издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Прочитовай часто, поучайся в законе Господни»

В «Молчановку» после реставрации вернулась самая старая книга

Книге этой 395 лет, и на сегодня это самое старое издание Иркутской областной государственной универсальной научной библиотеки им. И.И. Молчанова-Сибирского. Недавно «Евангелие учительное» Кирилла Транквиллиона, книжный памятник федерального значения, вернулось после полугодовой реставрации в Санкт-Петербурге. Книга поступила в библиотеку в 2000 году без титульного листа и первых страниц, по филиграни на бумаге удалось установить, что это прижизненное издание Транквиллиона, 1619 года.

В октябре 2013 года «Евангелие учительное» Кирилла Транквиллиона-Ставровецкого было отправлено из Иркутска в Санкт-Петербург, в Российскую национальную библиотеку. Там книга провела полгода на реставрации. Конечно, в Иркутске работают профессиональные реставраторы, однако эта книга – памятник федерального значения, и работать с ним разрешено только специалистам самого высокого класса. Работа проходила в рамках проекта «Комплексная реставрация книжных памятников из фондов библиотек России» на 2014 год по федеральной целевой программе «Культура России на 2012–2018 гг.». 26 мая книга прибыла обратно в Иркутск, получив вторую жизнь. «У издания практически не было корешка, разбиты переплётные крышки, были утрачены фрагменты кожи, не было одной застёжки, – рассказывает главный специалист отдела историко-культурного наследия библиотеки Наталья Суханова. – Внутреннее состояние тоже было достаточно плохим – переплётные крышки отсоединены от блока, листы по краям испорчены. Абсолютно всё было восстановлено. Листы восстанавливали на специальной листодоливочной машине». 

– Книга действительно уникальная, – говорит библиотекарь. – Когда она попала к нам в 2000 году, уже не было начальных страниц. Пришлось издание индентифицировать. – Наталья Суханова разворачивает лист книги к свету. – Вот здесь можно посмотреть филиграни. Видите? Изображён щит, а на нём звезда с шестью лучами и полумесяц. Именно эта филигрань позволила определить год изготовления бумаги. Наши сотрудники сделали фотографии страниц книги и отправили их в Российскую государственную библиотеку, сверив с теми экземплярами, которые хранятся в РГБ. Тогда и стало ясно, что мы имеем дело с изданием «Евангелия учительного» богослова, философа и проповедника Кирилла Транквиллиона-Ставровецкого. Всего известно три издания этой книги разных лет: 1619, 1696 и 1697 годов, и именно филигрань позволила определить, что у нас хранится самое раннее издание, 1619 года, выпущенное в свет при жизни автора. На сегодняшний день это самая старая книга нашей библиотеки. В этом году ей исполняется 395 лет». 

Сведений о биографии Кирилла Транквиллиона очень мало, однако даже по тем крохам, которые известны, становится понятно, что личность это была незаурядная. Проповедник, духовный писатель XVII века предположительно по национальности был украинцем. Достоверные сведения о нём начинаются с того времени, когда он стал преподавать языки в Львовской братской школе. В это время он становится известным, начинает заниматься проповеднической деятельностью, читает устные проповеди. В 1618 году вышла первая книга Транквиллиона «Зерцало богословия», а в 1619 году – «Евангелие учительное». Интересно, что выпущена книга была в так называемой «типографии Рохманово». «У нас, к сожалению, нет титульных листов, но те экземпляры, которые хранятся в Москве, позволяют судить, что книга была издана в имении Рохманово. Подвижная типография, как полагают исследователи, принадлежала самому Кириллу Транквиллиону (передвижные типографии в тот момент существовали наряду со стационарными, обычно при монастырях или имениях меценатов, как правило, автор работал вместе с мастером-печатником). В момент издания «Евангелия учительного» проповедник находился в имении княгини Ирины Вишневецкой. Почему историки остановились именно на этой версии? Потому что больше в истории никакие книги в Рохмановской типографии не издавались. «Зерцало богословия» было издано в так называемой Почаевской типографии (Почаевский монастырь). Кроме «Зерцала богословия», из Почаевской монастырской типографии до первой четверти XVIII века не вышло ни одной книги. Именно поэтому и предполагают, что «Евангелие …» появилось на свет в личной типографии Транквиллиона. «Достоит сию книгу душеспасателъную не в церкви, но и в дому своём имети всякому правоверному христианину. Прочитовай часто, поучайся в законе Господни день и нощь; и разумей истину», – писал Транквиллион. 

– В предисловии автор написал, что издание угрожает его безопасности, – рассказала Наталья Суханова. – Транквиллион опасался, что его могут даже убить за эту книгу. Дело в том, что, как только была готова рукопись, проповедник представил её на суд киевской митрополии Русской Православной церкви, и она признала, что те сведения, которые даёт автор, отступают от основного учения РПЦ. Собор мягко рекомендовал поработать над книгой, проверить, что в ней написано, и лишь затем печатать. Но Кирилл Транквиллион не послушался и издал книгу самостоятельно. После её издания снова был созван собор, теперь уже в Москве, на котором было признано, что книга является еретической – было запрещено её покупать, держать в домах, а 4 декабря 1627 года 60 экземпляров публично сожгли на площади. В начале XVII века православная церковь ещё не признавала устную проповедь. Для православия важно, что священник, общаясь с паствой, передаёт слово Божие через книгу. Нельзя читать проповеди даже по памяти, чтобы не искажать учение. Кирилл Транквиллион не только позволял себе такие проповеди, но ещё и сам трактовал слова Священного писания. Такие вольности православная церковь считала уделом еретиков, это в католичестве и протестантстве дозволяется выходить к пастве и читать собственные речи. В рецензии на книгу критики указывали на отдельные недопустимые с точки зрения канонов РПЦ слова, формулировки; например, на то, что сам Транквиллион называет свою книгу «светом правды, источником живой воды», апологеты церкви посчитали это фарисейством. Хотя по сути сама книга никакой угрозы для православия не несла. К примеру, вот так Кирилл Транквиллион объяснял, что есть Бог: «Бог есть существо пресущественное, албо бытность над все бытности, сама истотная бытность през ся стоящая, простая, несложная, без початку, без конца, без ограничения, величеством своим объемлет вся видимая и невидимая».

Среди советских исследователей существовало мнение, что книгу запрещали, поскольку она обличала богатство «власть имущих». Кирилл Транквиллион действительно обличает богатых людей, и возникает это ощущение противопоставления богатых и бедных, но на самом деле книга была посвящена не этому. Больше его интересуют вопросы нравственности, борьбы с грехами священничества и паствы. Говоря о грехах паствы, он призывает власть имущих строить церкви, открывать типографии. Транквиллион считает, что образование и просвещение повысит морально-нравственный уровень людей и послужит защитой от грехов. В книге собраны поучения, которые Кирилл Транквиллион читал на устных проповедях в воскресные и праздничные дни. 

На сегодняшний день точное количество сохранившихся книг «Евангелия учительного» установить нельзя – в то время не существовало понятия тиража, но известно, что до нашего времени дошло немного экземпляров. По сути, своей сохранностью эти экземпляры обязаны старообрядцам. Произведения Кирилла Транквиллиона пользовались большим вниманием и почётом в старообрядческой среде. Книга была издана в 1619 году, а в середине XVII века произошла никоновская реформа. После этого все церковные книги издаются в синодальной типографии, проходя строгую цензуру. А старообрядцы, напротив, обращаются к старым книгам, изданным до реформы, поскольку, по их представлениям, с приходом Никона на земле русской воцарился Антихрист. И именно в старых текстах они могут найти подтверждение этому событию и опираться в своей вере на истинно праведные тексты. «В библиотеку книга попала от частного лица. К сожалению, бывшие сотрудники библиотеки не сохранили записей о том, у кого была приобретена книга, поскольку на тот момент ещё было непонятно, насколько ценно это издание. Предположительно, наш экземпляр когда-то принадлежал старообрядцу, – говорит Наталья Суханова. – В книге есть запись от 1835 года о том, что книга принадлежала Мартыну «сыну Титову». Рядом нарисован характерный крест, как обычно его изображали старообрядцы. Вероятно, книга хранилась в старообрядческой среде, поскольку дошла она до XXI века в достаточно хорошем состоянии, несмотря на разбитый переплёт. За 395 лет она практически серьёзно не пострадала. Это общеизвестный факт, что старообрядцы ко всем церковным книгам старого образца относились с трепетом, и даже если от листа оставался лишь кусочек, они наклеивали его на бумагу и хранили как большую ценность. В книге есть пометы владельца. Рядом с текстом на отдельных страницах чернилами написано: «Зри», «Внемли». Сохранились и целые фразы, написанные Мартыном Титовым на старославянском. Конечно же, можно поискать, кто такой был Мартын Титов, но это старообрядческая среда, довольно закрытая, и если эти владельцы книги ничем особым не отличились, найти что-то будет довольно сложно. Скорее всего, те люди, которые передали нам книгу, никакой связи со старообрядцами уже не имели. Старообрядцы со своими книгами так просто не расстаются до сих пор. Наши коллеги-исследователи, занимающиеся изучением старообрядческой литературы и регулярно бывающие в старых деревнях, рассказывают, что потомки до сих пор не готовы кому-либо отдавать эти книги. Учёные копируют их или изучают прямо на месте. Иногда бывает трудно даже уговорить показать дорогую семейную реликвию. Старообрядцы не только хранили книги: когда у них появились собственные типографии, они перепечатывали старинные издания. Интересно, что в конце иногда давались выходные данные первоначального издания, а уже ниже – данные старообрядческой типографии. Старообрядческие издания обычно более плохого качества, часто бумага с голубовато-зеленоватым отливом. Как вы заметили, у нашего издания бумага очень хорошая, практически не пострадавшая за четыре века». 

Сама книга набрана кириллическим шрифтом, то есть тем шрифтом, который повсеместно использовался до реформы Петра I и появления гражданского шрифта. Естественно, и после реформы Петра I церковные книги продолжали печатать на старославянском, однако эта книга вышла в свет до этого. Когда её уже читали, Пётр I даже ещё не родился. Книга набрана двуцветной печатью, текст на каждой странице заключён в рамку. Специалисты отмечают, что типографская наборная касса очень ровная для XVII века. Рамки, в которые заключён текст, характерны для киевских типографий. На сегодняшний день в книге отсутствует титульный лист, начальные страницы и часть заключительных. Возможно, какие-то листы потеряны внутри блока. В оригинале должно быть 553 листа. В кириллических книгах применялась нумерация по листам – фолиация, а не пагинация (постраничный счёт). В старославянском языке счёт передавался буквами (арабские цифры в старославянском языке не употребляли), потому на каждом листе книги – буквенное обозначение порядкового номера, титло (надстрочный знак) над буквами показывает, что читающий имеет дело с цифрой. 

«При реставрации книги не использовались химикаты, – рассказывает Наталья Суханова. – Особый подход был и к реставрации листов. Иногда после реставрации листы книг кажутся немного выбеленными, это след действия химикатов. Для нашей книги использовались чистка водой и сухая чистка. По книге видно, насколько бережно реставраторы подошли к работе. На корешке «Евангелия учительного» сохранили даже кусочек старого переплёта, а на крышке – все потёртости, оригинальное блинтовое тиснение. Это плоское тиснение без применения краски, выполнявшееся вручную при помощи горячего пресса. Деревянные крышки книги обтягивались кожей, а затем на коже вручную печатали рисунок. То, что это ручная работа, видно по тому, что тиснение немного смещено относительно центра». 

Подобные издания хранятся в Российской государственной библиотеке, работы Кирилла Транквиллиона за Уралом есть ещё и в Новосибирске. Цена издания настолько велика, что библиотекари говорят: подержать «Евангелие учительное» на руках это всё равно, как потрогать «виллу на Лазурном берегу». По оценкам антикваров, самое позднее переиздание «Евангелия учительного», в Могилёве в 1697 году, стоит не менее 220 тысяч рублей. Ранее из фондов «Молчановки» была отреставрирована «Минея служебная» – богослужебная книга 1755 года, когда-то принадлежавшая библиотеке иркутского Вознесенского монастыря. У неё был полностью восстановлен переплёт, переплётные крышки обтянуты кожей, долиты листы. Сейчас библиотека отправила на реставрацию ещё один уникальный памятник федерального значения – «Жития святых» Дмитрия Ростовского. В ней есть интересные полистные записи, рассказывающие об истории бытования книги. Издание будет восстанавливаться около полугода. Отреставрированные книги, как и другие их уникальные собратья, хранятся в редком фонде при специальном температурном режиме, который регулярно проверяют специалисты-реставраторы. Обеспыленные, почищенные книги сохраняют в коробках из бескислотного картона. «Все нужные условия им обеспечены», – говорит Наталья Суханова.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector