приятно осознавать, что руководство железной дороги среди них увидело четырёх представителей местных СМИ, в том числе корреспондента «ВСП». 

В свою очередь производители сильногазированного напитка сообщили, что они предоставили возможность стать факелоносцем каждому россиянину старше 14 лет, который ведёт здоровый и активный образ жизни и меняет жизнь к лучшему. Всего по России Coca-Cola выбрала 2014 факелоносцев. Татьяна Лазарева, член жюри кампании по выбору факелоносцев, выбрала лучшие истории в Сибирском федеральном округе. Среди героев – иркутянин Александр Клепиков, альпинист и самый молодой мастер спорта за всю историю в стране, неоднократный участник и призёр чемпионата России по альпинизму, который пронёс олимпийский огонь в районе плотины ГЭС в 12:51.

Между городами олимпийский огонь передвигался в лампаде,
зажжённой непосредственно на родине олимпийских игр, в Греции

Выдвинутым в кандидаты в августе предложили заполнить весьма подробные анкеты в двух экземплярах. Среди обычных вопросов о личности кандидата бросалось в глаза предложение ему самому сформулировать, как он думает, почему он достоин быть факелоносцем. Ответы изобретательностью не отличались – все скромно сообщали о своей активной жизненной позиции, высоких морально-волевых качествах и «приверженности высоким идеалам олимпийского движения» – впрочем, это была уже не отсебятина, а прямая цитата из той же самой анкеты, только из начальной общей части, где и сообщалось, кто собственно достоин стать факелоносцем. 

Затем наступило долгое молчание и томительное ожидание. Подтверждения кандидатур стали приходить на электронную почту номинантов за месяц до события, с конца октября. Помимо поздравлений с оказанной высокой честью, письма содержали подробную информацию и пошаговые инструкции: «Уважаемый Бертольд Александрович Корк, примите наши поздравления – вы стали факелоносцем эстафеты олимпийского огня «Сочи-2014»! Вы понесёте олимпийский огонь – символ предстоящих Олимпийских игр!

Мы рады подтвердить ваше участие в эстафете олимпийского огня «Сочи-2014».

Ваш идентификационный номер факелоносца (ID) – 13409». Во вложенных файлах в стиле «вопросы и ответы» объяснялись цели и задачи эстафеты и зачем она вообще нужна. Также объяснялось, кто может стать факелоносцем, что уже утверждённому кандидату было в общем-то безразлично; технические параметры факела, смысл расцветки формы: белый фон символизирует мирный характер Олимпийских игр, а «радужный перелив от холодного синего до обжигающего оранжевого и жизнерадостного зелёного» – многообразие, разносторонность, гостеприимство и радушие русского народа. 

Глубокий внутренний смысл расцветки был понятен не всем – некоторые несознательные граждане сразу определили декор белого костюма с «радужным переливом» по плечам и рукавам как «винегрет на снегу». Среди множества риторических вопросов, направленных на вызов гордости у факелоносца, два были чисто практическими, с лаконичным суховатым ответом: на вопросы «Будут ли кормить на сборном пункте?» и «Входит ли в комплект формы обувь?» организаторы сказали своё решительное «нет». 

Стать факелоносцем мог любой человек, вне зависимости от состояния здоровья,
с 14 до 18 лет – с согласия родителей. Верхний возрастной предел был не ограничен

За две недели до эстафеты в Иркутске факелоносцам пришли уведомления с номером участка бега, который назывался «слотом» и составлял не более 300 метров, и прикреплённой картой с отмеченным личным отрезком дистанции. 

Всего протяжённость эстафеты по Иркутску составила 34 километра, которые были «нарезаны» на 227 слотов. Как поётся в одной популярной рекламе продукта, имеющего непосредственное отношение к организации мероприятия, «праздник к нам приходит».

Томительное ожидание 

Для пущей эргономичности проведения эстафеты Иркутск разделили на этапы, ограниченные пунктами, где собирались факелоносцы и откуда их развозили и расставляли по своим слотам – вокзал, ИрГТУ, управление ГЭС и далее по центру города. Поскольку движение было перекрыто, участники эстафеты, факелоносцы и волонтёры добирались до сборных пунктов пешком по 

бодрящему утреннему морозцу. В отличие от простых горожан, вышедших посмотреть на мероприятие и одевшихся потеплее, участники морозец хорошо прочувствовали: в информационных письмах было особо оговорено, что за их одеждой на сборных пунктах никто присматривать не будет, поэтому лучше было одеться полегче, чтобы без труда натянуть поверх форму. По той же причине не рекомендовалось брать с собой много вещей или сумки, предлагалось ограничиться паспортом, сотовым телефоном и необходимыми лекарствами – участие больных и инвалидов в эстафете не запрещалось, с понятными оговорками, что если нужно инвалидное кресло, то оно должно быть своё. 

В сборном пункте в актовом зале ИрГТУ царила особая атмосфера. Факелоносцу нужно было для получения формы «закрыть наряд» – заполнить три счёта в двух экземплярах: по два на форму и ещё один на факел. Нужно отметить, что в любом племенном стаде всегда найдётся паршивая овца. Не все факелоносцы в полной мере прочувствовали гордость за своё положение. Переодеваясь в гардеробе, «Иркутский репортёр» стал свидетелем некрасивой сцены – один молодой человек, неприязненно перебирая форму, разговаривал по сотовому с кем-то из организации, которая его вы-двинула. Ему не нравилось всё: расцветка формы, её покрой, размер и вообще существование. «Как я побегу в испорченном настроении? – капризно вопрошал он. – А что будет, если я откажусь?» Видимо, за это ничего не было, потому что на трассе его так и не увидели. Вопрос с недостающим участником решился несколько комично – у одного из факелоносцев именно в этот день был день рождения, поэтому в качестве подарка ему предоставили возможность пробежать два слота.

Перед выходом на трассу прошёл небольшой инструктаж. Он касался самого момента зажжения одного факела от другого во время передачи огня. 

– Прибежавший должен держать факел в левой руке, встречающий – в правой. Вы встаёте на одну линию лицом в одну сторону и перекрещиваете факелы – это называется «поцелуй», – объясняла девушка-волонтёр, легко передвигая неповоротливые тела вышедших для демонстрации процесса факелоносцев, как манекены на витрине. – Газ может смёрзнуться, поэтому в такой позе нужно простоять минуту, пока огонь уверенно разгорится. Не торчим без дела в это время – улыбаемся и машем, генерируем хорошее настроение для зрителей. 

«Наглядные пособия», перекрестив ещё не горящие факелы, натужно улыбались и махали руками, как утопающие. 

– Помните, что фотографироваться со зрителями, пока вы ждёте приближения бегущего к вам навстречу факелоносца, – это ваша почётная обязанность. Отказываться категорически не советую. После «поцелуя» к вам подойдёт человек из сопровождения огня и погасит факел специальным ключом, перекрыв газ. После этого дожидайтесь автобуса. Обратите внимание – даже в потушенном факеле может остаться смёрзшийся газ, который способен полыхнуть в тепле, когда вы зайдёте в автобус. Так что осторожнее. Всё, собираемся. 

Перед посадкой в автобус несколько несознательных факелоносцев закурили, хотя правилами внутреннего распорядка это запрещалось – курить, приходить в состоянии алкогольного и наркотического опьянения, что несовместимо с высокими идеалами олимпийского движения. 

Минута славы 

Момент зажжения одного факела от другого нежно-романтично назывался «поцелуем»

Чтобы факелоносцы не мёрзли на этапе, движение было организовано конвейерным методом. Впереди шёл автобус, расставлявший их, как картофель на грядке, потом, дождавшись эстафеты, они бежали вслед за минивэном, в котором, как в махновской тачанке, из задних открытых дверей пулемётом торчал объектив камеры прямой трансляции, а следом шёл ещё один автобус, собиравший урожай уже пробежавших дистанцию факелоносцев. 

Глас неизбежной общественной оппозиции вещал, что людей выгнали глазеть на мероприятие принудительно. Действительно, как стало известно из множества источников, служащим бюджетной сферы обещали за это дневной отгул. Однако можно выгнать кнутом и пряником людей на мероприятие, но нельзя их заставить радоваться. Люди искренне веселились, снимали происходящее на фото– и видеотехнику: доказывая возросшее благосостояние населения, над толпой реяли многочисленные планшеты и прочие «айпэды» в режиме видео-съёмки. На ключевых точках люди стояли семьями, с детьми, выстраиваясь в очередь на фото с факелоносцем. На этот случай была строгая инструкция – факел из рук не выпускать! И улыбаться… 

Нужно заметить, что во всей громоздкой организации эстафеты факелоносцы были самыми беспечными и безответственными персонажами. Их довозили до этапа, там встречали волонтёры, которые координировали общение с населением и фотосессии, потом выставляли в нужной позе в заданной точке, подсказывали, что делать, на этапе их сопровождало плотное оцепление охраны. Охрана была такой тщательной, что в голове невольно вертелась песенка из альбома культовой иркутской группы «Принцип не-определённости» с говорящим названием «При попытке к бегству»: «Забери меня отсюда, жандармерия, увези меня подальше, жандармерия!..» С зажжённым факелом участник эстафеты становился внутри «конверта» из восьми плотных молодых людей – они осуществляли охрану от внешнего мира. Ещё один, старший, бежал, как ангел-хранитель, за правым плечом – собственно, бег начинался с его команды: «Каре, осуществляем сопровождение!» На инструктаже факелоносцам объяснили, что он поддержит, если споткнёшься или поскользнёшься, поможет нести факел, если отнимется рука, доволочёт до финиша на себе, если потеряешь сознание. 

Настоящими трудягами, скромными героями эстафеты были волонтёры, осуществлявшие всю организацию. Факелоносцы же были самыми беспечными участниками – волонтёры общались с ними в стиле «по улицам слона водили»

Время, затрачиваемое одним факелоносцем на бег, пролетало как пуля у виска – даже при самой неторопливой трусце оно занимало не более двух-трёх минут. Ещё древние римляне заметили: так проходит земная слава. В смысле очень быстро. 

Незаметные герои 

В конце этой пафосной истории хотелось бы восстановить маленькую историческую справедливость. Главными героями эстафеты олимпийского огня, конечно, являются факелоносцы. С ними фотографировались, их все любили, и если бы была возможность, их несли бы по этапу на руках. Но настоящими трудягами, на которых всё держалось, были скромные и малозаметные волонтёры – 

обычные студенты иркутских вузов. Именно они встречали, одевали, инструктировали, обучали, выставляли на этап и под локоток подсаживали в автобус после него. Они встречали факелоносцев с этапа на сборных пунктах аплодисментами, теша их маленькое злое тщеславие. 

«Иркутскому репортёру» удалось поговорить со студенткой БГУЭП Полиной Прохоровой, которая была сопровождающим волонтёром на его этапе №058.

Фотографироваться, общаться с местным населением, пришедшим на эстафету, и вообще «генерировать хорошее настроение» входило в обязанности каждого факелоносца

– Как вы попали в волонтёры? 

– В начале октября на всех информационных каналах университета начали транслироваться ролики, рекламирующие прибытие олимпийского огня в Иркутск. Далее студентам предлагалось заполнить анкету-заявку на участие. Меня заинтересовала эта тема, захотелось как-то приобщиться к мероприятию, и я отправила заявку. В начале ноября мне перезвонили и предложили прийти на собеседование – оно состоялось 13 ноября, там объяснили основные обязанности волонтёров.

– Как студенты отнеслись к возможности поработать на эстафете? 

– Мнения студентов разделились от минус до плюс бесконечности. Были те, кто негативно отнёсся: «Пир во время чумы… Деньги, затраченные на реализацию этого проекта, можно было направить в полезное русло». Кто-то сказал: «Мне всё равно». Но нашлись и такие молодые люди, кто подумал: «Такое событие бывает только раз в жизни, пропустить нельзя». Вот они и стали волонтерами – в нашем вузе это порядка сорока человек. 

– Какие требования были к кандидатам в волонтёры, вёлся ли какой-то отсев?

– Основное требование – стопроцентное присутствие в Иркутске 22–24 ноября. На начальном этапе «отсеялось» очень много претендентов: они не подошли по состоянию здоровья или имели негативный опыт общения с правоохранительными органами. Приветствовались знание английского и заслуги в спорте. Необходимо было пройти предварительный инструктаж и подписать договор безвозмездного оказания услуг.

– Правда ли, что волонтёры подписывали документ о неразглашении? Были ли какие-то принципиальные запреты на момент работы?

– Да, был такой пункт в договоре. Нам запрещалось рассказывать где-либо детали сценария проведения вплоть до окончания действия договора – 00.00 часов 25 ноября. Запретов было немало, например на брендированную одежду: категорически нельзя было надевать с ветровкой волонтёра одежду других торговых марок; запрет на употребление спиртных напитков и табачных изделий «в тот момент, когда на вас куртка волонтёра»; запрещено было покупать напитки каких-либо производителей, кроме Coca-Cola. 

Факела были именные – пронумерованы по личным номерам участникам, и только они имели право
их выкупить

– Как проводился инструктаж перед эстафетой?

– Собрание проходило 22 ноября в ИГЛУ. Сначала всех собрали в общем зале для приветствия, познакомили с кураторами из Москвы, объяснили общие правила. Затем мы разошлись по аудиториям, по своим специализациям. Для нашей группы репетицией стало прохождение по маршруту. Уточнили точки, где именно мы встречаем факелоносцев. Вообще у волонтёров было шесть специализаций: маршрут, пункты сбора, городские празднования, транспорт, обеспечение жизнедеятельности команды, работа со СМИ.

– Что происходило 24-го утром?

– Форму и бейджи мы получили ещё на собрании в ИГЛУ. 24 ноября в 9.00 собирались в НИ ИрГТУ, движение было перекрыто, и все при­ехали намного раньше. Фотографировались, знакомились, общались, руководители команд напомнили нам правила поведения. В 10.45 автобус начал развозить волонтёров по точкам. У каждого на бейдже был номер, как на столбе, у которого нужно стоять. В 11.00 я уже стояла на своём месте. С именами факелоносцев было сложнее. Одни руководители сообщили с вечера, с кем предстоит познакомиться, другие – только утром. Так что я лишь утром узнала, что мне предстоит познакомиться с вами лично. 

– Что входило в ваши обязанности? 

Форму факелоносца, расцветку которой некоторые называли «винегрет на снегу», организаторы оставили факелоносцам на память совершенно бесплатно

– Нам нужно было раздать флажки для приветствия факелоносцев собравшимся людям. Народ собирался постепенно, люди в основном не знали, как себя вести, спрашивали, что можно, чего нельзя делать. Главным для нас было сохранить факелоносца и факел. Понимаю, странно звучит, но во время эстафеты в других городах случалось всякое: факелоносец уходил в толпу, стоящие люди забирали и уносили факел. Абсурд, но возможно всё. Как такового сценария возможного развития форс-мажора не разбиралось. Мы должны быть максимально дружелюбны и расположены к людям, чтобы не спровоцировать конфликтную ситуацию. Не должны отходить от факелоносца, оставлять его одного и препятствовать людям фотографироваться.  Нам нужно было выделяться из толпы, чтобы автобус не проехал мимо, находиться рядом с факелоносцем всё время на случай, если ему что-нибудь понадобится или возникнет проблема. 

Всего на эстафете отработало 440 волонтёров – героев второго плана было почти в два раза больше, чем главных действующих лиц – факелоносцев. 

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector