издательская группа
Восточно-Сибирская правда

От Фукурокудзю до русской Матрёны

В Иркутск привезли коллекцию из почти 900 матрёшек с ручной росписью

Высоколобый старичок Фукурокудзю хитро поглядывает. В его деревянном брюшке ещё семь фигурок, вложенных одна в другую. Когда-то именно эта японская игрушка стала прародительницей русской матрёшки. По крайней мере, так гласит наиболее распространённая сегодня историческая версия. Деревянной кукле, которая считается символом России во всём мире, немногим больше сотни лет – в отчётах и докладах Московской губернской земской управы 1893–1896 годов она упоминается как «новая игрушка». Томский художник Тамара Хохрякова привезла в Иркутск около 900 матрёшек из собственной коллекции. Самая большая – более 50 см, самая крохотная – с рисовое зерно. Выставка разместилась в музее-усадьбе В.П. Сукачёва. В коллекции – точные копии японской игрушки ситифукудзин и первой русской матрёшки.

Матрёшки ехали в Иркутск в нескольких дорожных сумках. Художник Тамара Михайловна Хохрякова живёт в Томске, когда-то работала учителем истории и обществоведения. В томской средней школе № 22 она занимается с детьми в студии «Русские сувениры» по авторской программе (куклы Тамары Михайловны и её учеников представлены в Московском музее матрёшки, а сама мастер награждена медалью «За вклад в наследие народов России»). Расписными деревянными куколками Тамара Михайловна заинтересовалась ещё в 1980-х годах. Первую свою матрёшку купила когда-то на Арбате в Москве. А впервые расписала куколку 17 лет назад в подарок новорождённой внучке. Сейчас мастер оформляет раскладки до 100 мест. Росписью матрёшек вслед за Тамарой Хохряковой увлеклись и её родные. На выставку в Иркутск она привезла около 900 матрёшек, большинство – ручной работы, всего же в коллекции томской художницы более тысячи деревянных куколок – как коллекционных, так и собственной росписи. 

Считается, что русская матрёшка появилась в конце XIX века благодаря мастерам из московской мастерской «Детское воспитание», пропагандировавшей входивший тогда в моду «русский стиль». Одна из версий гласит, что художник Сергей Малютин сделал эскизы, а мастер Василий Звёздочкин из Сергиева Посада выточил первую восьмиместную матрёшку (Звёздочкин в своих воспоминаниях не называет Малютина автором матрёшки, упоминая в качестве создателя популярной куклы только себя). Ирина Сотникова в статье «Кто придумал матрёшку» пишет: «…иногда появление матрёшки датируют 1893–1896 годами, так как эти даты удалось установить по отчётам и докладам Московской губернской земской управы. В одном из таких отчётов за 1911 год Н.Д. Бартрам пишет о том, что матрёшка появилась на свет около 15 лет назад, а в 1913 году в докладе Бюро кустарному совету он сообщает, что первая матрёшка была создана 20 лет назад. То есть опираться на такие приблизительные сообщения довольно проблематично, поэтому во избежание ошибки обычно называется конец XIX века, хотя есть упоминание и 1900 года, когда матрёшка завоевала признание на Всемирной выставке в Париже и за границей появились заказы на её изготовление». На Всемирной Парижской выставке 1900 года кукла действительно получила призовую медаль, а в 1904 году из Парижа в Сергиев Посад поступил заказ на партию русских кукол. Во время передвижной выставки Русского общества пароходства и торговли матрёшка проехала по Греции, Турции и странам Ближнего Востока. По сути, это была не только оригинальная игрушка, но и предмет активного интереса торговцев, что обеспечило популярность деревянной куколки на многие годы. 

Тамара Хохрякова сделала точную копию той самой, первой, восьмиместной куклы, изготовленной Василием Звёздочкиным. Главная в раскладке – матрёшка с чёрным петухом, затем идёт матрёшка поменьше с серпом, с плошкой, с куклой и так далее – до младенца в пелёнках. Среди многочисленных матрёшек-девушек обязательно присутствует и один Ванька в красной рубашонке. Легенда гласит, что идею деревянных кукол, вложенных одна в другую, художник Малютин почерпнул из игрушки, привезённой супругой Саввы Мамонтова с острова Хонсю. Игрушка изображала старичка Фукурокудзю, одного из семи японских богов счастья. В высоколобом старичке «прятались» другие игрушки, составляя так называемый ситифукудзин (набор семи богов счастья). Тамара Хохрякова сделал точную копию и этой японской игрушки. Второй в раскладке ситифукудзин после самого старичка Фукурокудзю идёт игрушка-женщина. Это более поздний вариант, в первоначальном виде все семь игрушек были старичками. А в этой уже присутствует женский образ – богиня Бэндзайтэн, муза искусств. В Японии принято обращаться к ситифукудзин с просьбами. Свою проблему надо рассказать каждому богу из ситифукудзин, и тогда она, повторённая семь раз, исчезнет. В России, кстати, тоже существовала традиция класть в матрёшки записочки с желаниями. «…Матрёшка действительно приобрела настолько выраженные черты русского народного творчества, причём в каждой местности на свой манер, что не без оснований считается типичным выражением «русского стиля» не только на Западе, но и на родине её прототипа – в Японии», – писал исследователь Николай Блинов в книге «Чудо-кони, чудо-птицы». Спрос на матрёшку был так велик, что некоторые немецкие предприниматели даже начали её подделывать. А в Японии родилась легенда, что первую такую куклу выточил живший на Хонсю русский монах. Надо сказать, что технику создания деревянных игрушек, в которых одна вложена в другую, в России освоили до появления японской диковинки. На Пасху дарили деревянные яйца, вкладывавшиеся одно в другое. В отличие от сложного японского символа семи богов в русской традиции матрёшка олицетворяла прежде всего семью. Семьи были большими – 12–15 детей. 

Очень интересна сама технология работы над матрёшкой. Тамара Михайловна покупает липовые заготовки для будущих кукол в Москве. Сначала необходимо осмотреть «бельё» – заготовку матрёшки на предмет трещин, сучков, впадин… После осмотра «белья» матрёшку грунтуют, шкурят до получения гладкой поверхности. Затем мягким карандашом рисуют личико, рукава, руки, передник. В смеси белой гуаши с охрой получается «телесный» цвет личика матрёшки. «По слою влажной краски сразу же наводим розовые щёчки. Затем расписываем глаза, губы и волосы», – советует Тамара Михайловна. Когда готово личико, кладётся фон платка, сарафана, передника. И уже потом матрёшка получает все красоты – по сарафану, переднику, платку рассыпается декоративная роспись. И, наконец, покрытие лаком – такая игрушка не боится влаги, а акрил или гуашь вспыхивают ещё ярче. На заводах раскраской контуров, заливкой основных цветов и декоративным украшением занимаются разные мастера. Кстати, знаменитые завитки на платочке нижегородской матрёшки (её, яркую, в жёлтом платочке, в переднике, расписанном розами, чаще всего можно встретить в сувенирных магазинах), оказывается, делают при помощи штампиков. А штампики эти – скрученные определённым образом кусочки старой ткани. Причём нижегородские мастера ценят фактуру именно советских тканей, которая даёт особый ровный и красивый узор. Конечно, у авторской матрёшки куда больше изысков и вариантов оформления, потому и ценится эта работа выше. «Семью», то есть раскладку из семи мест, мастер, если сядет за работу очень плотно, может расписать за несколько дней. Раскладка из 30 матрёшек может отнять около полугода, поскольку и размеры первых кукол больше, и сама «семья» огромная. Цена за раскладку из 50 мест – около 100 тысяч рублей, но с учётом того, что мастеру нужно на выполнение такой работы почти год, это совсем не великая сумма. 

Высоколобого старичка Фукурокудзю можно считать «прародителем» русской матрёшки

На выставку в Иркутск Тамара Михайловна привезла несколько больших раскладок до 30 мест. Дома у неё есть, конечно, и раскладки из 50 мест, а перед отъездом в Иркутск художница продала за рубеж «семью» из сотни матрёшек. Высота первой матрёшки из раскладки на 30 персон – более 50 сантиметров (известно, что до седьмого номера маленькие матрёшки вытачиваются на токарном станке, более крупные уже режет мастер). Крохотные матрёшки доходят до нескольких миллиметров. Самая маленькая на выставке в Иркутске – с рисовое зерно. У неё есть личико, сарафанчик украшен узорами. Расписывалась она под увеличительным стеклом, насаженная на острие английской булавки. Сотрудники музея признаются: наиболее сложной задачей стала расстановка самых крохотных представительниц «большой семейки». Миллиметровые матрёшки легко могли выскользнуть из рук, и потом попробуй отыщи игрушку размером с рисовое зерно на полу. 

Как оказалось, тему для матрёшки придумать совсем несложно. Огромное количество «семей» расписаны по русским сказам – «Репке», «Емеле» и другим. В ход идут поговорки, пословицы, времена года. Есть профессиональные матрёшки: врачи, милиционеры, политики, художники; национальные: матрёшки-цыгане, матрёшки-эвенки, якуты, украинцы; праздничные, например раскладка к 8 Марта. Надо сказать, что лёгкое презрение, испытываемое эстетами при виде продающихся политических или профессиональных матрёшек, не-оправданно. Такие поделки напрасно считают новым изобретением, рождённым китчем. Ещё в конце XIX – начале XX века мастера Троице-Сергиевой лавры отошли от классического образа русской девушки и делали матрёшек-стариков, монашек с чётками. К 100-летию со дня рождения Гоголя в 1909 году были вырезаны и расписаны раскладки с персонажами его книг, а в 1912 году, к юбилею войны 1812 года, появились матрёшка-Кутузов и матрёшка-Наполеон. Внутри прятались штабные офицеры обеих армий. Любимые Тамарой Хохряковой сказки матрёшечники используют тоже больше века. 

Тамара Хохрякова сделала точную копию той самой первой восьмиместной куклы,
изготовленной Василием Звёздочкиным

Однако основная тема остаётся неизменной – семья. В коллекции Тамары Хохряковой есть раскладка «Свадьба». Сама художник призналась, что невесту и жениха она расписывала с дочери и её мужа, в матрёшках поменьше помещены другие члены этой маленькой «семьи». Целый набор матрёшек посвящён Томску и его вузам. Конечно, это кропотливая работа профессионального художника, и Тамаре Михайловне доступны не только расхожие сюжеты «с Арбата», например раскладка политиков от Путина до Сталина. Она великолепно освоила традиционные русские росписи. Первой расписала матрёшку под хохлому, потом были и матрёшки с жостовской, городецкой, мезенской, комаровской росписями. У неё есть копии кузнецких матрёшек, холмогорских барышень, вятских. Есть куклы, инкрустированные берестой, есть и современные, украшенные стразами. «Тамара Михайловна к каждой матрёшечке относится с особой нежностью, за каждую переживает. У неё даже любимых игрушек нет, она всех любит», – говорят сотрудники музея. 

Экземпляры из своей коллекции Тамара Хохрякова в основном продаёт за границу, так как соотечественники, по её словам, не очень интересуются этим промыслом. Выставка «Матрёшек пёстрый хоровод» побывала уже в Омске, Новосибирске, Красноярске, Москве и до 27 марта будет гостить в Иркутске. Тамара Хохрякова мечтает сделать экспозицию в Санкт-Петербурге. Кстати, посещаемость у этой выставки очень хорошая, говорят сотрудники усадьбы Сукачёва. Людям интересны матрёшки, как и сотню лет назад. 

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector