издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Собачья доля

Проблема безнадзорных животных в Иркутске упёрлась в деньги

Иркутская областная ветеринарная служба прорабатывает поправки в  региональный закон об отлове, транспортировке и содержании бездомных животных. Суть нововведений заключается в необходимости идентификации отловленных кошек и собак путём чипирования. Ввести обязательный порядок этой процедуры пытались ещё в прошлом году, но депутаты регионального Заксобрания отказались её одобрить из-за дороговизны. Теперь к этому вопросу возвращаются снова на фоне скандала между подрядчиками и субподрядчиками муниципального контракта по отлову бродячих животных.

В апреле 2014 года городская администрация по результатам открытого аукциона подписала контракт с «Горзеленхозом» на выполнение работ по отлову, транспортировке и содержанию безнадзорных животных. По условиям договора эта организация, выступившая подрядчиком, к концу года должна была провести отлов 2400 зверей и обеспечить их существование в течение полугода. На всё это городские власти выделили 9,66 млн рублей. Одним из субподрядчиков договора выступил иркутский приют «К-9». Контракт истёк 31 декабря, но, как выяснилось позже, по сообщениям представителей питомника в региональных СМИ, отлов беспризорных животных с улиц города прекратился ещё в ноябре, поскольку квота была закрыта раньше положенного срока. В итоге питомник переполнился и в скором времени собак, попавших в приют, придётся снова выпустить на свободу, потому что денег на их содержание у приюта нет.

Ситуацию усугубляет пункт в региональном законе, где говорится, что отловленных собак, прежде чем стерилизовать и кастрировать, нужно содержать в питомнике в течение полугода. Всё это очень осложняет работу  питомника, которому, как передаёт Иркутскмедиа, ссылаясь на владельцев, администрация задолжала около 700 тыс. рублей. 

Кроме всего прочего, проверку в отношении исполнения «Горзеленхозом» муниципального контракта провёл областной финконтроль. По словам некоторых источников, надзорное ведомство сделало вывод о нецелевом использовании средств, выделенных администрацией. 

Памятная отметина

Суть споров об использовании выделенных денег в том, сколько бездомных животных сейчас обитает на городских улицах. По разным данным цифры разнятся, называют число от 1,5 до 10–15 тыс. животных. Высчитать точное количество безнадзорных животных никто не может, поэтому и говорить о борьбе с возникшей проблемой тяжело. Именно для учёта собак областная служба предлагает проводить чипирование. Это, по мнению её представителей, поможет не только отследить животных, но и исключить в будущем сомнения в чистоплотности подрядчиков.

– Чип невозможно подделать – он вживляется, – говорит заместитель главного ветинспектора по Иркутской области Николай Лазарев. – В большей степени введение этой меры связано с профилактикой махинаций со стороны организаций, которые занимаются отловом животных. Эта мера исключит возможность повторного изъятия одного и того же животного с целью ввести в заблуждение муниципалитет. 

Между тем чипирование – предложение не из дешёвых: стоимость чипа для каждого животного обойдётся в 250 рублей, а сканер для прочтения информации будет стоить не меньше 10 тыс. рублей. 

Несмотря на желание ввести процедуру обязательного чипирования, многие специалисты отмечают, что она может обернуться очередной неоправданной тратой для бюджета. 

«Чипирование, конечно, необходимый метод в профилактике появления безнадзорных животных, но стать обязательным оно должно только для собак и кошек, у которых есть владельцы, – убеждена президент Московского центра правовой зоозащиты Светлана Ильинская. – Оно поможет, если животное оказалось на улице – так его хозяина можно найти и присудить ему штраф. И тогда поток попадания животных на улицу перекрывается – простейший механизм, который бы всё решил. Но при этом основное правило таково, что животных нужно полностью убирать с улиц».

Тем не менее если следовать пути, намеченному иркутской администрацией – помечать поголовье безнадзорной живности, которая прошла через вакцинацию и кастрацию, то есть более дешёвые способы, чем чипирование. В Вологде в 2013 году общество защиты животных «Велес» ввело процедуру пометки безнадзорных животных, прошедших через руки ветеринаров, цветными пластиковыми клипсами. «В своё время процедуру чипирования в Вологде сочли слишком дорогим удовольствием, – говорит одна из организаторов общества защиты животных «Велес» Нина Кудрявцева. – Я думала-думала, что делать, и в итоге придумала. Вообще этими клипсами коров и коз метят, мы начали узнавать, где их можно при­обрести, купили и стали пробовать». Результат пока радует, за два года эксперимент показал свою эффективность. «У нас есть собаки, которые уже по два года с ними живут. И всё в порядке: место прокола не гниёт, при играх и драках другие собаки снять, съесть клипсы не смогли.  Вообще помечать животных, конечно, необходимо, – продолжает Кудрявцева. – У нас был случай, когда мы повторно разрезали пойманную собаку – только во время операции увидели, что она уже стерилизована, вспомнили, что она у нас была в 2010 году. Клипса, конечно, сильно помогла в этой неразберихе». Сама пластиковая серёжка стоит 12 рублей, аппарат для прокалывания – 2,5 тыс. рублей, что несравнимо с затратами на чипирование. В этом году в Вологде выделили квоту на отлов 475 собак, на каждую планируется потратить 3750 рублей. «Это около 40 собак в месяц. Бюджет оплачивает только 10 дней нахождения собаки в нашем приюте из расчёта 53 рубля в сутки. Мы же вынуждены оставлять животных минимум на 20 дней. При этом большинство продолжают жить у нас». В Иркутске на этот год муниципальный контракт включает 2 млн рублей из расчёта на квоту в 60–70 животных в квартал. Таким образом получается, что на каждую собаку уйдёт больше 7 тыс. рублей.

Радикальное решение

Проблема беспризорных животных остро стоит не только в Иркутске. Виной этому, говорят специалисты, стало федеральное законодательство. Поэтому решить проблему на уровне субъекта невозможно. 

– В санитарных правилах РФ от 2010 года прописан общефедеральный норматив, что бездомных животных можно изымать путём отлова и помещения в питомники, – говорит  президент Московского центра правовой зоозащиты Светлана Ильинская. – Это проблема, ведь  там не сказано, что отлов обязателен. Но если условный муниципалитет захочет проявить инициативу, то может действовать только этим путём. Самое главное, что в списке обязательных услуг населению ещё в 2004 году отменили услугу отлова безнадзорных животных. Случилось так, что эта проблема – очень удобный механизм заработка и отмывания денег.

Поэтому ко всем властным инициативам Ильинская относится весьма категорично: «Бороться с проблемой безнадзорных животных на улицах городов путём отлова смешно, потому что отловить можно только часть. Нередко ловцы приезжают  и могут поймать в лучшем случае двух собак – всю стаю поймать невозможно. Об этом вообще никто не говорит. Создаётся замкнутое кольцо: неотловленные животные всё равно размножаются, и на следующий год численность восстанавливается до прежней. Поэтому приюты постоянно переполнены и происходит самовольная травля животных».

Изъять всех животных можно только с применением летальных способов, утверждает Ильинская. «Пока это не будет сделано, проблема не решится. Это не радикальный способ, а выход, который применяется везде – в тех же западных странах. Там, если кто-то скажет, что деньги на проблему потрачены, а она как была, так и остаётся, этого человека сразу снимут с работы и накажут. Потому что когда выделяются деньги, а результат нулевой – это обман. Не должно быть животных на улицах: если они остались, то это воровство и коррупционная схема».

За такие взгляды Центр правовой зоозащиты другие зоозащитники обвиняют в варварстве, но, как говорят москвичи, это лицемерный подход. «Это лоббисты псевдогуманных афер. Куда они теряются, когда нужна их помощь?  Сейчас в Москве я одна принимаю звонки по спасению животных. Если кто-то позвонит в МЧС, то они дают мой телефон – больше звонить некому. Ситуация безвыходная. Простой человек не сможет добиться, чтобы спасённое им животное попало в приёмник, поскольку они переполнены. На Западе твёрдо решено, что лучший способ помочь мучающимся животным – безболезненное умерщвление. Нет ни одной организации, которая с этим спорит. Даже крайне радикальная PETA (Пэта), которая выступает за отказ от всех продуктов животного происхождения, не спорит с этим. В фильме «Земляне», который считается запрещённым, библии всех веганов, есть эпизод, где говорится, что нет способа, кроме как усыплять безнадзорных животных. Это единственный выход, а не садизм, в котором нас обвиняют. Издевательство над животными – оперировать и возвращать их обратно в агрессивную среду, где они погибнут».

При этом, подчёркивает Ильинская, борьба с безнадзорными животными не должна превратиться в пир для ­изуверов. «Если сейчас решать проблему, то нужно объявить, что все безнадзорные животные будут отлавливаться и изыматься с улиц навсегда. Конечно, должно быть строго объявлено, что домашние собаки без хозяев тоже попадут в это число. После одномоментной зачистки территории животных на улице остаться не должно – все они должны быть в приюте. Затем тех, кого пристроить нельзя, придётся усыплять, потому что всё равно появятся другие. Заниматься это процедурой должны специальные люди, у которых психика нормальная, – говорит Светлана Ильинская. – Это, конечно, очень сложно принять без штыков. Когда обычный человек идёт усыплять животное, это тяжело даже физически – до инсульта. Иногда мне подбрасывают перекупщики больных котят, которые точно умрут. Но вы даже не представляете, как тяжело принять решение, потому что, конечно, животные и в глаза смотрят, и жалко их до ужаса. Но иначе ситуация останется безвыходной. А это ещё хуже». 

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector