издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Историю ограничили

  • Автор: АЛЁНА МАХНЁВА

В Иркутске приняты границы исторического поселения. Формально новостью это считать сложно – постановление правительства региона, которое чётко обозначило «особо охраняемую городскую территорию», датировано 12 декабря 2013 года. Однако даже для экспертов от архитектуры и градостроения, горячо обсуждавших проект границ весь прошлый год, это стало сюрпризом. Удивление у специалистов вызывают изменения, которые претерпел проект, и «разжалование» Иркутска в историческое поселение регионального, а не федерального значения.

Строительный коллапс в Иркутске отменяется – границы исторического поселения в столице региона приняты. Напомним, в прошлом году ни одно обсуждение проекта исторического поселения не обходилось без напоминания о том, что если до конца декабря границы не будут утверждены, с 1 января 2014 года вся территория города автоматически попадёт в категорию охраняемого наследия, и ни одно разрешение на строительство не будет выдано без согласования с федеральным центром. По федеральному закону, до уточнения границ статус исторического поселения распространяется на всю территорию города. Без них нельзя было бы принять и такой основополагающий для развития города документ, как Правила землепользования и застройки (ПЗЗ). А федеральный законодатель чётко обозначил срок их утверждения для городских округов и поселений – до 31 декабря 2013 года.

В январе прошлого года в региональной Службе по охране объектов культурного наследия прошла первая рабочая встреча, где эксперт­ное сообщество договорилось начать совместную работу над уточнением границ Иркутска как исторического поселения. Непростую задачу – готовой методики определения и утверждения границ у специалистов не было – предстояло выполнить в крайне сжатые сроки. 

Границы зажали

К июлю «Иркутскгипродорнии» завершил первый этап работы над проектом и передал его в администрацию города на согласование. На тот момент в историческое поселение планировалось включить 1046 объектов культурного наследия, 12 ансамблей, 11 фрагментов исторических планировок и шесть элементов градоформирующего природного каркаса. Опорный план исторического поселения по версии института состоял из трёх частей: первая в Иркутске-II в границах улиц Новаторов, Авиастроителей, Просвещения, Жукова, Мира; вторая, самая крупная, охватывала практически весь центр города, Глазковский некрополь и береговую линию Ангары вдоль железнодорожного вокзала; третья – участок в районе управления ГЭС. 

В конце сентября Минкультуры РФ, ознакомившись с проектом иркутян, предложило уменьшить территорию исторического поселения, чтобы туда не попали аварийные и ветхие дома, на месте которых можно что-нибудь построить. Когда месяцем позже, после доработки в администрации города, проект вновь отправился в Москву, границы предполагаемого исторического поселения, как шагреневая кожа, ужались до участка между улицами Карла Маркса, Грязнова и Урицкого, осталось 87 объектов культурного наследия и 3 ансамбля.

– Граница охватывала территорию от середины предместья Марата, выходя за Центральный парк и телецентр, по «новому» мосту переходила на другой берег и захватывала Кайскую рощу, включая акваторию Ангары с островами – её тоже нужно охранять как градоформирующий фактор, – говорит о проекте «Иркутскгипродорнии» Михаил Степанов, начальник отдела реставрации института, участвовавший в разработке документа. – После корректив администрации границы сжались. Акватория Ангары вовсе выпала, а это может привести к тому, что завтра острова засыплют и превратят в площадку для застройки, что сегодня уже происходит. Ангара в том виде, в котором она сформировала город Иркутск, перестанет существовать. 

Также может исчезнуть Ушаковка, опасается эксперт, как маленькая речка между остановкой Южная и Академгородком, которая уже спрятана в бетонную трубу. А ведь город родился и рос именно между рек и болот – отсюда изгибы старинных улиц.

Новый порядок

Впрочем, в итоге не был утверждён ни проект «Иркутскгипродорнии», ни его выхолощенное подобие. 

В ноябре Минкультуры должно было принять порядок утверждения границ, предметы охраны и перечни исторических поселений федерального значения, затем аналогичная работа предстояла региону. Городские власти планировали принять необходимые документы на заседании Думы Иркутска в конце года. Но 12 декабря правительство Приангарья разрубило гордиев узел, выпустив распоряжение, утверждающее перечень из одного исторического поселения регионального значения и постановление, определяющее его границы. Это стало возможным после внесения 26 ноября соответствующих изменений в областной Закон «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов РФ в Иркутской области». Председатель комитета по градостроительной поли­тике Иркутска Евгений Харитонов сначала согласился дать комментарий «Конкуренту», а затем решил не общаться на эту тему. 

Юридические тонкости и мотивы региональных властей объяснил Григорий Ивлев, заместитель руководителя Службы по охране объектов культурного наследия Иркутской области (СООКН):

– Почему утверждение произошло на региональном уровне? До конца 2012 года Иркутск входил в перечень исторических поселений, утверждённый совместным приказом Минкультуры и Минэкономразвития РФ. В конце 2012 года в Федеральный закон «О памятниках…» внесены изменения, которые пре­дусматривают двухуровневую систему исторических поселений – федерального и регионального значения. Но федеральный закон не распространил своё действие на старый перечень, который формально не отменён. На заседаниях комитетов Госдумы обсуждалось, что исторические поселения нового типа – федеральные и региональные – будут утверждаться по заявлению либо органов местного самоуправления, либо региональных властей. Иркутск в 2013 году был в неопределённом положении, возникло несколько судебных споров, где даже судебная власть не дала точного понимания, является ли город историческим поселением федерального значения. У нас был правовой вакуум: федеральный законодатель не отнёс наш город ни к федеральным, ни к региональным, а по-прежнему называет просто историческим поселением. Министерство культуры ещё не определило процедуру утверждения исторического поселения федерального значения, в то время как на уровне области мы уже законодательно это отрегулировали. 

Чтобы избежать разночтений градостроительной документации и новых судебных споров, в правительстве региона приняли решение утвердить свой перечень исторических поселений, в который попал Иркутск. Опять же, строителям не пришлось столкнуться с «проблемой-2014» – ПЗЗ в Иркутске есть, выдавать разрешения на строительство ничто не мешает. 

Точки на карте

С каждым годом старый Иркутск, дом за домом, уходит в прошлое

Карта с границами исторического поселения опубликована в газете «Областная». Это четыре участка – центр города, небольшой кусочек в районе железнодорожного вок­зала, Глазковский некрополь и территория в предместье Марата. Границы практически полностью соответствуют утверждённому ещё в 2008 году проекту зон охраны объектов культурного наследия, по­яснил Ивлев. 

Эксперты утверждают: этот подход уязвим тем, что историческое поселение оказалось высказыванием, вырванным из контекста – градообразующего природного ландшафта. 

– Граница всё-таки не соответствует наименованию проекта, она не убедительна, – считает архитектор Надежда Красная, замдиректора по научной работе СибНИИ «Наследие», в прошлом возглавлявшая Центр по сохранению историко-культурного наследия. – Когда наш творческий коллектив делал проект зон охраны, мы фактически определяли эту территорию как достопримечательное место, и то не в таких границах. В проект зон охраны входят собственно охранные зоны памятников, зоны регулирования застройки и охраняемого природного ланд­шафта. Город человеком воспринимается как единое целое – природное и рукотворное. Чем гармоничнее это сочетание, тем выше качество городской среды. Почему улица Карла Маркса оборвалась вдруг и даже памятник конструктивизма, Карла Маркса, 53 не вошёл в границы, хотя он часть «заповедника» – градостроительного ансамбля улицы Большой? Я вижу в этом какие-то частные интересы. 

Как и Михаил Степанов, Надежда Красная обращает внимание на отсутствие в границах исторического поселения градоформирующих природных элементов Ангары и Ушаковки, которые явились основополагающими в развитии застройки города. 

Границы не заданы раз и навсегда, успокаивает Григорий Ивлев. ­СООКН уже прорабатывает изменения, чтобы сделать историческими участки в Свердловском и Ленинском районах. Эти вопросы служба намерена вынести на градостро-ительный совет, чтобы заручиться поддержкой экспертов, авторитетных проектных организаций, градостроительной общественности и города в целом. 

По мнению Надежды Красной, вопрос о статусе Иркутска не менее важен, чем конфигурация границ охраняемой исторической части. 

– Границы можно корректировать, а статус только теоретически, – говорит эксперт. – То, что здесь нет гласности, обсуждения – это недопустимо. Статус исторического поселения федерального значения для Иркутска – то же самое, что для полковника генеральские погоны. Если «разжаловали», то нужно дать объективные разъяснения. На сегодня никто не опровергал, что наследие Иркутска представляет российский интерес. Может, в текстовых документах к проекту были какие-то материалы, которые говорят, что он утратил свою значимость? Но в опубликованных документах таковые характеристики не содержатся. 

Статус не имеет значения

Смена статуса не влияет на правовой статус поселения, подчёркивает замруководителя СООКН, – разница только в уровне согласования документации – в Министерстве культуры РФ или на уровне губернатора области. Наследие регионального значения должно охраняться не хуже, чем федеральное.

Михаил Степанов, прежде тоже сотрудник Центра по сохранению историко-культурного наследия, один из тех, кто начинал работу по выявлению и паспортизации памятников, и вовсе сомневается, что границы удастся расширить: 

– У нас улица Софьи Перовской вся состоит из объектов культурного наследия, но уже только на бумаге, – приводит он пример. – Если объекты и сама планировочная структура улиц будет уничтожена, то на основании чего мы будем расширять границы? Существующие охранные зоны уже нуждаются в корректировке – на месте многих памятников остался только градостроительный регламент. 

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector