издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Когда музыка снится

Эмми Сидыки, 17-летняя иркутянка, поёт с детства. Диапазон её голоса составляет три октавы, а любой сон сопровождается музыкой. Несмотря на отсутствие музыкального образования, Эмми победила в нескольких конкурсах и своё будущее связывает с нотами, песнями, ритмом, голосом и другими составляющими музыкального искусства.

Имя для своей дочки мама Эмми вычитала в книге о принцессах. Но, вопреки книжным историям, пела Эмми не с колыбели, голос у девочки прорезался в садике. 

– На занятиях музыкой я как-то выучила песню быстрее всех и громче всех её кричала. Меня похвалили, попросили помолчать, посадили на стульчик, где я наблюдала за тем, как поют другие. А моим родителям сказали, что у меня хорошая музыкальная память. Но в музыкальную школу меня так и не отдали. Уже в школе я пела в хоре, куда брали только тех, кто может петь по голосам, иначе там делать нечего. У меня получалось, я слышала трезвучие в аккорде и все три аккорда могла спеть. Но в хоре мы могли петь только то, что нам приказывали, нельзя было выходить за рамки, исполнять зарубежные композиции. И ещё всех просили петь одинаково, нужно было, чтобы мы сливались голосами, мне это не нравилось. Индивидуальность не поощрялась, и поэтому из хора я ушла. 

Затем Эмми занималась в хоре Театра юного зрителя имени Вампилова, приходилось выступать и в спектаклях. Но и этот хор Эмми покинула – там тоже всех просили петь одинаково и учили классическому вокалу. 

– А в шестом классе я увидела телевизионное шоу «Минута славы», где участница исполняла Кристину Агилеру. Я тогда не знала, кто это, но песня мне понравилась. Оказалось, что исполняется она не головным, а грудным регистром. И я ушла из театра как раз потому, что там не разрешали так петь. И головному регистру я научилась сама – слушала Агилеру в наушниках и повторяла, повторяла. 

– И чем головной регистр отличается от грудного? 

– Как правило, головной регистр исполняется  на высоких нотах. Я бы сравнила это с пением в церкви. А грудной регистр – сильный, словно  немного поджатый, глубокий, но в то же время спрессованный. Он как будто вырывается, идёт изнутри и за счёт этого приобретает силу. Когда я открыла этот регистр в себе, мне говорили – так петь нельзя, ты сорвёшь себе голос и к 20 годам вообще не сможешь петь. 

Девушка начала искать, где в Иркутске её могли бы научить управлять грудным регистром и совершенствовать его. И нашла частную музыкальную студию «Джазвей». Но там был слишком молодой педагог, который не мог толково объяснить тонкости и детали овладения грудным регистром. Эмми и оттуда ушла, пела дома, открыла для себя Адель, которая стала её любимой певицей. И в 10 классе наконец нашла студию, где с ней начали заниматься предельно просто, понятно и в то же время профессионально. Эмми и по сей день занимается в студии эстрадных искусств Sana.

– Я приняла участие в проекте телекомпании «АИСТ» «Стань победителем», и в жюри сидел муж моего будущего педагога. Когда нас стали готовить ко второму туру, Наталья Евгеньевна Храмова подошла ко мне и сказала: «У меня в студии есть одно место. Хочешь ко мне пойти?» Конечно, я согласилась. Именно в этой студии мне показали, как правильно петь грудным регистром. И я начала принимать участие в конкурсах. 

Первым конкурсом Эмми стал региональный этап «Розы ветров». И в своём первом в жизни конкурсе она сразу заняла первое место. Но этот результат испугал девушку – победа обязывала и дальше быть не хуже. Затем Эмми отправилась в Москву, на всероссийский этап «Розы ветров». 

– Всю дорогу в поезде я слушала и пела в наушниках выбранную для конкурса песню Адель, волновалась, боялась забыть слова. Я знала, что на конкурсе будут лучшие из лучших, и моё волнение, тревога были очень сильными. Я выступала в категории «Соло. Любители», слышала, как другие поют на репетиции, и, если честно, появилось огромное желание убежать, настолько было страшно. У всех участников были очень сильные голоса, на некоторых песнях у зрителей машинально открывался рот, они подпевали. Если зритель так реагирует, это значит, что певцы очень круто поют. Когда я выступила, у меня дрожали руки, в жюри это заметили, свет в зале намеренно не был приглушённым. Затем три дня участники ждали результатов, награждение было в Доме правительства Москвы. И я заняла первое место. Когда вернулась в родной город, все меня начали поздравлять – и в студии, и в лицее.

В этом году Эмми оканчивает среднюю школу, планирует поступать на вокальное эстрадное отделение областного музыкального колледжа имени Фридерика Шопена. А затем и в «Гнесинку». Как говорит девушка, студия помогла ей свободно разбираться в музыке (не в плане теории, а в плане умения слышать и чувствовать музыку). Сейчас она поёт в местной группе, сама освоила гитару, ударные, синтезатор, иногда пишет песни. 

– Я научилась петь и головным регистром, но я редко голову использую, хотя в «Сане» мне показали красоту моей головы. Иногда в исполнении использую такой приём: пою грудным регистром и резко перехожу на голову. У меня были и другие конкурсы, где заметили этот хороший переход из груди в голову. 

Педагог Эмми Наталья Храмова говорит: «Если просыпаешься и сразу поёшь, значит, надо петь». Ну а Эмми признаётся: любой её сон сопровождается музыкой. Потом она просыпается с этой музыкой  в голове и весь день с ней ходит. Иногда во сне сочиняются песни.

К другим увлечениям Эмми Сидыки можно отнести горы, она поднималась в Саяны, на Хамар-Дабан, любит сплавляться по рекам. Но её главной любовью всё же остаётся музыка. 

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector