издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Сведения об открытых в России тайных обществах…»

В Иркутске хранится редчайший экземпляр книги по делу декабристов

Внешне эта книжка выглядит очень скромной, у неё нет красоты и солидности старинных фолиантов. Однако библиофилы отдают за неё огромные деньги, как только экземпляр оказывается в продаже в антикварных магазинах. Книжным артефактом она стала уже в середине XIX века, поскольку была выпущена только в 100 экземплярах. Один из сотни хранится в фондах Иркутской областной государственной универсальной научной библиотеки. Это «Донесение следственной комиссии по делу декабристов», выпущенное в 1826 году и практически сразу запрещённое к повторным изданиям. В написании книги участвовал император Николай I.

Средняя аукционная цена этой тоненькой книжки в 95 листов – 130 тысяч рублей. Раритет николаевской России в Иркутскую публичную библиотеку попал в марте 1883 года, здесь же был сделан переплёт, на корешке которого виден суперэкслибрис – «И.Г.П.Б.» (Иркутская государственная публичная библиотека). «Невзрачная книжка, а ценность её очень большая как с научной точки зрения, так и как антикварного объекта», – рассказывает главный специалист отдела историко-культурного наследия библиотеки Наталья Суханова. В выходных данных значится: «Печатано по высочайшему повелению в Военной типографии Главного штаба Е.И.В.» (Его Императорского Величества). Эта книга с двумя другими раритетами из коллекции «гражданской печати» библиотеки была представлена на первой лекции научно-популярного лектория «Книжное наследие. Завещание предков» из цикла «Сокровища Молчановки: книжные памятники».

Допрос декабриста следственным комитетом 1826. Рисунок Владимира Адлерберга

«Донесение следственной комиссии по делу декабристов» было выпущено в июне 1826 года в качестве итога работы комиссии, которая занималась как разбором бумаг участников тайных обществ, так и их дознанием. «Книга уникальна, поскольку это первое издание, выпущенное властью, в котором была дана официальная трактовка событий, произошедших 14 декабря 1825 года», – говорит Наталья Суханова.

«Комиссия, учреждённая Указом Вашего Императорского Величества от 17-го декабря минувшего года, привела к окончанию порученное ей исследование и представляет на Высочайшее усмотрение Ваше – так начинается эта книга. – А вместе с подробным отчётом в своих действиях все собранные ею сведения об открытых в России Тайных Обществах, привлечённых в злоумышлении, о начале оных, ходе, изменениях, планах, мало-помалу распространившихся, равно и о степени участия в сих планах и предприятиях и вообще о поступках и дознанных намерениях каждого из членов». Своей целью комиссия объявила «стараться посредством точных изысканий очистить Государство от зловредных начал, обеспечить тишину и порядок, успокоить совершенно граждан мирных, преданных Престолу и Закону». В книге приведён список привлечённых к ответственности участников восстания – членов тайного общества. Автор не скупился на эпитеты – Северное и Южное общества, к примеру, названы «скопищем кровожадных цареубийц». Согласно донесению комиссии, события развивались так: «В 1816 году несколько молодых людей, возвратясь из заграницы после кампании 1813, 1814 и 1815 годов и знав о бывших тогда в Германии Тайных Обществах с политическою целью, вздумали завести в России нечто подобное. Первые, сообщившие друг другу мысль сию, были Александр Муравьёв (ныне отставной Полковник), который сначала полагал сие Тайное Общество вместить в состав какой-нибудь Масонской ложи, Никита Муравьёв (Капитан) и Полковник Князь Трубецкой. Побуждением их, как говорит Александр Муравьёв в своём письменном ответе на допросе, была ложно понимаемая любовь к Отечеству, служившая для них покровом беспокойного честолюбия». Первоначально созданное тайное общество, как полагает комиссия, было основано «на клятвах, правиле слепого повиновения… употребления страшных средств кинжала, яда». Пестель, со слов авторов книги, в своих показаниях якобы заявил: «Это было мною написано в подражание уставам некоторых Масонских лож». 

Автор книги граф Дмитрий Блудов был делопроизводителем комиссии, а после написания «Донесения…» был назначен товарищем министра народного просвещения. Бывший участник общества «Арзамас», носивший шутливую кличку Кассандра, слыл человеком практичным и дальновидным. Книга позволила ему быстро продвинуться при дворе Николая I, и своего шанса он не упустил. Главным редактором и соавтором книги был сам император Николай I. Власти выпустили эту книгу, чтобы дать негативную трактовку деятельности декабристов. В книге, к примеру, рассказывается, что, по показаниям Пестеля, ещё в 1817 году декабрист Михаил Лунин говорил: «Если при начале открытых действий Общества решатся убить Императора, то можно будет для сего выслать на Царскосельскую дорогу несколько человек в масках». Однако между строк всё равно можно было прочитать то, что трактуется в пользу восставших. В книге было много фактов, которые указывают, к примеру, на то, что власти знали о готовящемся заговоре ещё в июне 1825 года. «В некоторых полках 1-й и 2-й армий есть люди, замышляющее ниспровержение порядка в Государстве, и они принадлежат к Тайному Обществу», – сообщал ещё императору Александру унтер-офицер 3-го Бугского уланского полка Шервуд. Называются и другие имена доносчиков, некоторые из них сами состояли в тайных обществах. Позже Михаил Лунин написал «Разбор донесения Тайной следственной комиссии Государю Императору в 1826 году», где указывал на обстоятельства допросов – «угрозы и поношения», изнурение цепями, голодом. Всё это, по его мнению, не могло служить достоверности излагаемого узниками. Это косвенно подтверждает и «Алфавит членам бывших Тайных злоумышленных Обществ и лицам, прикосновенным к делу, произведённому высочайше учреждённою 17-го декабря 1825-го года следственною комиссией….», составленный в 1827 году секретарём следственного комитета Боровковым. В «Алфавите…» в числе 579 участников тайных обществ есть и вымышленные, которых почему-то назвали узниками. «Алфавит…» и вовсе не был опубликован. Учитывая неоднозначность дела декабристов, повторные издания «Донесения…» были запрещены, и через 20–30 лет, в середине XIX века, книга стала библиографической редкостью, поскольку была выпущена тиражом всего 100 экземпляров. Сейчас это издание найти практически невозможно. 

Коллекция гражданской печати «Молчановки» содержит уникальные издания

Как рассказала Наталья Суханова, две следующие лекции проекта «Книжное наследие. Завещание предков» пройдут в апреле и также будут посвящены книжным памятникам из фондов библиотеки. Библиотекари хотят рассказать о коллекции книг, выпущенных в годы Великой Отечественной войны. «Все они являются книжными памятниками, так как появились в особый исторический период» – пояснила Наталья Суханова. Возможно, в этом году библиотека познакомит читателей и с хранящейся в фондах коллекцией книгопродавца Александра Смирдина, книгами князя Алексея Толстого. Ещё две лекции, возможно, будут посвящены личным библиотекам иркутского купца Минея (Моисея) Яковлевича Лейбовича, владельца типографии в Иркутске, библиофила и коллекционера, золотопромышленника Якова Фризера. 

А в марте читателей ждёт второй проект отдела историко-культурного наследия – научно-популярный лекторий «История книги». Лекция под названием «Научный прогресс в истории книгопечатания» (23 марта в 14:00) будет посвящена технологиям изготовления книг, бумаги, эволюции печатных станков. Будут демонстрироваться интересные экземпляры из коллекции редкого фонда библиотеки. Читатели увидят бумагу верже (от французского  vergе – «полосатая»). На просвет на такой бумаге видна сетка полос. Частые полосы называются вержерами, частота их расположения — по 5–8 на 1 см, более редкие полосы называются понтюзо (на расстоянии 2–2,5 см). Дело в том, что бумагу, изготовлявшуюся из тряпья, выкладывали на поверхность широкими листами и на ней отпечатывались полоски основы. На листах в некоторых книгах можно увидеть филиграни, которые тоже выкладывались на форме-основе. Обычно это был знак фабрики, на которой делалась бумага, либо инициалы автора. В библиотеке Молчанова-Сибирского есть, к примеру, прижизненное издание Киплинга, где на листах на просвет видны инициалы «R. K.» – Редьярд Киплинг. Эта бумага была специально заказана для многотомного прижизненного издания писателя 1914 года.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector