издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«В закрытие больницы они категорически не верят»

Иркутский омбудсмен раскрыл содержание доклада, написанного по итогам посещения психиатрических лечебниц

В конце прошлого года уполномоченный по правам человека Валерий Лукин выступил с инициативной закрытия психиатрической больницы в историческом здании Александровского централа, известного тем, что в своё время там отбывал наказание Феликс Эдмундович Дзержинский. Наш корреспондент решил выяснить, чем старая лечебница не угодила уполномоченному.

В начале 2013 года уполномоченный по правам человека в Иркутской области Валерий Лукин задался целью подготовить специальный доклад о проблемах соблюдения прав граждан, страдающих психическими расстройствами. Сотрудники аппарата объехали с десяток психиатрических лечебниц – больниц и психоневрологических интернатов – по всей области, в которых содержится около трёх тысяч пациентов. Лично Лукин побывал в четырёх. Проверялись санитарно-бытовые условия. 

– Качество лечения не подпадало под нашу компетенцию, поэтому мы проверяли условия содержания – питание, качество жизни, возможность помыться, – объяснил Валерий Лукин. – Одной из причин подготовки этого доклада явилось то, что пациенты этих заведений по состоянию умственного здоровья не могут сами кому-то пожаловаться, написать заявление. Это наиболее незащищённая категория граж­дан. Нужно отдельно отметить, что в этих учреждениях содержатся особые категории больных – больные туберкулёзом, заражённые ВИЧ, для которых полноценное питание является одним из необходимых условий успешного лечения. 

Корень всех проблем, по мнению Валерия Лукина, в том, что подобные учреждения финансируются по остаточному принципу – по данным, доступным уполномоченному по правам человека, финансирование лекарственного обеспечения и питания составляет всего 30–50%. 

– В последний раз я был в Сосновом бору. Там есть два новых, хороших отделения, которые всем показывают. Я попросил показать мне остальные, старые корпуса, и там, конечно, не всё так радужно, – рассказывает Валерий Лукин. – В областном министерстве здравоохранения меня уверяли, что стандарты лечения выполняются в полной мере, но как можно их выполнить при таком финансировании? Мы запросили данные в части финансирования питания и обеспечения медикаментами сначала у работников этих учреждений, а потом в министерстве, и сравнили их. Как ни странно, по министерскому отчёту финансирование составляет все 100%. 

Условия содержания также во многом не соответствуют санитарно-эпидемиологическим требованиям во всех проверенных учреждениях. Например, в соответствии с нормами на одно койко-место должно отводиться 6–7 квадратных мет­ров «личного пространства», тогда как во всех больницах эта площадь обитания урезана в два-три раза. В некоторых нет даже единственной «мебели» пациента – личной тумбочки. В других лечебных учреждениях кровати вообще стоят в два яруса – больные в буквальном смысле живут «друг у друга на головах». В Александровском централе под палаты пошли бывшие камеры, которые разделили фанерными перегородками. В результате палаты получились огромными – под 90 квадратных метров на 30 человек.

– Я зашёл в женский туалет – там даже раковин нет, стоят ведёрки. Зашёл в душ – это также разгороженная камера без предбанника, где люди могут раздеться, а сам душ на восемь «сосков» включается одним краном на всех. 

– Если пойти от обратного и поискать светлые стороны проблемы, вы можете выделить какую-либо из больниц, где ситуация более позитивная?

– Не могу! – категорически отрезал Лукин. – Не могу я сказать, что где-то хорошо. Моя задача как уполномоченного по правам человека проверять соответствие нормам и стандартам. Так вот – не соответствует нигде, ни в одной больнице! 

– Почему особое внимание было уделено Александровскому централу?

– В Александровском централе мы побывали 21 ноября, и сложившаяся там ситуация меня шокировала. Нам удалось сделать несколько снимков. Через день состоялось заседание комитета по здравоохранению Законодательного Собрания, где присутствовал я и на котором министр Николай Корнилов информировал депутатов о состоянии лечения психиатрических больных. По его словам, ситуация была в пределах нормы. Тогда я встал и сообщил о том, что видел сам, и это в корне отличалось от того, что говорил министр. И тогда Корнилов признал, что проблемы существуют, уже есть планы закрыть Александровский централ и расселить порядка пяти сотен пациентов, находящихся там, по другим учреждениям того же лечебного профиля.

– Сроки закрытия Александровского централа уже утверждены? Они есть хотя бы в каком-то приближении? 

– Глава минздрава сказал и мне и депутатам: «Мы в первом полугодии 2014 года проблему решим, до июня месяца». Но дело в том, что вопрос о закрытии ставится давно, кажется, с 2007 года. Тогда было дано поручение о строительстве нового здания больницы где-то неподалёку от централа. Как видите, эта история продолжается до сих пор. И когда я разговаривал с врачами во время своего последнего посещения, мы обсуждали закрытие больницы – они в него категорически не верят.

– А как они относятся к закрытию больницы?

– Скептически. И в штыки ситуация воспринимается вот почему: там порядка двухсот человек обслуживающего персонала, часть из Александровского и окрестных деревень. То есть по сути это градо­образующее предприятие. И для них это такая же трагедия, как закрытие БЦБК для Байкальска. Когда я разговаривал об этом в минздраве, министр сказал, что планирует во­зить александровский персонал в другие больницы, куда переведут этих пациентов, вахтовым методом, как сейчас некоторые ездят работать в сам Александровский централ. 

– На данный момент речь идёт только о закрытии централа, про строительство новой больницы уже все забыли? 

– Да. Я спрашивал сотрудников министерства здравоохранения, почему отказались от плана строительства новой больницы. Как мне объяснил заместитель главного врача, вроде не подошла предложенная площадка около централа – там вечная мерзлота, она всё корёжит. Потом, я знаю, прошло рабочее заседание в Сосновом бору, рассматривался вопрос о строительстве дополнительных корпусов, куда переведут пациентов из Александровского централа. Но я полагаю, что это не очень реально, потому что там нужно сначала убрать два старых корпуса, построить новые для содержащихся в них больных. 

По ситуации в Александровском централе в части ущемления прав и свобод граждан Валерий Лукин написал запрос в областную прокуратуру. Оттуда его по инстанции направили в областные министерство здравоохранения и Роспотребнадзор. Вскоре из министерства пришло письмо, в котором уполномоченного по правам человека заверяли, что этот вопрос является актуальным, злободневным, и поэтому его планируется окончательно решить к 2016 году. 

– Ответ из Роспотребнадзора меня шокировал. Они сообщили, что давно занимаются этим «филиалом Соснового бора», а централ является филиалом этой больницы и им известно, что у этого филиала вообще нет лицензии на право осуществлять лечебную деятельность! – говорит Валерий Лукин. – Поэтому я посчитал необходимым по ситуации с Александровским централом направить губернатору Сергею Ерощенко письмо, в котором предложил подготовить постановление правительства о закрытии Александ­ровского централа. Чтобы был фактический правовой документ, на основании которого можно было бы наконец начать процедуру закрытия и который определял бы конкретные сроки. 

Также на этой неделе губернатору Сергею Ерощенко передан итоговый доклад по результатам поездки уполномоченного по правам человека по остальным «скорбным домам» Иркутской области. 

Читайте также
Свежий номер
События
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер