издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Вопрос истории

Иркутск и ещё 40 городов страны вошли в программу сохранения древних российских городов, запущенную Министерством культуры РФ. Как отмечают в федеральном ведомстве, для сохранения исторического облика каждого из четырёх десятков выбранных населённых пунктов будут разработаны жёсткие ограничительные требования к застройке. Что это значит для Иркутска и насколько поможет сохранить историческую архитектуру, разбирался «СЭ».

О том, что Иркутск попал в программу по сохранению древних городов, инициированную Минкультом РФ, впервые стало известно 15 марта. Тогда со ссылкой на газету «Известия» ряд СМИ сообщил, что исторические центры четырёх десятков городов, включая Иркутск, в скором времени окажутся «законсервированными» – «там будет полностью запрещено строительство, изменение направлений улиц и объёмов зданий».

Вместе с Иркутском в список попали Великий Устюг, Дербент, Елабуга, Касимов, Санкт-Петербург, Смоленск, Ярославль, Томск. Перечень городов, попавших в программу Минкульта, полностью копирует ныне действующий список исторических городов, утверждённый в 2010 году. Пять лет назад со статусом исторического города распрощались 437 населённых пунктов из 478 – в их числе оказались  Москва, Великий Новгород и Переславль-Залесский. 

К этим городам, в отличие от оставшихся в списке, особые ограничительные меры по сохранности исторического облика применяться не будут. По сути, речь идёт об оформлении правового регулирования градостроительной деятельности органов местного самоуправления на исторических городских территориях. 

– Режим правового регулирования застройки зависит от того, входит ли город в список исторических поселений, – поясняет руководитель службы по охране объектов культурного наследия Иркутской области Вадим Литвиненко. – Проблема в том, что из-за изменений в федеральном законодательстве актуальность этих перечней по­стоянно теряется. 

Так и произошло с урезанным перечнем из 41 населённого пункта, датированным ещё 2010 годом. Он не соответствует нынешнему законодательству, хотя номинально всё ещё остаётся действующим. Всё потому, что в конце 2012 года в Федеральный закон «О памятниках…» были внесены изменения, которые предусматривают двухуровневую систему исторических поселений – федерального и регионального значения. Обновлённый закон не распространил своё действие на старый перечень 2010 года,  и тот формально так и не был отменён. Юридический казус в итоге и привёл к двойственному положению Иркутска, когда федеральный законодатель не присвоил городу ни  федерального, ни регионального статуса, оставив только строчку «историческое поселение». 

Региональный формат

То, что список исторических городов 2010 года «был номинальным и не предполагал никаких охранных обязательств», признают и в Минкульте. Теперь обещают для каждого из 41 города, сохранившего статус исторического, разработать чёткие зоны охраны. 

В Иркутске, однако, это уже произошло ещё в 2008 году. Спустя пять лет – 12 декабря  2013 года – областные власти, воспользовавшись своим законодательно закреплённым правом, самостоятельно включили столицу Приангарья в перечень исторических поселений, обозначив «особо охраняемую городскую территорию». Именно тогда Иркутск, к удивлению многих, получил вместо статуса исторического поселения федерального значения лишь региональное. 

«Понятие «федеральности» и «региональности» исторического поселения регулируют не уровень охраны или исторический статус поселения, а адресат согласования градостроительной документации – федеральный центр либо правительство региона, – подчёркивает Литвиненко. – Само собой, согласование документации с Москвой влечёт многократное увеличение финансовой нагрузки на город, а между тем финансирование из федерального бюджета на нужды исторических поселений не предусмотрены». При этом Министерство культуры РФ вправе включить Иркутск также в перечень исторических поселений федерального значения, несмотря на его региональный статус. Однако данную процедуру можно будет выполнить только после разработки границ и предметов охраны на федеральном уровне. «По имеющейся информации, у Министерства культуры РФ в настоящее время отсутствуют необходимые финансовые средства», – отмечает руководитель службы по охране объектов культурного наследия Иркутской области. 

В 2013 году после принятого региональным правительством решения охраняемыми историческими территориями в Иркутске были признаны четыре участка на городской карте: центр, небольшой отрезок в районе железнодорожного вокзала, Глазковский некрополь и территория в предместье Марата. При этом границы утверждённого чуть больше года назад исторического поселения практически полностью соответствуют утверждённому в 2008 году городскому проекту зон охраны объектов культурного наследия. 

Основные правила

Значат ли заявления Минкультуры, что строительство в центре Иркутска и других исторических территориях города будет полностью под запретом? Не совсем так, – отмечают областные власти. «Программа сохранения древних российских городов – это не что иное, как система правовых инструментов, связанных с реализацией статуса исторического поселения, – говорит Вадим Литвиненко. – Законом данные инструменты в Иркутске закреплены с 2013 года».

Нынешняя инициатива Минкульта сводится к тому, что в 41 городе из списка будет введён основной документ регулирования строительства в исторической зоне. Высотность, площадь застройки, появление новых объектов и соблюдение красных линий – всё это должно быть чётко урегулировано. В Иркутске такая работа уже ведётся. С прошлого года благодаря получению городом  статуса исторического поселения регионального масштаба городская администрация получила ряд обязательств.

–  Муниципалитет обязан проводить анализ  состояния территории исторического поселения для обеспечения сохранности объектов культурного наследия и планировочной структуры, – перечисляет Вадим Литвиненко суть обязанностей местных властей, – кроме этого, прописана необходимость  мероприятий для устойчивого развития территории исторического поселения.

Но самое главное – в список задач муниципалитета входит разработка градостроительных регламентов для территории исторического поселения. Они призваны чётко обозначить параметры разрешённого там строительства и реконструкции. Должны быть прописаны размеры и пропорции зданий и сооружений, составлен список утверждённых строительных материалов и цветовых  решений. «Также подразумевается запрет или ограничение размещения автостоянок, рекламы и вывесок, – поясняет Литвиненко. – Использование земельных участков и объектов капитального строительства с учётом требований к сохранению планировочной структуры исторического поселения также ограничивается». Более того, историческая планировка должна главенствовать и при согласовании проектов генплана и правил землепользования и застройки на территории исторических поселений.

– Нужно, конечно, сохранить историческую самобытность российских городов, – говорит историк Алексей Петров. – Я читал новость о консервации строительства в «Известиях».  Конечно, мы не можем закрыть всю стройку. Только вопрос в том, что должно появиться на месте исчезнувшего здания в историческом центре – уж точно не пятиэтажный жилой дом или безумные офисы, а как минимум копия того, что было, если здание нельзя восстановить. Мы ходим по улицам Грязнова и Дзержинского – везде видны «дырки».  Полностью «замораживать» стройку, конечно, нельзя – должно ведь что-то появиться, например, на месте разогнанной «Шанхайки». 

– Чётко сформированные охранные зоны – это как раз и есть основной документ регулирования строительства, – рассказывает руководитель службы по охране объектов культурного наследия Иркутской области Вадим Литвиненко. – Служба постоянно ссылается на него при подготовке проектировщиками строительной документации. Однако существуют отдельные ситуации, когда органами местного самоуправления выдаются разрешения на строительство, прямо противоречащие постановлениям областного правительства. Данные ситуации мы отслеживаем и передаём в правоохранительные органы.

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector