издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Спалились на несовершеннолетних

Интересы двух правоохранительных ведомств неожиданно совпали при одном расследовании

При слове «притон» привычный эпитет, который возникает в воображении обычного человека, – это «наркоманский». «Притоны проституток» – досточно редкие фигуранты сводок полиции. Поэтому «Иркутский репортёр» не мог не заинтересоваться немногословным, лаконичным, полным сдержанной гордости сообщением пресс-службы Следственного управления СК России по Иркутской области, что в Иркутске пресечена деятельность организованной преступной группировки, занимающейся организацией притонов для девочек лёгкого поведения, и, в частности, вовлечением в занятия проституцией несовершеннолетних. Сейчас следствие по уголовному делу ещё продолжается, но причастные правоохранительные ведомства сочли возможным сделать исключение для нашей газеты и рассказать о некоторых деталях и предварительных итогах этого расследования.

«Работа противная, но не пыльная…»

Жизнь этому уголовному делу дали сразу несколько совпадений. Началось с того, что летом этого года с небольшим разрывом по времени в разные отделения полиции Иркутска обратились две женщины с одинаковыми заявлениями. Как они сообщили, их несовершеннолетних дочерей, девушек в возрасте 16 и 17 лет, прошлой осенью неизвестные злоумышленники вовлекли в занятия проституцией. Поскольку преступлениям против личности и половой неприкосновенности в отношении несовершеннолетних по умолчанию уделяется повышенное внимание правоохранительных органов, заявления сразу были переданы в Следственный комитет СК РФ по Иркутской области, и их расследованием занялась следователь по особо важным делам первого отдела по расследованию особо важных дел о преступлениях против личности и общественной безопасности, майор юстиции Ольга Аксаментова.

Истории жизни девушек совпадали даже в мелочах. Обе постоянно проживают в разных посёлках одного, Иркутского, района. Обе из благополучных семей со средним или чуть ниже среднего уровнем доходов, в которых родители занимаются личным хозяйством и подрабатывают у местных фермеров наёмными рабочими. Обе закончили школу и учились в местных профтехучилищах. Наконец, обе приехали в Иркутск на несколько дней в гости: одна – к подруге, вторая – к молодому человеку. Даже в притон они попали с разницей всего в один месяц – одна в октябре, вторая в ноябре 2013 года. На этом сходство заканчивается. 

Неизвестно, что их заставило рассказать о случившемся матерям, но женщины сразу решили обратиться в полицию. Девушек допросили и выяснили, каким образом они попали на эту «лёгкую и высокооплачиваемую работу». Путь одной из них настолько типовой, что его можно описывать в специальных методичках для профилактики проституции. Она приехала в Иркутск в конце осени к подруге, и у неё на квартире познакомилась с девушкой, которая работала в этой «фирме оказания интимных услуг». Когда наивная селянка рассказала, что хотела найти хорошую временную работу в областном центре, изрядно побитая жизнью новая знакомая предложила решить проблему одним изящным ходом – устроиться к ним в фирму. 

«Работа, конечно, противная, но не пыльная, платят хорошо», – убеждала она. – А жить можно прямо на фирме – у нас трёхкомнатная квартира со всеми удобствами. К тому же – в самом центре города…» Как впоследствии выяснили оперативники отдела по борьбе с организованной преступностью Управления уголовного розыска ГУ МВД России по Иркутской области, у этой фирмы постоянно работало две-три квартиры на территории Кировского и Октябрьского районов – так называемые «апартаменты», где девушки жили, приводили туда клиентов, а также выезжали на заказы. При этом адреса квартир постоянно менялись – когда соседи начинали что-то подозревать в связи с большим потоком клиентов, выяснять, скандалить и жаловаться, девушки собирали манатки и переезжали на новую съёмную базу, найденную организатором этого подпольного бизнеса удовольствий. 

В результате этих уговоров девушка согласилась попробовать себя в новом качестве «жрицы любви», однако её ожидания быстро оказались обманутыми. Работа была действительно «не пыльная, но противная», правда, и особых денег она не приносила – на руки постельные труженицы получали не более трети от платы клиентом по почасовому тарифу (абсолютные цифры доходов следователь СК назвать отказалась, чтобы не делать лишней рекламы увеселительным заведениям). Девушка проработала на фирме не больше месяца и ближе к новогодним праздникам разочарованной вернулась домой, в деревню. 

Отработка долга в постели 

Вторая история «роковой любви» уже содержала элементы детектива. Месяцем ранее, в октябре 2013 года, другая девушка приехала на несколько дней погостить к своему парню. Насколько это был «близкий» друг, позволяет судить то, что против дальнейшего развития событий он совсем не возражал. А случилось вот что: они пошли в гости в частную автомастерскую, где познакомились с 42-летним мужчиной невзрачного вида. Так в нашей истории впервые появляется организатор преступной группировки. Девушка настолько ему понравилась, что он, не обращая особого внимания на присутствие здесь же «её парня», сделал ей предложение – поработать у него в фирме интимных услуг. Девушку это предложение совершенно не заинтересовало, однако, как оказалось впоследствии, это было «предложение, от которого вы не сможете отказаться».

В интересах следствия конкретные обстоятельства задействованной злоумышленником схемы сейчас не оглашаются, но уже через несколько дней нового знакомства девушка оказалась должна этому невзрачному типу сумму порядка пятидесяти тысяч рублей. Как осторожно поясняет Ольга Аксаментова, девушку ввели в заблуждение, и долг был полностью выдуман автором этой мошеннической схемы. И девушке повторили предложение, уже в более жёсткой форме – или возвращаешь долг немедленно, наличными, либо отрабатываешь его на фирме, древнейшим женским ремеслом. И она была вынуждена согласиться. На фирме ей пришлось отработать около полугода, до мая 2014-го… 

Впоследствии следователь Аксаментова констатировала, что к девушкам не применяли насилия, их не удерживали и не лишали свободы, то есть формально они работали в этой интимной сфере добровольно. Когда вторая девушка «трудом отработала долг», её отпустили домой безо всяких насильственных действий и угроз. 

– Нужно отметить, что обе истории достаточно стандартные, – комментирует сложившуюся сегодня в городе ситуацию Ольга Аксаментова. – Значительная часть девушек, которые попадают на работу в подобные притоны, приезжает именно из деревень и посёлков, расположенных по всей Иркутской области. Они едут с радужными ожиданиями – устроиться на работу, найти жильё, с на-деждами на яркую красивую жизнь в областном центре. Но потом оказывается, что никому они здесь не нужны, никто их не ждёт с распростёртыми объятьями, и проблем тут ничуть не меньше, чем у них дома. И вполне закономерно, что очень быстро они попадают в сферу интересов организаторов подобных притонов.

Когда следователи СК приступили к проверке изложенных матерями в заявлениях фактов, случилось ещё одно совпадение. Оказалось, что этот притон уже давно находится в оперативной разработке сотрудников ОБОП Управления уголовного розыска ГУ МВД России по Иркутской области. Для них существование притона не являлось секретом – у них к этому времени была информация, что в Иркутске он работал с 2008 года. Оперуполномоченный ОБОП Сергей рассказал «Иркутскому репортёру», что оперативная информация по притону время от времени у них появлялась от собственных источников. Да и самих девушек, работающих в этой фирме, неоднократно задерживали и на квартирах, которые снимал организатор этого бизнеса в разных местах Кировского района, и в гостиницах, на «частных вызовах». Привлекая «тружениц постельного режима» к административной ответственности, оперативники отмечали, что часто встречаются, как говорил Глеб Жеглов, «всё знакомые мне лица», и предположили, что во многих случаях речь идёт об одном и том же притоне. 

СОБР проводил работу по выявлению преступной группы. Но летом 2014 года фирме уже не удалось отделаться лёгким испугом. До этого момента, начиная с весны этого года, притон постоянно держали в поле зрения, незримо отслеживая возможные случаи нарушения Уголовного кодекса в части вовлечения в занятия проституцией несовершеннолетних и малолетних, удержания путём угроз и с применением насилия, вымогательства, похищений, незаконного лишения свободы. И тут оказалось, что у коллег из Следственного комитета повод прикрыть эту лавочку очень вовремя появился. 

СОБР захватил гараж

Следователь Ольга Аксаментова: «Существование притона, даже если
в нём не содержат несовершеннолетних, – это уже преступление!»

На основании двух заявлений, поданных матерями пострадавших в полицию, сложив вместе собственную информацию, которая уже была в ОБОПе, с данными доследственной проверки СК, оперативно-следственная группа действовала быстро и решительно. План оперативных мероприятий был расписан по часам. Четвёрного августа было возбуждено уголовное дело по части 3 статьи 240 УК РФ «Вовлечение несовершеннолетнего в занятие проституцией», а уже пятого августа были одновременно проведены задержание подозреваемых в организации притона, обыски у них на квартирах и «в адресе» – на квартире, где располагался притон. По месту жительства у двух подозреваемых были изъяты мобильные телефоны и компьютеры, на которых могла содержаться информация о работе притона. 

Девушек, работающих на самой фирме, допросили и проследили, чтобы они не предупредили подозреваемых. Были обнаружены фактические доказательства работы притона: презервативы и тетради с подпольной бухгалтерией. В квартире в момент обыска находилось две профессионалки лёгкого поведения. А тем временем бойцы СОБРа провели быстрое и тихое задержание в одном из гаражных кооперативов Иркутска. Сопротивления задержанные не оказали. Потому что не успели. 

– Мы обладали всей необходимой оперативной информацией не только о личности подозреваемых, но и об их конкретном местонахождении на момент задержания, – рассказывает оперуполномоченный ОБОП Сергей. Что касается особенностей работы на подобных делах, Сергей объясняет – во-первых, невозможно даже приблизительно определить количество девушек, занятых в сфере нелегальных интимных услуг – это поток, они постоянно меняются, многие работают не на фирмах, а сами по себе. 

Во-вторых, подобные фирмы имеют собственную структуру. Сегодня в Иркутске и прилегающих к нему крупных городах (Ангарск, Шелехов, Усолье-Сибирское) насчитывается порядка 6–8 «лидеров», занятых общей организацией этого бизнеса. У каждого из «лидеров» есть порядка пяти-семи «исполнителей», подобных задержанному, которые должны вести бизнес на местах – снимать квартиры, нанимать девочек, давать объявления в газеты. И у каждого из этих «исполнителей» работают по три-четыре квартиры в рамках одной фирмы.   

Организатор притона, 42-летний уроженец Качугского района, и 21-летний парень, житель Иркутска, трудившийся в фирме водителем, имели и «официальное» место работы – у них был частный автосервис, располагавшийся в гараже. Именно там и задержали двух «коллег». Оба до этого не вызывали никаких подозрений и в поле зрения правоохранительных органов никогда не попадали – не имели судимостей, оба семейные, воспитывали детей. 

Организатор притона приехал жить в Иркутск после службы в армии. Внешне он ничем не походил на организатора преступной группы. Это был тип обычного человека «такой же, как мой сосед». Молодой человек – коренной иркутянин, перебивался случайными заработками. 

– Интересно их отношение к организации «фирмы досуга», – рассказывает Ольга Аксаментова. – По их представлениям есть серьёзные преступления – грабежи, убийства, торговля наркотиками. Это – страшно, предосудительно, и претило их моральным принципам. А вот интимные услуги – это же ничего особенного, они никаких преступлений не совершали, никого не заставляли, не удерживали. Более того, сам организатор притона на допросах признал свою вину частично. Да, он занимался организационными вопросами. Но к проституции он никакого отношения не имеет – он только давал в газеты объявления, находил и снимал квартиры, помогал в них обустроиться, его приятель возил девочек. Но всё это только по их просьбе, а вот собственно проституцией занимались девушки, и именно они набирали на работу новых кандидаток. Так что все вопросы по притону и по интиму – это к ним.

Что касается основного обвинения – вовлечение в занятия проституцией несовершеннолетних, то подозреваемый клянётся всем святым, что не знал о возрасте пострадавших девушек. Следствие продолжается.   Подозреваемым предъявлено обвинение.  Статья предусматривает лишение свободы  на срок от трёх до восьми лет, но это уже будет определять суд. 

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector