издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Жара особого вреда не нанесла

Человек в кепке и с минералкой полностью защищён от агрессивного солнца

В воскресенье, ближе к полуночи, наконец раздались отдалённые раскаты грома и хлынул ливень. Всю прошлую неделю стояла адская жара – температура в городе поднималась до 35–37 градусов по Цельсию. Так и подмывает назвать её аномальной и устроить по этому поводу истерику, переходящую в сенсацию. Но «Иркутский репортёр», охладившись минералкой, отправился на станцию скорой помощи – если жара и нанесла некий вред людским организмам, то где это известно лучше, как не здесь.

Ни пиво, ни мороженое…

Пятница, середина рабочего дня. Температура уверенно взбирается всё выше по шкале термометра. А в холле городской станции скорой помощи на Омулевского – прохлада, тишина и покой. Дремлет седой охран­ник. На шаги он вскидывается и строго спрашивает сиплым голосом:

– Вы куда? У нас – обед! 

– Сперва обед, потом – тихий час, – покладисто соглашается «Иркутский репортёр». – Нас ждёт зам­главврача по лечебной части…

Впрочем, сразу выясняется, что тишина и покой обманчивы – здание скорой помощи пустует, потому что все машины на выезде. Это называется «работать на рации»: отработал один вызов, отметился по рации – и сразу отправляешься на новый. Единственная линейная бригада в здании по предварительной договорённости ждёт журналистов и сразу же выезжает на вызов. 

За несколько минут, проведённых в прохладе здания, кажется, что на улице стало ещё жарче. Первый вызов – в район улицы 30-й Дивизии, к девушке подросткового возраста с жалобами на тошноту и головную боль. 

Очень хочется, чтобы неверная журналистская удача скинула козырную карту и первый же вызов был бы именно на тепловой удар, да и симптомы, по-дилетантски судя, походят на состояние перегрева. Врач Юрий Кузнецов не торопится с выводами. Мы звоним в квартиру, открывает мама девочки, начинает рассказывать, и сразу становится понятно, что случай из другой области, к погоде отношения не имеет. Девочка недавно переболела хроническим заболеванием желудочно-кишечного тракта, на днях снова появились боли, и мама вы­звала «скорую». 

– Диету соблюдаешь? – строго спрашивает Кузнецов девочку ­обычного среднего телосложения, пальпируя живот.  

Случаи в этот день были, как назло, не имевшие никакого отношения к погоде

– Да, завтракаю только кашами, – морщась, отвечает она.

– А чем занимаешься помимо учёбы? – интересуется он, глядя на солидную кипу спортивных медалей, висящих на стене.

– Тяжёлой атлетикой…

У юной тяжелоатлетки диагностируют подозрение на аппендицит и отвозят её в городскую клиническую больницу. На уличных термометрах жара прочно закрепилась на отметке «30», однако её жертв на тротуарах и остановках по-прежнему не видно. Машина скорой помощи съезжает с пандуса у приёмного покоя и паркуется во дворе больницы. Шофёр садится в тенёчке и блаженно закуривает. Оформив девушку в приёмном покое, Юрий Александрович уделяет время прессе:

– Ребята, у вас десять минут – и едем на следующий вызов…

– Вы можете выделить из вызовов на общетерапевтические заболевания группу людей, пострадавших от жары? – несколько невразумительно формулирует вопрос «Иркутский репортёр».

 – И стало ли их больше в последнее время? 

– Вызовов, связанных с жарой? Не-ет! – удивлённо тянет отрицание врач. – Статистикой я не занимаюсь, но больше их не стало. Есть единичные случаи уличных перегревов, связанные с тем, что человек не соблюдает правила. 

– И какие основные правила? 

– На улицу выходить только в головном уборе. И в период наибольшей солнечной активности, с двенадцати до четырёх… вообще сидеть дома! Как минимум в помещении. Прежде всего это касается людей с сосудистыми заболеваниями, кардиобольных, «хроников». При перегреве что происходит? Потеря жидкости. От этого загустевает кровь. Повышается риск тромбоза. Как следствие – повышенная опасность инфарктов и инсультов, обострение всех хронических заболеваний – гипертоний, сосудистых болезней. 

– То есть бабушек, пострадавших от жары, всё-таки стало больше?

– Нет, вызовов вообще больше не стало, «скорая» работает в 

обычном режиме. Может, люди грамотнее стали. Но бабушкам я бы посоветовал не ездить в жару на дачу. Потому что та поза, в которой они находятся на грядках, ко­гда голова ниже, так сказать, по­ясницы, очень опасна – кровь, как я сказал, загустевает и при этом приливает к голове. Последствия предсказать трудно, но все они негативные. Риск очень большой. Да, мы выезжали несколько раз на вызовы в садоводства, были случаи инфарктов и инсультов, но ещё раз должен отметить: трудно провести прямую связь с высокой температурой. Старым людям может стать плохо всегда, в любую погоду.

– Понятно, что гипертонии и инфаркты – это опасность для людей пожилого возраста. А вот перегревы характерны для каких групп населения? 

– Это не для групп населения, – улыбается Кузнецов. – Это на берегу. Для города, то есть для улиц, вызовы на тепловые удары вообще нехарактерны, это единичные случаи. А вот на места отдыха у воды нас вызывают достаточно часто. Вчера был случай, когда у плотины ГЭС утонул 16-летний мальчишка.

– Ну, это ведь не напрямую связано с жарой…

Линейная бригада выезжает на любые случаи – от аппендицита до ДТП

– Да как же не связано: тридцать два градуса в этот момент было. Вполне возможно, что и перегрев повлиял! – не соглашается Юрий Александрович и резюмирует. – Трудно сказать, как часто бывают вызовы, связанные с жарой. У нас ведь общие, нет разграничений – я сейчас возьму рацию и не знаю, куда поеду, может быть, с этого аппендицита и на ДТП…

– А люди, злоупотребляющие алкоголем, страдают от жары? К ним вас вызывают?

– К ним нас вызывают всегда, и независимо от жары. Вообще вне зависимости от времени года, – смеётся Юрий Александрович, но тут же серьёзно продолжает. – Уличных вызовов очень много к бомжам. Потому что сотовая связь есть у всех, и она дешёвая. И все прохожие сразу вызывают скорую помощь, как только увидят человека, лежащего на лавочке. Не подойдя и не узнав, что с ним случилось. А обычно человек просто спит – он живёт на этой лавочке! Приезжаем, разбираемся, при потребности в госпитализации везём в больницу.

– Можете дать несколько советов, как избежать вреда организму от высокой температуры? 

– О временном факторе я уже сказал – лучше вообще на улицу не выходить. Если выходите, то только в головном уборе. А если всё же вышли, то только с бутылочкой минеральной воды. Причём, заметьте, не с газировкой, не с лимонадом – ничего сладкого.

– Квас?

– Можно. Но лучше всё-таки минералка. При потере жидкости с потом выходят соли, и у нас нарушается электролитный баланс. А восстанавливает его лучше всего именно минералка. Также не рекомендуется спасаться от жары с помощью мороженого – слишком большая разница температур, и могут быть осложнения ангин, тяжёлые, с абсцессами. Пиво, кстати, тоже нежелательно – оно само по себе является мочегонным, то есть ещё больше обезвоживает организм.

Наркоманы страдают не от жары 

Едва мы погружаемся в душный салон скорой помощи и фельдшер Виктория Лаврентьева берёт гарнитуру рации, как поступает следующий вызов. И он совершенно одно­значно не про жару – в одном из лицеев в центре города девочка в группе дневного пребывания для школьников младших классов, которую все попросту называют «площадка», разбила голову – играла, бегала, упала, разбила. 

В лицее царит лёгкая паника, маму уже вызвали, педагоги от присутствия представителей прессы теряются и жалобно спрашивают: «А номер лицея можно не указывать?» Успокоив их рассказом о своих изысканиях в области вреда высоких температур, «Иркутский репортёр» любопытничает, как они борются с перегревом у детей.

Юрий Кузнецов, врач скорой помощи: «Бабушкам я бы посоветовал не ездить в жару на дачу, потому что та поза, в которой они находятся на грядках, когда голова ниже, так сказать, поясницы, очень опасна»

– Да они у нас и сами не идут на солнце, – терпеливо объясняет одна из воспитательниц. – У нас две площадки для прогулок – там стадион, – она показывает в окно, – а там – внутренний дворик, – она показывает на дверь. – Солнце у нас где? – она смотрит в потолок. – Там, – снова показывает в окно, – если выглянете, то увидите, что на стадионе сейчас никого нет. Все играют во внутреннем дворике. 

– А на выездах, на экскурсиях вы как детей оберегаете от агрессивного солнца? Говорите, чтобы они приносили минералку, приходили в шапочках?

– Выезды у нас утром, жары ещё нет, – умело парирует воспитатель. – Минералку с собой у нас нельзя приносить по нормам СанПиН. У нас на каждом этаже фонтанчики с фильтрованной холодной водой. А бейсболки мы им закупили всем одинаковые  – и для жары, и в толпе считать удобно, никого не потеряешь… 

Тем временем девочке Маше бинтуют голову. Маленькая Маша, как раненый партизан, скрипит зубами, но боли не показывает и вымученно улыбается. За дверью в учительскую толпятся её подруги, опасливо выглядывая из-за косяка. Вскоре прибегает встревоженная молодая мама, и экипаж скорой помощи отправляется в «матрёшку» – Ивано-Матрёнинскую больницу. Пока Юрий Кузнецов усаживает маму с Машей в общую очередь в травм­пункте, мы разговариваем с фельд­шером Викторией Лаврентьевой.

– Есть у вас пациенты, пострадавшие именно от жары? 

– В жару всем плохо, особенно старикам – давление, сердце болит. У нас мало вызовов не бывает – в жару плохо, в холод плохо, в общественных местах, на улицах. Летом, в жару много утоплений, – философски пожимает плечами Виктория Александровна. 

– В общественных местах?

– Повод обычно один и тот же – потемнело в глазах, голова закружилась, стало плохо, упал в обморок. От возраста это не зависит, это зависит от того, как кто что переносит. Определить общественные места, куда чаще всего вызывают, невозможно – вызывают везде: на улице, в магазине, в кафе, на остановку. 

– А ещё говорят, что у нас люди неотзывчивые, упадёшь – тебе никто не поможет, «скорую» не вызовет…

– Отзывчивые у нас люди, вызывают. Особенно охотно вызывают «скорую» бомжам, пьяным и наркоманам – этих обязательно нужно убрать с улиц, и решить это должна именно скорая помощь. Бомжей у нас много, к ним вызывают каждый день. Ещё у нас много наркоманов. Особенно за последнюю неделю – видимо, был завоз спайсов – «скорую» вызывали во дворы целым компаниям. В таких случаях можно определить, где у них «кормушка» – они вокруг неё во всех соседних дворах будут валяться. В этот раз я могу точно сказать, где была «кормушка» – Лыткина, 27. 

– А каких вызовов больше? Есть какие-то характерные летние вызовы?

– Линейная бригада выезжает на всё подряд. А единственные «характерные летние вызовы» – это утопления, когда у молодёжи начинаются гуляния на воде. 

Теоретически есть определённая опасность для тех, кто болеет артериальной гипертонией, кто перенёс острый инфаркт миокарда, инсульты. Но такие люди, как правило, уже знают все свои заболевания, особенности организма, поэтому они на солнцепёке стараются бы

На следующий вызов, к девушке с какими-то гинекологическими проблемами, «Иркутский репортёр» ехать с негодованием отказывается и возвращается на базу, на станцию скорой помощи. Уже окончательно становится понятно, что вред для здоровья от жары сильно преувеличен. Это подтверждает и заместитель главного врача по лечебной части Ольга Гусева:

– Летом у нас количество вызовов не увеличивается! По данным нашей статистики, количество то же самое, и в прошлые годы в летний период также увеличения не было. Конечно, в жару страдают и дети, и пожилые люди. Теоретически есть определённая опасность для тех, кто болеет артериальной гипертонией, перенёс острый инфаркт миокарда, инсульт. Но такие люди, как правило, уже знают все свои заболевания, особенности организма, поэтому они на солнцепёке стараются бывать меньше, сидят в тени, не выходят из дома в час пик. У нас старшие врачи смен отчитываются за сутки дежурства, и акцента на таких пациентах за прошедшую неделю сделано не было. Обычная обстановка, характерная для скорой помощи. 

Фельдшер Виктория Лаврентьева: «Особенно охотно вызывают скорую бомжам, пьяным и наркоманам – этих обязательно нужно убрать с улиц, и решить это должна именно «скорая помощь»

Приходится признать, что ужасы адской жары в Иркутске во второй декаде июня сильно преувеличены гиперчувствительными и метеозависимыми людьми. Никакого существенного вреда повышенная температура никому не нанесла, кроме нескольких человек, утонувших на местных водоёмах, но тут трудно провести прямую связь. Может, просто сами мы люди капризные и неблагодарные: то зима у нас или слишком холодная, или слишком тёплая, то лето…

Читайте также
Свежий номер
События
Фоторепортажи
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector