издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Стереть «белые пятна»

«Белые пятна» на углеводородной карте Иркутской области хочет закрыть регион, на что просит 8 млрд рублей из федерального бюджета. За пять ближайших лет на эти средства можно провести геологоразведку (ГР), открыть новые крупные и средние нефтегазовые объекты в Иркутском, Бодайбинском и Мамско-Чуйском районах, вблизи Усть-Ордынского. Позволят ли сделать Иркутской области новый прорыв в геологоразведке два ведомства – Роснедра и Минприроды РФ, – станет известно к концу 2016 года. Пока же перевес по федеральным инвестициям в ГР не в пользу Прианагрья: на 2016–2020 годы ему планируется выделить 2 млрд, тогда как для Красноярска и Якутии счёт идёт на десятки миллиардов.

Десять лет до снижения добычи

Геолого-разведочные работы по нефти и газу в Иркутской области на ближайшую пятилетку, судя по планам Роснедра, будут практически свёрнуты. Как писал ранее «СЭ» (номер от 9 октября 2015 года, «Геолого-разведочный секвестр»), объём государственных вложений резко снижается. В 2015 году, например, по отношению к предыдущему сокращена сумма в три раза – лишь 466,01 млн рублей поступит на исследование недр. В 2016-м, согласно новым предложениям отдела геологии и лицензирования по Иркутской области (Иркутскнедра) по объектам госзаказа, предварительно сумма федеральный инвестиций составит 360,5 млн рублей. «Суммы финансирования на 2016 год будут уточняться, но, скорее всего, в сторону уменьшения», – сообщили «СЭ» в территориальном подразделении Роснедра.

Без восполнения ресурсной базы в регионе неизбежно начнётся снижение объёмов добычи углеводородов, а далее Приангарье рискует и вовсе оказаться вне списка нефтегазодобывающих регионов страны. Причём произойти это может, по мнению иркутских учёных, достаточно скоро – уже через 10 лет добыча пойдёт на спад.

Попытку как-то повлиять на ситуацию предприняли специалисты Института земной коры СО РАН совместно с минприроды Иркутской области. Первые по заказу профильного областного министерства подготовили «Программу региональных геолого-геофизических исследований на нефть и газ в Иркутской области на 2016–2020 гг.». О необходимости разработки этого документа уже не первый год говорят участники геолого-разведочной отрасли, так как он может стать основным аргументом региона в пользу увеличения федерального финансирования на ГРР.

– Министр природных ресурсов Иркутской области Олег Кравчук на совещании представителей Роснедра в Иркутске в сентябре презентовал программу – она была воспринята положительно. Затем документ прошёл научную экспертизу в отраслевых институтах – СНИИГГиМСе (Новосибирск) и ВНИГНИ (Москва). Мы приняли замечания учёных, доработали документ. В октябре прошли экспертизу в профильных ведомствах в Москве. Таким образом, все формальности соблюдены, мы рассчитываем, что в ближайшее время в Минприроды и Роснедра примут решение включить нашу заявку в федеральное финансирование, – рассказывает «СЭ» один из разработчиков программы – старший научный сотрудник лаборатории геологии нефти и газа ИЗК, геофизик Александр Поспеев.

От двух до восьми миллиардов

Состояние запасов и ресурсов углеводородов Иркутской области по состоянию на 01.01.2015

В новой геолого-разведочной программе учёные предлагают «изменить парадигму работ»: за пять ближайших лет изучить те территории, которые сегодня являются «белыми пятнами» на нефтегазовой карте Иркутской области. Общий объём федерального финансирования, необходимый, по мнению иркутян, для этого – 8 млрд рублей. Технико-экономическое обоснование затрат представлено в геолого-разведочной программе.

«Это не такие большие деньги: в благоприятные периоды государство выделяло Иркутской области на геологоразведку 1,5–2 миллиарда рублей в год. Сейчас же в программе Роснедра для Приангарья обозначена сумма – 2 миллиарда на все пять лет. Таким образом, если мы не добьёмся изменений в федеральной программе, то как минимум десятилетие можно будет смело вычеркнуть из государственной геологоразведки Иркутской области: упустим ближайшие пять лет из-за недофинансирования, ещё пять лет потребуется на доработку нашей программы», – говорит собеседник «СЭ».

Речь идёт о совсем не изученных, находящихся в нераспределённом фонде территориях. Так, «белое пятно» осталось сегодня на Прибайкальском предгорном прогибе – территории, протянувшейся от Иркутска до северной оконечности озера Байкал. 

Ещё одна практически не затронутая иркутскими геологами территория опоясывает с запада, востока и севера Патомское нагорье, включает в себя Бодайбинский и Мамско-Чуйский районы, частично – Киренский. 

На этих «белых пятнах» выделено шесть перспективных объектов, где требуется начать геологоразведку: Южно-Кочергатский, Чайский, Чичиканский, Предпатомский, Большепатомский и Берёзовский. 

При качественных ГРР в этих районах можно открыть средние и крупные месторождения, уверены учёные Института земной коры: по югу – преимущественно газовые, по северу – нефтяные, нефтегазовые. В качестве примера иркутские эксперты приводят соседнюю Якутию. На её территории, граничащей с северным «белым пятном» Иркутской области, сосредоточены основные запасы нефти и газа в республике.

Иркутск не попал в сферу интересов Центрсибнедра

Пока же в проекте федеральной программы по финансированию геологоразведки на 2015–2020 годы средства среди новых нефтегазовых регионов Сибири распределены однобоко. По проекту федерального финансирования ГРР в Красноярский край и Якутию, по словам Александра Поспеева, должно поступить в несколько десятков раз больше средств, чем на Иркутскую область. При этом эксперт обращает внимание, что большая часть ГРР в Красноярском крае будет вестись в пределах Северного полярного круга. Решению финансировать геологоразведку на таких отдалённых и сложных территориях удивляется собеседник «СЭ». Ведь если изыскания на этих участках окажутся успешными, то для промышленного освоения потребуется ещё с районов Крайнего Севера строить тысячекилометровые трубопроводы до более обжитых территорий. А это ещё несколько лет до начала промышленной добычи. При этом участки, предложенные для изучения в иркутской программе по геологоразведке, находятся рядом с южным промышленным узлом Иркутской области либо вблизи от трассы ВСТО – в 5–15 км. Инфраструктурный перевес вроде бы очевиден.

– Предпочтение, которое отдано Красноярску, на мой взгляд, имеет простое объяснение: когда у нас существовала такая структура, как Иркутскнедра (территориальное подразделение, сегодня является лишь филиалом Центрсибнедра, базирующегося в Красноярске. – Прим.), её руководство «воевало» с Москвой, отстаивало интересы Приангарья и у нас были деньги на геологоразведку. Сейчас Красноярск перетянул одеяло на себя, ему не интересно состояние ресурсной базы соседнего региона, – делится мнением Александр Поспеев.

Докопаться до глубин

Размещение месторождений углеводородов
на территории Иркутской области (стрелка – преимущественно
газовые месторождения)

Первый этап, предусмотренный в программе, – завершение так называемой региональной геологоразведки (даёт общее представление о новых неизученных территориях) на Прибайкальском и Предпатомском прогибах. Она была в своё время предложена известным специалистом-нефтяником академиком Алексеем Конторовичем, но так и не была до конца выполнена. По её итогам на региональной карте вместо «белых пятен» появится первая, хоть и не детальная, но важная информация – с помощью неё можно составить опорную каркасную сеть нефтегазовых участков, а также спрогнозировать, какие геофизические методы исследований необходимо проводить дальше. «Те геофизические технологии, которые применяются сегодня, например, на Непском своде, не пригодны в зонах со сложной геологией. Чтобы не ошибиться в выборе методов и не потратить время и силы зря, нужны предварительные опытно-методические исследования», – рассказывает Александр Поспеев. 

Далее последуют комплексные геохимические исследования, опытно-метрические работы в сложных горно-геологических районах на севере.

Предлагают иркутяне в программе также возобновить в Иркутской области параметрическое бурение. Это достаточно дорогостоящий процесс: как правило, параметрические скважины превосходят по глубине эксплуатационные и разведочные, они дают наиболее подробную информацию о геологическом строении в регионе. Большинство параметрических скважин в России сосредоточено на территории Восточной Сибири, самая глубокая в мире – Кольская в Мурманской области. 

 – Опорное бурение, которое даёт надёжную, точную геологическую информацию, ведь при этом отбирается максимальный объём керна по геологическому разрезу, выполняется полный комплекс геофизических исследований. Объекты, изученные параметрическими скважинами, сразу становятся привлекательнее для недропользователей. Мы за последние 10 лет пробурили успешно только одну параметрическую скважину – Чайкинскую (2100 м) в Мамско-Чуйском районе, она в 2008 году дала промышленный приток газа. Остальные оказались не столь удачными…

По мнению геофизиков, чтобы получить подробную картину о новых неисследованных районах, в ближайшие годы нужно построить в Приангарье как минимум три параметрические скважины глубиной 4-5 км. Одна из них, как отмечается в «Программе региональных геолого-геофизических исследований на нефть и газ», необходима в районе посёлка Усть-Ордынский, она поможет «раскрыть карты» относительно нефтегазовых залежей на юге Приангарья. Вторая, уже тридцать лет существующая в качестве проекта – Северобайкальская, – должна быть пробурена чуть восточнее Киренска.

– Она позволит ответить на самый главный вопрос – насколько большие толщи терригенных отложений (самая перспективная в отношении нефтегазоносности часть разреза) у нас под кристаллическими породами в районе Патомского нагорья. Если отложения достаточно большие, то мы сможем и в Мамско-Чуйском районе, и рядом с Бодайбо открыть месторождения газа.

Третья глубинная скважина необходима также в Мамско-Чуйском районе. Разработчики программы обращают внимание на то, что открытие даже небольших нефтегазовых месторождений вблизи Мамско-Бодайбинского горно-рудного узла позволит решить проблему энергодефицита для золотодобывающих, горно-рудных предприятий на этих территориях. Пока же Иркутская область в федеральной программе параметрического бурения вообще не представлена, отмечает Поспеев.

Принять решение относительно предложения Иркутской области федеральные ведомства должны до конца 2015 года.

– Если нас поддержат, то уже в 2016 году начнутся серьёзные геолого-разведочные работы. К 2020-му году мы сможем полностью залицензировать большую территорию, сегодня представленную на иркутской карте «белыми пятнами». Думаю, новые объекты будут интересны инвесторам, – считает собеседник «СЭ». – За последующие годы недропользователи зайдут на участки и проведут поисково-оценочные работы. А значит, в течение десяти лет мы создадим новую ресурсную базу, которая обеспечит нефтедобывающую отрасль ещё на 20–30 лет.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector