издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Сергей Ерощенко: «Работать нужно до тех пор, пока ты достигаешь результата»

Традиционная пресс-конференция главы региона, которая проводится каждый год в рамках фестиваля «Байкальская пресса», собрала на этот раз 157 журналистов из 72 СМИ, которые представляли 26 территорий Иркутской области. Сергей Ерощенко, находясь в статусе временно исполняющего обязанности губернатора Приангарья, в очередной раз отвечал «за всё», что происходит в регионе.

Традиционная пресс-конференция главы региона, которая проводится каждый год в рамках фестиваля «Байкальская пресса», собрала на этот раз 157 журналистов из 72 СМИ, которые представляли 26 территорий Иркутской области. Сергей Ерощенко, находясь в статусе временно исполняющего обязанности губернатора Приангарья, в очередной раз отвечал «за всё», что происходит в регионе. 

Алексей Копылов, Интерфакс:

– Сергей Владимирович, в этом году вы заявили о планируемом разделении функций председателя правительства и губернатора. Не спровоцирует ли этот шаг появление дополнительных конфликтов между губернатором и правительством? И ещё поделитесь, пожалуйста, кого вы видите в должности председателя правительства?

– Я только настраиваюсь на диа­лог, а вы уже задаёте такие сложные вопросы (улыбается). Если серьёзно, не опасаюсь. Помните, три года назад у нас ощущалась некоторая турбулентность. Исполнительная власть порой пыталась подменить собой законодательную и наоборот, поэтому прежде всего нужно было стабилизировать ситуацию и мобилизовать все ветви власти в регионе. Была необходимость в выстраивании плодотворного диалога между законодательной и исполнительной властью, налаживании отно­шений с властью муниципальной.

За три года мы добились, чтобы роль губернатора стала социально-политической. Сейчас в моей риторике мало цифр, мало экономики, хотя именно она является основой всего, к тому же именно в этой сфере лежат наши основные достижения. Несмотря на кризисную ситуацию, у нас растёт ВРП, мы вышли на первое место в СФО по сумме налоговых отчислений от предприятий, у нас лучшая в округе обеспеченность собственными доходами. За всю новейшую постсоветскую историю мы ни разу не могли похвастать такими показателями. 

Вот это и есть результат консолидированной работы правительства и законодателей. А правительство – это не губернатор, это коллектив, команда единомышленников, которые решают социально-экономические задачи. Однако чтобы собрать такой коллектив, необходимы цель и последовательное движение к этой цели. Когда-то мы с вами говорили о том, что важно сделать правильные первые шаги. 

Сегодня такие шаги сделаны, у нас хорошая база. Постепенно всё решается, достраивается и доделывается. Вот этим как раз занимается правительство ежедневно и ежечасно. Соответственно, все программы по целевым показателям, которые мы принимаем, сначала утверждаются на законодательном уровне. Мы работаем вместе с депутатами и дальше будем работать.

Потом подключается муниципальный уровень. Только выстроив нормальную работу между региональной и муниципальной властями, мы смогли все вместе сдвинуть ситуацию. Я очень рад, что у нас сегодня в Иркутске работоспособная Дума и мэр, которые так же, как и губернатор, хотят решать задачи, поставленные перед ними жители. Это и транспорт, и социальные вопросы. 

При таком подходе не возникает противоречий между губернатором и правительством, между исполнительной и законодательной властью, между областными и муниципальными органами. 

– И всё-таки есть идеи, кто мог бы возглавить правительство?

– Идеи, конечно, есть. Но я призываю всех к открытому диалогу по этому вопросу. Когда будет решение, а не просто идеи, мы его озвучим. 

Светлана Латынина, «МК в Иркутске»:

– Вы с большим отрывом лидируете по итогам праймериз «Единой России», очень сильно обходите своих конкурентов. Более того, конкурентами ваших соперников назвать сложно, слишком разные у вас весовые категории. Мы не видим ни одного кандидата, который мог бы посоревноваться с вами в авторитете. Вам не кажется, что выборы могут пройти при отсутствии конкуренции, а вы навлечёте на себя обвинения в том, что специально создали такие условия?

– Мне, конечно, приятно, что вы так меня характеризуете. Но я вырос в Иркутской области и знаю, что у нас много талантливых людей. Знаю также, что конкуренция – это возможность самому совершенствоваться. Я люблю конкурентную среду, это нормально. Нужно, чтобы рядом с тобой работали люди, которые в чём-то лучше тебя, тогда и ты будешь двигаться быстрее. Это тот подход, который я стараюсь все­гда использовать. Но если кому-то нужна помощь, всегда помогу, я готов к сотрудничеству и со своей стороны буду поддерживать создание конкурентной среды. 

В любом движении, о котором я сейчас рассказывал, мы именно создаём конкурентную среду, в которой появляется выбор. Должность губернатора тоже должна быть выборной, в этом я убеждён. Меня много раз спрашивали, готов ли я пойти на выборы, и я всегда отвечал, что готов. Сегодня есть возможность доказать это на деле, и я за это очень благодарен президенту. Всегда должен быть выбор, и ни в коем случае не должно всё строиться вокруг одной личности. 

Яна Романова, «АС Байкал ТВ»:

– Мы много говорим о здравоохранении, в последнее время стали известны несколько случаев смертности по вине врачей. Я имею в виду 9-летнего мальчика, который умер в Иркутской инфекционной больнице. Женщина умерла в Ангарской больнице, и о её смерти родственникам сообщили с большой задержкой. В поликлиниках огромные очереди, к врачам не попасть. Скажите, какая работа будет вестись в этом направлении?

– Медицина – это очень сложная сфера, в области низкая удовлетворённость медицинскими услугами, я постоянно об этом говорю. Мы далеки от решения этой проблемы. Десятилетиями рушилась инфраструктура медицинского обслуживания. Сейчас очень низкая обеспеченность кадрами. Добавьте к этому коммерциализацию всей сферы. Это многофакторная проблема. У нас треть бюджета направляется в медицину, и результат будет, но он не появится мгновенно. 

Нам уже сегодня есть чем гордиться. В Иркутске построен детский хирургический центр, который оборудован на уровне лучших европейских центров, и врачи там работают тоже самые лучшие. 

Тем не менее проблему отсутствия кадров нам тоже приходится решать. Людям нужно лечиться сегодня, они не могут ждать десять лет. Мы много вкладываем в зарплату врачей, но «средняя по больнице» вызывает возмущение. При объявленных 43 тысячах рублей рядовой врач может получать 20 тысяч, вот такие у нас показатели. 

Из-за нашей огромной территории мы должны идти на развитие мобильной медицины. По области будет ездить мобильная станция со специалистами-онкологами, чтобы решать проблему ранней диагностики онкологических заболеваний. Уже приобретены мобильные комплексы для диспансеризации, передвижной центр здоровья, передвижной ФАП, передвижные и перенос­ные флюорографы, передвижные пункты медицинского освидетельствования.

В регионе создано 11 межмуниципальных региональных медицинских центров, девять сосудистых центров, 24 травматологических центра для оказания помощи при ДТП. Создана система диализных центров, позволяющая на 100% обеспечить нуждающихся в данном виде медицинской помощи.

Создавая мобильные медицинские станции, мы одновременно будем строить и новые поликлиники. В Ново-Ленино не должны 27 тысяч ребятишек обслуживаться в старой пятиэтажке хрущёвского типа. Там будет построена новая поликлиника. Я сделаю всё для того, чтобы в Иркутске появился центр современной высокотехнологичной медицины. Наверное, он будет не бюджетный, и мы уже обсуждаем с компаниями инвестиционные проекты. В будущем году появится программа по развитию медицины, точно так же как появилась программа по строительству детских садов. 

Наталья Иванишина, газета «Усть-Илимская правда»:

– На прошлой пресс-конференции я задавала вопрос о переносе Кеульского кладбища в связи с затоплением Богучанской ГЭС. Ситуация у нас благополучно разрешилась после вашего вмешательства, спасибо вам большое за то, что вы человек слова и дела. На бывшего подрядчика заведено уголовное дело за растрату денежных средств. Но есть много нерешённых проблем. А вопрос такой: кто и каким образом должен контролировать эффективность расходов бюджетных средств, качество и сроки строительства объектов по федеральным и областным программам? В данном случае я имею в виду программу переселения граждан с затопленной территории. 

– Мы изначально поставили задачу эффективно использовать федеральные, областные или муниципальные средства. Думаю, нам это удаётся, за три года мы построили больше социальных объектов, чем за последние 20 лет. 

Что касается программы по переселению, мы вынуждены были добавить областные средства, которых и так не хватает. Приходится решать проблемы, заложниками которых мы стали. Сейчас стоит вопрос, что делать с сооружениями, оставшимися после переселения. Это вопрос комплексный.

В вопросах нравственности для меня эталоном всегда был Валентин Григорьевич Распутин. Однажды я его спросил, как он отнесётся к идее возрождения малой ГЭС в Анге, не будет ли он против. Он ответил, что даже против больших не выступал. Главное, чтобы они служили на пользу людям. Ну а если мы даже совершаем какие-то ошибки, важно их не замалчивать, а вовремя решать. 

Наталья Никифорова, телекомпания «АКТИС», Ангарск:

– Вы верно заметили, что есть проблемы, которые накапливаются десятилетиями. Одна из них, например, это наши дороги. Сейчас активно ремонтируются старые, местами даже строятся новые, реконструируется Байкальский тракт. Что дальше?

– У нас много проблем с дорогами или с их отсутствием, как вам будет угодно. Иногда дороги разбивают лесовозами даже быстрее, чем мы успеваем их построить. Всё-таки мы развернули масштабное строительство и реконструкцию федеральных дорог, делаем обходы вокруг Усолья, объезд вокруг Тулуна, автодорогу Тайшет – Чуна – Братск. Идёт реконструкция того же Байкальского тракта, начнётся строительство Покровской развязки в Иркутске. В текущем году будет завершена разработка схемы развития региональных автодорог общего пользования на период до 2030 года.

Так же, как БЦБК ставил крест на развитии Байкальского региона как туристического центра, инфраструктурное отставание и отсутствие дорог не позволяет говорить о будущем развитии всей территории. Например, Байкальским трактом пользуется каждый второй житель Иркутска и Иркутского района. Точно так же всем нужен перенос аэропорта в сторону Байкала, перенос взлётно-посадочной полосы. При этом не будет затронут мемориал, конечно. Я уже много раз говорил, что нужна цивилизованная работа по развороту города в сторону Ангары, нужна легализация бесконечных дачных посёлков с выгребными ямами, создание инфраструктуры для них. 

Когда мы решим стратегическую проблему с выездами из города, может быть, и в самом Иркутске по­явятся современные, долговечные дороги, а не просто ямочный ремонт на старом полотне. В процесс создания цивилизованного облика города нужно вовлекать коммерческие субъекты, например торговые центры. Если бы мы вовремя не прореагировали, ТК «Комсомолл» оброс бы огромным количеством киосков и новый мост тоже встал бы. 

Уже и заборы были, которые сейчас исчезли. Так что новых объектов, разрушающих инфраструктуру, уже не появится. 

Это касается не только Иркут­ска, но и других городов. В Братске, например, с торговыми центрами не всё хорошо было перед выборами. Нужна ответственная градостроительная политика, и её должны проводить муниципалитеты. Нужно сделать всё, чтобы в наших городах были дороги, рекреационные зоны для отдыха, социальная инфраструктура. Нужно, чтобы ни один жилой посёлок не появлялся без автостоянок, без дорог, без школ и поликлиник. 

Светлана Горбачёва, “Компас TV”:

– Прежде всего хочу поблагодарить вас за участие в судьбе семьи умершей от рака женщины из Тулуна, для детей которой сейчас приобретён дом. Но теперь у меня вопрос по очереди в детские сады. В Тулуне, наверное ещё с советских времён не был построен ни один детский сад. Очередь на 1 марта составляла 1607 детей. Будет ли в ближайшее время начато строительство детского сада и реконструкция школы № 2, которая тоже находится в аварийном состоянии?

– Если есть необходимость, то садик совершенно точно будет построен. Недавно мы даже бассейн сдали, которого в Тулуне никогда не было. 

Виталий Шахназаров, «Шелехов-ТВ»:

– Скажите, быть ли объединению Шелехова и Шелеховского района в единый округ, и что для этого нужно? 

– Было бы желание жителей. В качестве примера можно привести Ангарск, жители которого три года назад обратились ко мне с таким же вопросом. При поддержке жителей руководство области проявило политическую волю, и, невзирая на все сложности, объединение состоялось. 

По поводу укрупнения в целом, конечно, оно было бы логично. По­мните, мы говорили об агломерации? Сейчас не говорим, но фактически активно занимаемся её созданием. Например, буквально на днях у меня состоялись переговоры по строительству мусороперерабатывающего завода. Мы хотим строить его на три муниципалитета – Иркутск, Ангарск и Шелехов. Это просто необходимо, не могут же города и дальше задыхаться в кольце так называемых полигонов ТБО, а попросту свалок. 

Чтобы понять, нужно объединение или нет, достаточно ответить на вопрос: приобретут ли жители что-то или потеряют? Это возможность посещать медицинские учреждения, пользоваться социальной инфраструктурой и так далее. Например, Ангарский район у нас имел профицитный бюджет, в то время как крупный промышленный город Ангарск два десятилетия не мог достроить школу. Куда это годится, спрашивается? Благодаря объединению все жители только выиграли. 

– Первый шаг каким должен быть?

– В Шелехов и Шелеховский район я ездил ещё студентом, когда строил ветку «Тайшет – Гончарово», езжу и буду ездить. Вот приеду в следующий раз, и если жители ко мне обратятся с таким запросом, я его всегда поддержу. Я часто бываю на территориях именно потому, что из таких поездок привожу новые цели и задачи для себя. 

Надежда Саперова, «Сельская новь», Залари:

– Сначала вопрос, который, наверное, кому-то не понравится, но я должна его задать. Наш район глубоко дотационный, тем не менее мы выделяем приличные средства на пенсии чиновников. В прошлом году сумма составила больше 2 млн рублей. Некоторые люди не хотят работать в клубе или в школе, журналистами тоже не хотят работать. Сидят в администрации, лишь бы получить эту надбавку к пенсии. Сразу подниму ещё одну проблему. У нас в Хор-Тагне на грани закрытия детский дом. Место там уникальное, очень добрые люди, и ребятишкам там лучше, чем во многих других детдомах. Они выходят более трудолюбивыми, приспособленными к жизни. Можно ли отнестись повнимательнее к этому учреждению? 

– Что я вам могу сказать по поводу детского дома… В Усть-Орде вот тоже есть детский дом – долгострой. Пока мы его достраивали, в нём уже отпала необходимость, и мы переделываем его под образовательное учреждение. Три года наша область была одной из первых в России по количеству брошенных детей, но сегодня мы всё больше детей отдаём под опеку, в приёмные семьи. Сама атмосфера в обществе должна быть такой, чтобы не было брошенных детей и нам не нужно было бы строить новые детские дома. Конечно, там, где детские дома нужны, они будут сохранены, но лучше, чтобы их не было совсем. 

Что касается пенсионных добавок, «золотых парашютов», я сам с удивлением обнаружил, что у нас в области всё это носит такие серьёзные масштабы. Чиновнику, правда, нужно лет 15 отработать, чтобы получить надбавку, а вот народному избраннику достаточно четыре года. Я очень благодарен, что депутаты Законодательного Собрания мгновенно поддержали мою инициативу об отмене «золотых парашютов». Если честно, для меня это было бы унизительно – уйти в отставку и получить пособие, находясь в добром здравии и будучи достаточно активным человеком. 

Таким образом, на областном уровне закон этот отменён: ни депутаты, ни чиновники добавок к пенсии получать не будут. Что касается муниципалитетов, они, наверное, тоже должны задуматься. Ино­гда зарплата мэра маленького посёлка сопоставима с зарплатой губернатора. А она должна быть сопо­ставима не с зарплатой губернатора, а с зарплатами жителей этого же посёлка. 

При этом должно быть использовано такое понятие, как «эффективность труда», эффективность использования бюджетных средств. Когда ваши депутаты пойдут на выборы, нужно задать им вопрос, не хотят ли они отказаться от льгот. Чиновники и депутаты – очень хорошие люди, нужно им только помогать. 

Кстати, на всех территориях дела обстоят по-разному. Например, мэр Куйтунского района Полонин раньше был директором детского дома. Недавно он мне полушутя сказал, что уже подумывает вернуться обратно в детский дом. Там, говорит, зарплата скоро будет выше, чем у мэра, а ответственность гораздо меньше и никто не ругает. 

Оксана Карпова, «Ленские вести», Усть-Кут:

– Из года в год у нас одна и та же проблема: леса горят, города в дыму, власти всех уровней говорят об усилении межведомственного контроля и взаимодействия. Однако проблема не решается. Что реально сделать в борьбе с лес­ными пожарами?

– Одного советского министра спросили, когда же наши доблестные органы разберутся с организованной преступностью. Он ответил: «Ну, до холодов». Это я говорю к тому, что эту проблему невозможно решить простыми средствами. Леса жгут, причём жгут осознанно. Мы приняли достаточно много кадровых решений относительно руководства лесной сферой. Эти решения уже принесли свои плоды, потому что в этом году ситуация улучшилась. Чтобы нам и дальше дви­гаться в том же направлении, кадровые перестановки ещё будут приниматься по ряду лесничеств. 

Поступления в бюджет Иркутской области от лесной сферы за три года выросли на несколько порядков. Не так давно эта сумма составляла 86 млн рублей, а сейчас перевалила за 6 млрд рублей. Количество уголовных дел, которые заканчиваются реальными сроками, также выросло и тоже измеряется сотнями. Мы не можем этим гордиться, но это говорит о результативности работы. Желание вольно относиться к лесу у многих пропадает. Так что тема сложная, но работа ведётся. Я думаю, вы и через десять лет будете задавать этот вопрос губернатору, и отвечать на него будет непросто. 

Анна Кулакова, «11 канал», Усолье-Сибирское:

– У нас в городе закрывается единственный вуз – это филиал ИрГТУ, который более 40 лет готовил специалистов для химпрома. Означает ли это, что перспектив для развития химической промышленности больше нет? Можете ли вы вмешаться в ситуацию, чтобы сохранить вуз?

– В Усолье ещё три года назад была турбулентная политическая ситуация. Депутаты разбирались между собой и до сих пор не закончили разговоры. На глазах у всех комбинат исчез с карты Иркутской области. Можно сейчас вспомнить, кто что писал и говорил по поводу прихода «Солнечного кремния», кто кого поддерживал и на этой теме избирался. Теперь всех нужно привлекать, чтобы восстанавливать предприятие. 

Хорошо, что удалось остановить распил комбината. Он сохранился как площадка для создания химического производства. В связи с кризисом немного приостановилась инвестиционная активность наших компаний, к сожалению. Тем не менее решение о создании газохимического производства есть. Проект уже прошёл экологическую экспертизу. Скорее всего, летом будет направлен на рассмотрение Главгосэкспертизы. Стоимость его велика и составляет около 2% бюджета Иркутской области. Разрушить комбинат было легко, а восстановить трудно. Только на проектирование нового химического производства требуется два года. 

Но движение идёт, и не только в Усолье. АНХК подготовили к приёмке газа. Надеюсь, комбинат станет флагманом перехода на газ, точно так же как когда-то он был одним из первых переведён с угля на нефть. Саянск нужно ещё подготовить. Ко­гда есть крупные потребители газа, тогда у недропользователей появится реальная возможность вести трубу с южных месторождений. Создание или воссоздание нефтегазохимического комплекса никто не отменял, Ангарск, Саянск и Усолье – это по-прежнему единый комплекс. 

Таким образом, когда производство заработает, появится необходимость в создании обучающего центра. На ИАПО, например, три года назад тоже никто об этом не думал. А сегодня в их центре только рабочим профессиям обучают по две тысячи человек в год. Причём учатся люди на современнейшем оборудовании, и это для меня лично отдельный предмет для гордости. Возникновение филиалов вузов в той или иной территории обосновывается именно реальной потребностью в специалистах, и ничем иным. 

– Всё-таки филиал в Усолье будет закрыт?

– Я не обладаю компетенциями вмешиваться в политику вузов, это федеральные полномочия. Я не могу настаивать, чтобы университет держал филиалы там, где это не нужно. Это было бы безответственно с моей стороны. 

Пётр Захаров, телерадиокомпания «11 канал», Бодайбо:

– У нас в Бодайбо много золота, но мало богатых людей. При этом цены выше, чем в Иркутске. Например, пакет молока, доставленный к нам авиационным транс­портом, сразу становится чуть ли не на сто рублей дороже. Но других вариантов нет. При этом авиаперевозки не дотируются государством. Что-то будет делаться для того, чтобы цены на авиаперевозки стали ниже?

– На самом деле у вас там много богатых людей, они имеют квартиры в Москве и так далее. Акционерами авиапредприятия в Бодайбо являются компании, которые там работают. Поэтому авиация на территории не развивается, как она не развивается, например, в Братске. Но этот вопрос тоже не имеет простого решения, район нужно развивать комплексно, и мы это делаем.

При активном участии правительства Иркутской области в энергодефицитный Бодайбинский район приведена ЛЭП с Сибирского каскада ГЭС. Это только первый шаг. В Мамакане строится школа с двумя спортивными залами, со стадионом. Причём школа встанет не где-то на окраине, под скалой, как это планировалось раньше, а в центральном районе. В то же время правоохранительные органы регулярно объявляют о том, что изъяли золото то в одном месте, то в другом. Порядок постепенно наводится и в этой сфере. 

Самое главное, президент на встрече 13 мая подписал наше обращение о расконсервировании месторождения Сухой Лог. Так что работа по Бодайбинскому району ведётся очень серьёзная и разноплановая, и она должна помочь району выйти из спячки. 

Что касается авиации, то мы добивались передачи в собственность области Иркутского аэропорта именно для того, чтобы через его инвестиционный потенциал вытянуть все местные аэропорты и получить возможность снизить цены на авиаперевозки из северных территорий. Только так можно развивать малую авиацию и создавать в этой сфере здоровую конкуренцию. 

Как только начинается лето, авиабилеты у вас разлетаются словно горячие пирожки. Все авиакомпании открывают свои рейсы. Но как только приходит зима, остаются от силы две авиакомпании, и то по просьбе губернатора. Всё точно так же, как с рейсом Иркутск – Москва. Никогда он дотироваться не будет, пока есть спрос и есть платёжеспособное население. Цена на билет в бизнес-классе доходит до 160–180 тысяч, и при этом билеты не купишь. 

Кроме того, цена на билет в большей степени определяется стоимостью наземного обслуживания, а в Бодайбо практически нет взлётной полосы и много чего другого. Нужно заниматься и этими вопросами тоже. 

Галина Тюрнева, телекомпания «АИСТ»:

– Вернусь к проблемам областного центра, и в частности имущественному комплексу бывшего ИВВАИУ. Какие работы там сейчас ведутся и какие всё-таки перспективы имеются? 

– Наше видение развития территории бывшего ИВВАИУ одобрили президент страны и министр обороны РФ. Всё-таки мы движемся к созданию суворовского училища. Там же будут располагаться кадетские корпуса, некоторые военные учреждения. Сейчас ведутся консультации на эту тему на уровне федерации. Хочется, чтобы ребятишки учились и видели рядом с собой элитные подразделения, на которые можно равняться. На территории также будет строиться храм. 

Сегодня идёт процесс оформления территории военного городка в собственность Иркутской области. Очень сложно найти бюджетное финансирование, областное или федеральное, поэтому мы обратились к частным инвесторами, в частности к Ростеху. Первые суммы уже определены, и они немалые. Работа идёт полномасштабная. 

Михаил Каркушко, «Черемховские новости и мировые репортажи»: 

– У нас город начал строиться благодаря программе переселения из аварийного и ветхого жилья. Но есть опасения, что программа вдруг закончится. В этом случае каковы будут ваши действия? 

– Эта программа действует в рамках «майских указов» президента, которые я лично воспринимаю как прямое руководство к действию. Конечно, мы будем эту программу продолжать, так же как программу строительства жилья для детей-сирот. Мы сдаём для таких ребятишек уже тысячи квартир. Что касается программы переселения граждан из аварийного и ветхого жилья, в некоторой степени это мультипликатор для каждого муниципалитета. 

В Братске, например, целый микрорайон строится, почти 18 тысяч квадратных метров жилья. А если со­вместить несколько программ, построить школу, садик, дома для детей-сирот, ведь можно очень сильно изменить весь облик города. Все эти программы поддерживают строительный сектор. Там, где мэры выделяют участки под строительство, строители получают работу и поддержку. 

Лишь так можно возродить строительную инфраструктуру в области. Сегодня у нас в достатке только пенобетон, а перекрытия мы уже везём из других регионов. Для строительства мостовых переходов на Байкальском тракте металлоконструкции приходится завозить с Урала, а ведь это неправильно. 

Игорь Алексич, «Комсомольская правда – Байкал»:

– Сергей Владимирович, давайте попробуем заглянуть в недалёкое будущее. Предположим, что на дворе 14 сентября 2015 года, оглашены результаты выборов, губернатором стал Сергей Ерощенко. Какими будут ваши первые действия? Какие документы подпишете, кого уволите, может быть, кого-то назначите? Не станут ли эти первые выборы последними,  или вы не заглядываете так далеко?

– Я по психологии своей – солдат. Для меня эта работа такая же, как работа на любом другом месте, хоть в Академии наук, хоть на предприятии, – это служение Родине. Поэтому для меня лично ничего не изменится после выборов. Как работал на благо Приангарья, так и буду работать в том или ином качестве. 

Сергей Ерощенко: «Я люблю конкурентную среду, это нормально. Нужно, чтобы рядом с тобой работали люди, которые в чём-то лучше тебя, тогда и ты будешь двигаться быстрее»

Когда прошли выборы в Законодательное Собрание, я воспринял их результаты как победу и пытался радоваться. Но коллеги-депутаты подтвердят, что в общем и целом для меня ничего не поменялось. Потом каждые выборы на территориях воспринимались как подтверждение того, что мы идём в правильном направлении.

Три года назад 18 мая президент назначил меня исполняющим обязанности губернатора. Я с полным осознанием своей ответственности приступил к выполнению работы. Потом Законодательное Собрание утвердило меня в качестве губернатора. Я и тогда заявлял, что готов к выборам, и сегодня это подтверждаю. Но, по моим личным ощущениям, нет никакого выборного процесса, есть обычная, ежедневная работа, которой я занимался и занимаюсь изо дня в день. Поэтому, кстати, мне легко идти на выборы. Не нужно выдумывать специально какую-то стратегию. Наша стратегия совершенно реальна, проверена жизнью и даёт результаты. 

А по поводу будущего могу сказать одно: работать нужно до тех пор, пока ты достигаешь результата. Если я не буду добиваться результатов, точно мучить никого не стану. Именно этим принципом я руководствовался, когда работал на любом предприятии. Теперь на встречах меня много спрашивают, и я не боюсь сложных вопросов, потому что за любое своё действие, за любой свой объект могу отчитаться. 

Но как только появляется результат, нужно о нём забыть самому и не надеяться, что тебе дадут почивать на лаврах. Как только решена одна проблема, люди поставят перед тобой ещё десять, и это правильно. Ещё не так давно зарплата в образовании у нас была 11 тысяч, а теперь она достигла среднего показателя по экономике. Это хороший результат. Если честно, когда-то об этом даже подумать невозможно было, но у нас возникла острая нехватка мест в детских садах. Построены детские сады, но подпирает другая проблема – срочно нужны новые школы, поликлиники. 

Чем тяжелее работать, тем интереснее. Главное, чтобы через пять или десять лет каждому из нас было чем отчитаться. Мне, например, есть чем отчитаться за прошедшие три года, поэтому я чувствую себя спокойно.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector