издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Эта девочка должна жить»

Про девочку Вику, иркутянку с редким заболеванием сердца, мы писали дважды. Вике 12 лет, и она очень хочет жить. Но её сердце ей в этом отказывает. Вике Ивановой требуется трансплантация сердца. В России такие операции не делают. По закону Вика имеет право на квоту на операцию за рубежом, но почти год Министерство здравоохранения России, что называется, «мурыжило» её документы. Семья начала действовать самостоятельно: нашёлся госпиталь в Индии, готовый принять Вику. Цена вопроса детского сердца – 95 тысяч долларов. Местные СМИ рассказали о Вике, был объявлен сбор средств, люди откликались и стремились помочь. За два месяца было собрано около четырёх с половиной миллионов рублей. Крупную сумму пожертвовал мужчина, пожелавший остаться неизвестным. Он сказал маме: «Эта девочка должна жить». И перевёл миллион рублей.

Так уж получилось, что про Вику я думала почти каждый день. Мне очень хотелось помочь обрести девочке новую жизнь. Но что я могла сделать ещё? У меня были только слова и предложения. Но именно слова, два простых слова «умирает ребёнок!» сотворили, казалось бы, уже невозможное. 

В конце апреля в Санкт-Петербурге состоялся медиафорум фонда «Правда и справедливость». Я была приглашена туда в числе других победителей конкурса журналистских работ. И в самолёт Иркутск – Москва – Санкт-Петербург села с твёрдым намерением попросить у президента страны сердце для нашей Вики. Четыре дня я молилась об этом и концентрировала всю свою энергию. Мне не было страшно, у меня не было сомнений. Накануне я прочитала на страничке Бориса Гребенщикова: «Стесняющийся не достигнет  Просветления». Эти слова тоже были решающими. 

Встреча в формате «вопрос – ответ» подходила к концу. Из желания выглядеть скромно и по-деловому я надела серенькое платье, смотрелась как офисная пыль, и, конечно, мою протянутую руку в этом невозможном сером цвете никто не разглядел. От полного отчаяния я написала на листке блокнота крупно и жирно «Байкал», но и название нашего озера осталось незамеченным. 300 человек, и у четверти были вопросы! Официальная часть встречи подошла к концу. Но я всегда и везде с гордостью подчёркиваю: «Я из Сибири», и всегда и везде я чувствую эту принадлежность к большому сибирскому братству людей, привыкших идти до конца в своих стремлениях. И именно эта наша кровь – живая, горячая, неравнодушная, сибирская – толкнула меня к Владимиру Путину в тот момент, когда он выходил из зала. И я выкрикнула те единственно верные слова, что могли помочь Вике, которая очень хочет жить: «Умирает ребёнок!» Первое лицо государства обернулось, выслушало мой короткий спич: «В Иркутске девочка нуждается в пересадке сердца. Минздрав бездействует. Индия готова помочь, но не хватает денег. Помогите, пожалуйста!» Он попросил меня записать контакты мамы и ответил: «Зачем Индия? Сделаем в Европе». И я набрала номер Юли Ивановой. «Кому вы рассказали про нас?» – долго не могла понять Юля. 

Мои торопливые каракули – Вика Иванова, 11 цифр, Иркутск и ключевое слово «сердце» – не ушли в пустоту. Уже через несколько часов Юлии Ивановой позвонили из администрации президента. Меньше чем за сутки практически изменилась детская судьба. На следующий день, 29 апреля, Росминздрав начал решать вопрос о направлении ребёнка за рубеж. 29 же апреля компания «МедИндия» сообщила, что Росминздрав направил в адрес индийского госпиталя гарантийное письмо и пообещал оперативно отправить контракт. Сейчас оформляется виза. Кстати, Вике предлагали любой европейский госпиталь, но мама категорически отстаивала Индию. Операция в Европе стоила бы 30 миллионов рублей (в Индии в два раза дешевле), мама посчитала неправильным ехать в более дорогую клинику. Ведь бюджет не резиновый и лучше на эти деньги помочь другим нуждающимся детям. Ведущим трансплантологом госпиталя «Фортис» является доктор Балакришнан, который уже провёл свыше 18000 успешных операций на сердце. Юля Иванова не сомневается в качестве лечения в Индии и убеждена: завязавшиеся партнёрские отношения помогут и другим российским детям обрести здоровье.  

Сердце Вики работает лишь на 39%

А что же с собранными деньгами? Из них уже один миллион рублей перечислен ангарскому мальчику с редким пороком сердца. Ещё два миллиона будут переданы на нужды других больных людей уже после операции. Оставшиеся почти полтора миллиона необходимы Вике для посттранстплантационной реабилитации – это в первую очередь препараты для пожизненной иммуносупрессии. Юля и Вика передают безграничную благодарность всем, кто разделил эту борьбу за жизнь маленькой девочки. 

Конечно, случившееся можно назвать чудом. Как написал один человек в соцсетях – натурально русское, немножко даже гоголевское чудо. Вике дали шанс. Но как быть родителям остальных детей, чьи дети нуждаются в столь же серьёзной медицинской помощи? Почему в госмашине практически ничего не работает без прямого нагоняя? Почему жизнь ребёнка зависит от того, удастся ли журналисту в прямом смысле этого слова докричаться до президента? 

Я нашла на карте Индии город Ченнай, это крупный мегаполис на берегу океана. Я смотрю на эту крохотную точку и мечтаю о том, что донорское сердце будет найдено быстро, что операция пройдёт успешно, что новый орган приживётся без проблем. И словно наяву я вижу, как Вика с мамой сходят с трапа самолёта в родном городе. Чтобы начать новую хорошую жизнь, где не будет места слезам и боли. Я очень в это верю. 

Читайте также
Свежий номер
Актуально
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector