издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Иркутск в картинках

Иркутяне любят говорить об уникальности своего города, где удивительная местная деревянная архитектура причудливо переплетается с каменным ландшафтом. Необыкновенные по красоте здания, исчезающие улочки и монументальные скверы запечатлены не только в памяти горожан, но и на картинах иркутских художников. О самых популярных городских местах, изображённых на картинах и фотографиях, «СЭ» попросил рассказать руководителя галереи современного искусства «Дом художника» Иркутского отделения Союза художников России Надежду Куклину.

Часто стоит только произнести название города, как в голове возникает картинка одной из его центральных улиц, известного здания, многолюдной площади или сквера. Такие «особые» места хранятся в памяти каждого жителя – увидев знакомое изображение, вряд ли удастся его с чем-то перепутать. «Так и есть, – подтверждает Надежда Куклина. – Художники, как и обычные жители, гуляют по городу, но видят привычные ландшафты по-другому: где-то отблески солнца по-особому падают, где-то фактура настолько интересна, что пропустить её нельзя. По большому счёту, самые популярные места известны каждому иркутянину, а художники поэтизировали их».

Главный перекрёсток

Профессиональные художники в работах непрофессионала легко найдут огрехи, которые видны им, но незаметны любителям

Художников, которые изображают Иркутск на своих полотнах, на так уж и много, отмечает Надежда Куклина, держа в руках блокнот со списком фамилий. «Но это яркие авторы. Начиная с мэтров: Анатолия Костовского, Владимира Кузьмина, Сергея  Бухарова, Николая Башарина, Льва Гимова, и заканчивая более молодыми авторами, среди которых Ольга Ильина-Квасова, Владимир  Максимов, Регина Присяжникова, Олег Беседин и другие».

Одно из самых популярных мест – пересечение улиц Карла Маркса и Пролетарской. «Художники выбирают разные ракурсы этого места, но все они узнаваемы, – отмечает Куклина. – Причём часто они любят использовать в названиях картин старые имена улиц, когда улица Урицкого звалась Пестеревской, Карла Маркса – Большой, а Пролетарская – Ивановской».

– Очень многие художники старшего поколения любили именно деревянный город. Молодым интересны и каменные, и деревянные здания, – рассказывает Куклина. – Например, Валентина Дережанова очень любит каменные иркутские дворики. Даже если пойти по Карла Маркса, можно встретить много дворов—колодцев, внутренних переходов, арок. Этим Иркутск напоминает Петербург. У Валентины немало работ именно каменного Иркутска, который подчас неуловимо напоминает петербургский городской ландшафт. 

Но, конечно, больше всего художники любят писать деревянные дома, которые так характерны для Иркутска. «Именно поэтому на картинах часто встречается 130-й квартал до реконструкции», – говорит Надежда Куклина.

– То, каким он был, как раз можно увидеть на картинах Костовского, Кузьмина, молодого по сравнению с ними Вячеслава Глинского, который создаёт не фотографические картины, а «собирает» деревянные здания, расположенные в разные местах. Его картина «Иркутская слобода» – это собирательный образ, целый рассказ о деревянном городе.

– Часто ли случается, что художник отходит от реальных ландшафтов?

– Мастер не обязан документировать реальность – это задача фотографа. Художник работает образно и иногда к знакомым ландшафтам может своё добавить, чтобы улучшить их. Так, образ деревянного Иркутска может быть собирательным… Каменный, кстати, тоже. Вот улица Карла Маркса – по сути, музей под открытым небом. Архитектура здесь великолепная, и менять ничего не нужно – образ и атмосфера уже существуют.

Альбомов с изображением Иркутска действительно немало. Глядя на картины, не можешь отделаться от ощущения, что где-то ты это уже видел: незнакомый деревянный домик в снегу кажется неуловимо родным. «Смотрите, Анатолий Костовский – его с Владимиром Кузьминым называют певцами Иркутска. Одно из его любимых мест города – мост со стороны Левобережного округа: вдалеке виднеется Крестовоздвиженская церковь и заметна пожарная каланча. Так могло быть. Вот реальный дом, его уже не существует, но рядом был колодец, – продолжает Надежда Куклина, показывая уже другую картину в альбоме. – Художников ведь можно считать летописцами города, которого нет. В их работах он остался: вот посмотрите, каким был 130-й квартал, здесь написано «Улица Нижняя Амурская» – прежнее название 3-го Июля». 

Большая улица Карла Маркса

Приглядевшись к художественным альбомам, подмечаешь: большинство иркутских улиц, домов и дворов изображены в зимнее время.

– Это чей-то художественный почерк? – интересуется «СЭ».

– Нет, зимние пейзажи многие художники очень любят, потому что так лучше просматривается архитектура, – объясняет Надежда Куклина. – Всё очень логично. Так на картинах видны дома, улицы – всё «прозрачно». Летняя и осенняя листва очень красива, но зелёные и жёлто-красные листья закрывают изображение. Думаю, зимний пейзаж – неосознанный выбор художников, а не почерк. Почерк – это размах кисти, авторское видение цвета. Он хорошо прослеживается у известного иркутского художника авангардного направления Сергея Жилина, который Иркутск тоже очень любит.

Чаще всего выбор художников падает на центр Иркутска – пригородам везёт меньше. «Из них лучше всего запечатлено Ново-Ленино. Его много изображал Евгений Шпирко – у него есть целая тема. Вот «Ново-Ленино. Конечная остановка», – снова обращается Надежда Куклина к альбомам. – Сейчас выставка, посвящённая Ленинскому району, находится в Доме культуры имени Гагарина, чтобы жители могли посмотреть его историю в картинах Шпирко. Так она начиналась».

У художников нет  какого-то одного любимого места в городе, их может быть несколько, говорит наша собеседница, «есть те, которые врезаются в память».

– На современных картинах Иркутск остаётся таким же, как в реальности?

– Нет, конечно, художники «снимают» со зданий современную рекламу, изображают исторический город, даже иногда убирают с изображений провода, чтобы не портили впечатление. Александр Шелтунов, например, совмещал в своих картинах старый Иркутск с современным. Это была его творческая манера, очень запоминающаяся, – рассказывает Куклина, пока мы идём по Карла Маркса в сторону городской набережной.

– Всё-таки то, о чём мы с вами говорим, уже история. Современный город непопулярен у художников?

– Может быть, не радует глаз? Художники же люди особенные – замечающие красоту, необычность. Старые здания не просто красивы. В иркутской архитектуре представлены разные стили, эклектика, модерн, классика…Современные нам здания также интересны. А вот в 70–80-е годы 20 века строили так называемые «здания-коробки». Всё это – приметы времени. И художники очень чутко улавливают их. Интересная работа есть в собрании художника Сергея Элояна: философское осмысление жизни человека в обычном блочном пятиэтажном доме, каких много и в Иркутске, и в других городах России… А здания по улице Карла Маркса все разные. У каждого своё лицо, пусть и ушедшей эпохи.

Карла Маркса прерывается перекрёстком с улицей Ленина, напротив стоит памятник вождю мирового пролетариата. «Я не могу вспомнить картин с изображением Ленина, хотя памятников ему много по всему городу, – говорит Надежда Куклина. – У фотографов есть, а у художников нет».

Анатолий Костовский. Улица Луговая. Март. 1990

 

– А что рисует молодёжь?

– Они больше по современным течениям – цветовые пятна, практика с цветом, много портретов, микроизображение предметов. Молодые свободны в творческом плане – время другое.

– Академизм сейчас не популярен?

– Он просто живёт параллельно со всеми другими течениями. Есть художники, которые работают исключительно в этом направлении, как Сергей Казанцев, ведущий преподаватель художественного училища. Многие начинали с академизма, как Дали. Он ведь говорил, что нужно уметь рисовать, а потом можно делать что хочешь. Проблема в том, что многие не умеют рисовать, но прикрываются авангардом.

Сейчас время экспериментов, что сможет выжить во времени, то и останется в истории искусства. Но выставок много – останется самое лучшее. Вот здание Русско-Азиатского банка, совершенно замечательное – в декоре много деталей, – прерывается собеседница «СЭ». – О том, что здесь был именно банк, говорит кадуцей – жезл Меркурия, бога торговли, – рассказывает она, показывая на настенный барельеф. – А ещё обратите внимание: там профиль Екатерины, покровительницы банковского дела в России. У некоторых художников не только абрис самого здания, но и эти детали на картинах есть. 

Чуть дальше, на перекрёстке улиц Карла Маркса и Марата, за управлением РЖД, стоит другое приметное здание: бывшая гостиница «Метрополь». «Это стиль модерн, сейчас она незаметна с первого взгляда – находится как бы в глубине улицы, – но удивительно красива Здесь останавливался Колчак после своего венчания. Гостиница есть на картине у Костовского – опять-таки зимой, когда видно всё здание». 

Затем Куклина оборачивается и мрачнеет.

Картины бывают разные

Вячеслав Глинский. Иркутск, улица Ленина. 2014

Мы стоим на пятачке у художественного магазина в сером доме на пересечении Ленина и Карла Маркса. Среди профессиональных художников он считается позорным местом. Иркутянам он больше известен развалом, где уличные художники продают картины. 

– Это место продажи картин художников и любителей, и профессионалов – но качество здесь никто гарантировать не может. Второй фактор – тамошние мастера подстраиваются под покупателя, это картинки на продажу. 

Подойдя к ряду холстов, установленных на ограждениях, Надежда Куклина рассматривает, а затем выносит свой вердикт: «Это терпимо, а вот это уже безвкусица: тигры, дама эта, – показывает она на женское изображение. – Зачем её писать, когда можно сделать фото? Знаете, у многих похвала есть: «Ой, как похоже на фотографию!» Но на самом деле это не похвала, это плохо очень. Если, не дай бог, сказать художнику – настоящему, – он обидится, а эти нет».

– А вот зимний пейзаж неплохой вроде…

Владимир Кузьмин. Храмы Иркутска. 2005

– Вроде бы и неплохо, но это копия уже существующего. Работа может быть и подражанием – клише. У нас был прецедент, когда фотограф Князев заметил, что с его снимка картина написана. Данное место существует, потому что есть спрос. Даже хорошим художникам приходится переступать через себя и продавать свои картины здесь – тут ничего не поделаешь. 

Зайдя в расположившийся по соседству салон «Художник», Куклина начинает буквально по именам перечислять авторов размещённых картин, хотя неподготовленный глаз разницы между салонными и уличными изображениями может и не увидеть. 

– Здесь картины профессиональных художников, хотя и их приходится разбавлять, – отмечает наша собеседница, указывая на оленя. – Человек, у которого есть вкус, его не купит.

– А у населения вкус есть? – интересуется «СЭ». 

– Его можно только воспитать. Заняться самообразованием или пойти учиться в художественную школу, училище, университет, – отвечает Надежда Куклина.

– А место влияет на художников?

– Конечно. Эмоциональный отклик на окружающую среду всегда чувствуется в картинах. Иркутск в этом смысле уникальное место – очень атмосферное, где каждое здание рассказывает свою историю. Часто изображают отдельные объекты, а рядом стоящие здания убирают – они портят вид, – объясняет Куклина. – На картинах много осталось того, чего нет в реальности – уже можно делать выставку «Иркутск, которого нет». 

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector