издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Мы укрепили свои позиции»

Глава совета директоров ОАО «Саянскхимпласт», крупнейшего предприятия по производству ПВХ, ответил на вопросы «Конкурента»

«Для меня важно в Саянске сохранить чистую технологию, чистое производство. Мы будем размещать новое полимерное производство, развивать химический хайтек», – говорит председатель совета директоров ОАО «Саянскхимпласт» Виктор Круглов. 25 мая Саянск отметит День химика. Для горожан это традиционно общий праздник, который объединяет их не только по профессиональной принадлежности и месту работы, но и по месту жительства: слишком многое завязано здесь на «Саянскхимпласт». В этом году компания заканчивает серьёзный этап реконструкции. За последние одиннадцать лет в развитие здесь было инвестировано 12 млрд рублей. Это позволило не просто увеличить мощности крупнейшего отечественного комбината, специализирующегося на выпуске поливинилхлорида (ПВХ), а создать, по сути, новое производство, отвечающее мировым требованиям.

«Для меня важно в Саянске сохранить чистую технологию,  чистое производство. Мы будем размещать новое полимерное производство, развивать химический хайтек», – говорит председатель совета директоров ОАО «Саянскхимпласт»  Виктор Круглов. 25 мая Саянск отметит День химика. Для горожан это традиционно общий праздник, который объединяет их не только по профессиональной принадлежности и месту работы, но и по месту жительства: слишком многое завязано здесь на «Саянскхимпласт». В этом году компания заканчивает серьёзный этап реконструкции. За последние одиннадцать лет  в развитие здесь было инвестировано 12 млрд рублей. Это позволило не просто увеличить мощности крупнейшего отечественного комбината, специализирующегося на выпуске поливинилхлорида (ПВХ), а создать, по сути, новое производство, отвечающее мировым требованиям.

– В который раз вы собираетесь отмечать День химика как свой профессиональный праздник?

– Поскольку специальность,  которой я учился  (Виктор Круглов окончил Иркутский политехнический институт по специальности «Автоматизация химико-технологических процессов» и был распределён в Саянск, где велось строительство крупнейшего в России завода по производству поливинилхлорида. – «Конкурент»), была на металлургическом факульете, хотя к металлургии мы никакого отношения не имели, в студенчестве – с 1972 по 1977 год – праздновали День металлурга. Но с 1977 года стабильно – День химика.

– Тогда праздновать вам приходилось в разных условиях: отрасль в последнее время переживала и кризисные периоды, и тучные годы. Как вы охарактеризуете прошедший год и начало этого?

– С точки зрения экономики 2013-й стал годом опережающего роста затрат и издержек. Каждый поставщик считал нужным поднять цены. Естественно, доминировали в этом крупные государственные компании. Они, видимо, полагали, что, увеличивая тарифы, приносят государству пользу. Вместе с ростом инфляции и издержек в перерабатывающих отраслях падала прибыль. Это зафикисировано всеми компаниями отрасли. Без преувеличения скажу, что тенденция стала носить характер надвигающейся катастрофы. Почему, собственно, и вмешался президент и сказал «стоп» естественным монополиям, ограничив рост тарифов на уровне 6%. Это повлияло на ситуацию в 2014 году, например, в вопросах цен электроэнергии и услуг железной дороги. Пока же могу констатировать, что по прошлому году все компании химической отрасли зафиксировали снижение прибыли, увеличение затрат, соответственно снижение налогов, особенно таких, как НДС. Но есть надежда, что 2014 год будет для нас лучше 2013-го. Оговорюсь: если не возникнет каких-то макроэкономических проблем. Понятно, что украинский кризис даёт свой негативный экономический фон, хотим мы этого или не хотим.    

Наша компания находилась в общем тренде с единственным отличием: мы дали практически весь прирост выработки поливинилхлорида в стране – 5%. По производству каустической соды у нас тоже есть небольшой рост – около 3%. Это связано с  завершением реконструкции хлорного производства. Мы ввели девятый электролизёр и всё, что сопутствует этому: канадскую систему R2, новейшую разработку, обеспечивающую высокий уровень контроля за процессом электролиза и компьютерный анализ, что позволяет принимать решения, повышающие эффективность технологического процесса. Если говорить о региональных и местных налогах, тут тоже был прирост.

В целом, конечно, ощущается ухудшение макроэкономической ситуации, наблюдается  снижение объёмов потребления ПВХ в России – с 1003 тысяч тонн в 2012 году до 956 тысяч тонн в 2013-м. Мы продаём продукцию внутри  России, наши партнёры – крупные переработчики поливинилхлорида. В основном это компании,  во многом связанные со строительным бизнесом, изготавливающие профильно-погонажные изделия, окна. Есть определённые проблемы у потребителей и у нас в связи с ростом курса валют. Это даёт увеличение затрат при закупке сырья и комплектующих за рубежом, рост себестоимости. А у некоторых потребителей проблемы с денежной ликвидностью, получением кредитов. 

– Некоторое время назад «Эксперт-Сибирь», анализируя деятельность 400 предприятий по объёму реализации продукции в 2012 году, включил «Саянскхимпласт» в этот список наряду с нефтяными предприятиями региона. У обывателя может сложиться впечатление, что вы способны конкурировать с сырьевыми компаниями. 

– Вообще прямой конкуренции с сырьевым сектором, к примеру, на товарном рынке у нас нет. Мы можем конкурировать только на рынке труда. У нас в стране существует большой перекос между сырьевым сектором и предприятиями с более высоким переделом продукции. Причём эта диспропорция увеличивается с каждым годом. Преференции и внимание, которые получают от государства добывающие компании, очевидны всем. И сегодня по доходам «Саянскхимпласт» может сравниться разве что с самой захудалой нефтяной компанией. 

Но факт остаётся фактом: мы являемся крупнейшим химическим предприятием страны. По итогам года в целом наши компании заплатили около 2,5 миллиарда рублей в виде налогов. К тому же мало кто из химиков занимается столь масштабной реконструкцией такими темпами, вкладывая на протяжении большого количества лет собственные и заёмные средства в развитие. Я вхожу в экспертный совет при Министерстве промышленности по химии. Там нас тоже выделяют, ведь мы развиваемся и наша задача – не выжать из завода последнее, а, наоборот, увеличить его конкурентоспособность за счёт модернизации и наращивания мощностей.

– Вы упомянули необходимость конкурировать за кадры. Сейчас проблема кадров для вас актуальна? 

– У нас небольшая текучесть кадров – около 4%. Мы провели оптимизацию управления. Если мы меняем производство, то должны поменять и управление производством. За последние годы сократили некоторое количество людей, при этом не уменьшили фонда оплаты труда, за счёт чего увеличивается заработная плата тех, кто остался. Мне бы не хотелось, чтобы мои слова были восприняты как заявление о наличии дефицита кадров на предприятии. Это не так. 

Мы понимаем, что людей надо готовить. У нас есть своя система подготовки персонала. Но этого недостаточно, необходимо, чтобы региональная высшая школа адаптировалась к потребностям производства. К примеру, рано или поздно Ковыкта начнёт работать и будут создаваться производства по газопереработке и газохимии, людей для них надо готовить уже сейчас. 

– Чего сейчас не хватает отрасли?

– Как это ни прискорбно говорить ко Дню химика, химическая промышленность в России занимает не соответствующее ей положение. Хотя должна быть в приоритете как инновационная отрасль, как отрасль, которая будет спусковым крючком для развития науки, технологий – химия проникает везде. Для этого во власти должны появиться люди, серьёзно занимающиеся этим направлением, как Рогозин оборонкой. Ведь, когда в СССР стояла задача химизации, появились высокоинтеллектуальные люди – управленцы и организаторы производства. Я счастлив, что со многими из них был знаком. Благодаря им химический потенциал в России сохранился. Не верю, что золотое время отрасли ушло навсегда. 

Отсутствие достаточного внимания со стороны правительства перерабатывающим отраслям действительно становится проблемой. У нас нет госзаказов, хотя тот же оборонный заказ постоянно растёт, правда, мы не знаем, в чём нуждается Минобороны. Или Роскосмос. Пока продукция нашего химического  профиля ими импортируется. На государственном уровне разработан план развития химической отрасли, но это скорее теоретический документ, составленный в интересах одной компании.  Может, вводимые санкции повлияют на отечественную промышленную политику. Надо признать: с развитием украинского кризиса жизнь протекает уже в других реалиях. А вообще, конечно, глобальный мир настолько связал бизнес, что сегодня попытки кому-то пальцы рубить санкциями могут обернуться во вред тем, кто их вводит. 

– Как бы то ни было, «Саянскхимпласт» тоже имеет мощные международные связи. Комбинат готов диверсифицировать партнёрские отношения?

– Мы сильно интегрированы в мировой рынок. «Саянскхимпласт» закупает некоторые виды сырья в США, Великобритании, Германии. Сейчас мы на всякий случай проработали альтернативные варианты поставки сырья и комплектующих. Делаем закупки в других странах, которые лояльно настроены в отношении России. К концу мая проведём испытания. 

– А что касается закупки оборудования?

– До сентября завершим реконструкцию производства мономера-винилхлорида. Всё оборудование получили из Германии. И сейчас нет необходимости в каком-то срочном обновлении производства.

Для нас завершается лишь один из этапов реконструкции, реализовав который можно легко добиться результатов от внедрения новой техники, новых технологических цепочек. Ожидаем эффекта и по энергетике, и по снижению расходных норм, сырья. Расшив узкие места, мы получили возможность укрепить свои позиции, снизить затраты, повысить эффективность, увеличить переработку.  Об этом мы, собственно,  и заявили крупнейшим энергетическим компаниям (углеводороды наряду с хлором – основная составляющая в производстве полимеров. – «Конкурент»). Давайте сырьё, мы готовы его перерабатывать. 

– Какой была основная цель реконструкции?

– Первое – нарастить мощности. У нас были планы увеличить их до 350–400 тысяч тонн ПВХ в год. Сегодня мы актуализировали эту задачу с нашими немецкими партнёрами. Дело в том, что при доведении мощностей до 400 тысяч капитальные вложения на тонну продукции будут огромные. Остановились на диапазоне 320–350 тысяч тонн. Вторая задача – снизить затраты и, значит, повысить свою конкурентоспособность.   

– А как в абсолютных цифрах выглядит эффект от реконструкции?

– Мне бы не хотелось сейчас их называть. Стоит только озвучить цифру снижения затрат, как поставщики поспешат увеличить свои цены как раз на эту сумму. Приходится постоянно иметь в виду, что у нас монополии живут за счёт тарифов, они не считают собственные затраты. Им просто надо поднять цены. Сегодня привезти продукцию из Хьюстона в Санкт-Петербург в полтора раза дешевле, чем из Саянска в европейскую часть России, где находятся все наши потребители. 

Нам говорят, что у нас самая дешёвая электроэнергия. Я всегда слушал это с раздражением. Она у нас дороже для химической промышленности, чем в США. Там (это не фантазия, просто совпадение цифр) цена электроэнергии в полтора раза дешевле для химии, чем у нас. И совершенно иные подходы, почему эта отрасль в Штатах и развивается. 

Я сегодня пытаюсь понять, какая нам выгода от вхождения в ВТО. Пока мы видим только проблемы. Ведь мы открыли рынки и сказали: идите, ребята, сюда все. А естественные монополии по законам рынка жить не стали. И последствия от вхождения в ВТО чувствуют только те, кто производит конечную продукцию. Думаю, ВТО в ближайшем будущем может обернуться для России большой проблемой. 

– Насколько уместно кредитоваться и вкладыватся в развитие мощности, если ситуация на рынке непредсказуема?  

– Это риски. Любые инвестиции – риски тех, кто принимает инвестиционные решения. Значит, это наши риски. Но, естественно, мы изучаем ситуацию, видим тенденции, перспективы. Прогнозируется, что рынок поливинилхлорида всё равно будет расти в Российской Федерации. На «Саянскхимпласт» сегодня приходится около 50% национальной мощности. Это приличный объём. Причём волгоградский и стерлитамакский ПВХ нашему по качеству уступает. Понимая свои преимущества, мы вкладываем деньги в усиление позиций, которыми уже владеем. 

Проведённая реконструкция на производстве хлора и каустической соды сделана таким образом: мы на базе действующего производства подготовили площади, поставили девятый электролизёр и подготовили место для дальнейшего расширения. На девятом электролизёре мы пока остановимся, поскольку он обеспечивает мощность свыше 300 тысяч по ПВХ. Так мы для себя закроем тему необходимости покупать хлор на стороне. По винилхлориду приводим производство в состояние более высокой надёжности, большей мощности, лучшей управляемости процессом. Работа ведётся вместе с инжиниринговой компанией «Уде», которая входит в крупный немецкий концерн ThyssenKrupp AG.

«Саянскхимпласт» становится самым мощным предприятием в стране по производству винилхлорида. В Нижнем Новгороде «Сибур» обещает ввести в этом или следующем году завод, по мощности сопоставимый с нашим. Но в принципе нас это не пугает. 

– А что вам даёт уверенность в том, что вы сможете сосуществовать с ещё одним таким крупным производством?

– Ожидается, что ввод «Сибуром» новых мощностей повлечёт изменения на рынке, но они не будут радикальными. Российский рынок сегодня дефицитный. Дефицит составляет около 40%. Так что даже ввод нового производства полностью его не ликвидирует. При этом мы понимаем, что рост потребления будет продолжаться. Важно, чтобы при этом было воздействие на импорт. Он бездумный и безудержный и сейчас, и в предыдущие два года.

– Вы сталкиваетесь с демпингом со стороны иностранных компаний?  

– Они демпингуют. И сейчас, я знаю, готовятся заявления, расследования в отношении американских компаний и двух китайских. В Китае, как известно, химической отрасли оказываются серьёзные меры господдержки. По Штатам иная ситуация: как я говорил, доставка морем получается дешевле, ну и сланцевая революция сделала цену на газ куда ниже цены российского сырья. При таком раскладе всё надо приводить в порядок: и экспорт углеводородов, и собственную стратегию развития газохимической промышленности. Мы можем экспортировать углеводородное сырьё, а обратно получать одни проблемы. И тогда уже точно навсегда останемся сырьевой державой. Девальвация рубля лишь на время притормозила импорт американской продукции, и сейчас он вновь увеличивается. 

– Несмотря на то что регион так и не газифицируется, предприятие сегодня вводит мощности с использованием газа.   

– Мы полностью построили четвёртую печь пиролиза для работы на сжиженных газах, что, в общем, даёт хороший эффект. Планируем оставшиеся три также перевести на газ. Но когда – вопрос. Этот проект был связан с ожиданиями, что вот-вот ковыктинский газ появится в Саянске. В любой момент оставшиеся три печи можем перевести на газ, технологии позволяют. Но во-зить сжиженные газы не хочется. Это парадокс, конечно: газ в области есть, но у нас его нет. Как говорится в одном известном мультфильме: с одной стороны, мы едем, с другой – сидим. 

– Сейчас обсуждается новый вариант программы газификации Иркутской области. Как вы участвуете в этой работе?

– У многих вызывало улыбку то, что представители крупнейшего потенциального потребителя не включались по каким-то мотивам в рабочую группу по программе. Хотя «Саянскхимпласт» активно работает и работал с «Газпромом». Недавно меня проинформировали, что мы включены в состав рабочей группы. Это нормально, правильно и придаст более легитимный характер работе над программой. С нашим участием, правда, ещё ни одного заседания не проводилось. Для нас важно понимать видение областного правительства в вопросах газификации. Сейчас завод развивается сам по себе, но повторюсь: мы открыты для всех недропользователей. Мы готовы принимать их газ к себе для пиролиза, чтобы заместить жидкое топливо. Это выгодно и нам, и недропользователям. Варианты различные считаются.

– Но пока только на бумаге?

– Да. Дело в том, что те, кто владеет лицензиями, должны провести более глубокие исследования. По большом счёту, кроме Ковыктинского месторождения, мало где проведено серьёзное изучение. Нельзя, пробурив одну скважину, серьёзно говорить о запасах месторождения.       

– Проект, разработанный с ВСГК, на ваш взгляд, имеет хоть небольшие шансы быть встроенным в новую программу?

– Он по-прежнему актуален. На мой взгляд, это самый подготовленный проект. В нём техническая документация, расчёты, прошедшие экспертизу, в том числе и в «Газпроме». Единственно, первоначальный вариант был маленький – 2,5 миллиарда кубометров, и «Газпром» предложил его увеличить до 5 миллиардов и выше. И мы пересчитали этот проект с иностранными партнёрами. 

– Сейчас закончите этот этап реконструкции, и что дальше?

– Дальше мы проведём реконструкцию собственно полимерного комплекса. А после можно говорить о второй очереди производства поливинилхлорида, которую нужно строить с нуля.

Нынешний этап обошёлся нам в 12 миллиардов рублей. На завершение проекта реконструкции в этом году мы запланировали инвестиционные вложения в сумме одного миллиарда рублей. В иные годы было больше. Для нас это существенные средства. Но мы понимаем, что устойчивость предприятия в этой ситуации будет определяться капитальными вложениями. 

– Вы говорили о планах развития в направлении химического хайтека. О какой продукции может идти речь?

– О полиуритане, к примеру. Ясно, что без западного партнёрства это невозможно. Такие технологии не продаются. Необходим международный альянс. И, конечно, газ. 

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector