издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Великая стройка на Ангаре…»

60 лет назад гидростроители возвели первые дома в новом Братске

«Что о себе ещё? Живём в тайге… Вот выйдешь на крыльцо, и сосны тут же, прямо. Ты знаешь, как мороз за сорок – туман… За пять шагов прохожих не видать… » – это стихотворное «Письмо с Ангары» инженера строительства Братской ГЭС Леонарда Хрилёва, обращённое к маме и напечатанное в 1956 году в «Советской молодёжи». Тогда только-только строился новый Братск. 12 декабря 2015 года город отметил 60-летний юбилей. Судьба Братска, конечно, неповторима. Когда-то казачий пятидесятник Максим Перфирьев основал Братский острог на Падуне, потом острог был перенесён и несколько веков стоял у устья Оки, а во время строительства Братской ГЭС вернулся к Падуну. И разросся. Несколько посёлков на левом и правом берегах, в том числе и старый Братск, стали городом. Дети первых жителей нового Братска появлялись на свет, когда их отцы ночевали в тайге у тракторов, которые везли лес для постройки домов. Первые уроки детей постарше проходили в школе на Падуне, которая вскоре ушла на дно Братского моря.

«На берегу будущего Братского моря должен вырасти новый город на 150 тысяч жителей. Там, где сейчас стоит тайга, будут построены кварталы жилых домов, школы, магазины, клубы. Уже сейчас сооружается больничный городок, заложены и быстро растут первые восьми­квартирные дома» – это сообщение на передовице «Восточки» за 14 декабря 1955 года под снимком Эдгара Брюханенко, на котором запечатлены строительные леса первых домов Братска, можно считать первым сообщением в областной прессе о новом городе. Хотя информация о строительстве посёлков, конечно, шла и раньше. «Во многих местах – на автобусных остановках, на коммутаторах телефонных станций – именуют Братск городом. Хорошее предвосхищение!» – писал корреспондент «ВСП» в ноябре, примерно за месяц до того, как Братску присвоили статус города. Во всех посёлках и новом городе предполагалось возвести около 600 тыс. кв. м жилья. 

У Братска всегда была непростая, но очень интересная судьба. В 1631 году казачий пятидесятник Максим Перфирьев основал Братский острог у Падуна, в первой половине XVII века острог был перенесён от Падуна на левую часть устья Оки. Когда встал вопрос о сооружении Братского водохранилища, село Братск, наследник острога, попадало в зону затопления. «Старого Братска не будет. Его перенесут к Падунскому порогу, как раз туда, где был, как мы помним, заложен первоначальный Братский острог», – писал летом 1956 года в «ВСП» действительный член географического общества СССР Сергей Марков. Село было перенесено на новое место и преобразовано в рабочий посёлок в 1951 году. В 1955 году посёлок был объединён с другими, и 12 декабря этого года комплекс получил статус города. 

Первый домик в будущем городе строителей Братской ГЭС

Газеты с теплотой сообщали о первых комсомольцах Зелёного городка, появившегося первым на левом берегу Ангары между Падунским порогом и створом будущей ГЭС, об Осиновке на правом берегу, о станции-посёлке Братск-1 при линии-магистрали Тайшет – Лена, перевалочной и энергетической базе. В «Молодёжке» 1955 года читаем о комсомольце Владимире Темиргалееве, который приехал на Падун одним из первых и первоначально, в 1954 году, жил в маленьком домике на острове Инкее. На строительстве требовались очень выносливые люди, которые могли, если что, заменить друг друга. Однажды комсомольцы грузили лес в машины, ЗИС подошёл, но шофёр был сильно болен и не мог дальше оставаться за рулём. План срывать было нельзя, и комсомолец Темиргалеев сам сел за руль только что нагруженной лесом машины. Природа подкидывала строителям всё новые и новые неожиданности. Вес­ной – ледоход, который чуть не погубил посёлок. «Однажды ночью исковеркало водокачку, установленную на льду. Комсомольцы дежурили по ночам у реки. Дежурили и Галя Попова, и Василий Неверов, и Владимир Темиргалеев», – писала «Советская молодёжь». Наступило лето, и комсомольцам, отработавшим день на стройке, пришлось взять лопаты, чтобы окапывать посёлок от лесного пожара. В распутицу дороги размывало так, что часто люди оставались ночевать у застрявшей в грязи техники. Однажды Владимир Темиргалеев ночевал у трактора, застрявшего в тайге, а утром, привезя на Падун груз, узнал, что в эту ночь у него родилась дочь Анна. С будущей женой Тамарой Куровой он познакомился здесь же, на стройке, здесь же и поженились. Читаем указ Президиума Верховного Совета СССР от 23 февраля 1966 года. В списке награждённых медалью «За трудовое отличие» под номером 807 – Темиргалиев Владимир Михайлович, машинист экскаватора. 

Жили в палатках целые семьи, детям надо было где-то учиться. Мало кто может похвастать, что ходил в школу там, где сейчас катит волны море. А ученики той Падунской средней школы 1950-х – могут. «Школа необычная, она построена в новом посёлке перед самым началом учебного года, за очень короткий срок. И всё: стены, полы, крыша и даже парты – собрано из готовых деревянных щитов и деталей, – писали газеты. – … За четыре месяца создались здесь свои традиции, которых нет ни в какой другой школе. Почти каждый день прибывают люди на стройку. Едут целыми семьями. И в каждом классе уже привыкли: что ни день, то новичок». В начале учебного 1955 года в падунской средней школе было 280 учеников, к декабрю 1955-го – более 400. «И представляете, ребята, как интересно получается. Построят Братскую ГЭС на месте, где стоит сейчас школа, загуляют волны величественного Братского моря. Не узнать будет нынешних мест, – писал корреспондент. – А тетрадки ребят, исписанные старательным почерком, всегда будут рассказывать о диких берегах Ангары и замечательных делах строителей, их смелости и бесстрашии». 

Ещё в мае 1955 года на Падуне были палатки и несколько щитовых домов, а в мае 1956 года уже стояли несколько десятков двух­этажных брусчатых домов на мысе Пурсей – здесь строился постоянный посёлок, начало будущего Братска (он потом и назывался Постоянным, но в итоге ему присвоили имя Падун). В 1956 году в районе строительства Братской ГЭС, по данным «ВСП», должно было быть возведено 80 тысяч квадратных метров жилья. Застраивались одновременно левый и правый берега Ангары. На правом берегу активно строился посёлок Осиновка (он, примыкавший к Гидростроителю, не войдёт в Братск сразу, но будет присоединён в 1999 году). «Бурными темпами растёт Осиновка. Отсюда, с правого берега, в восьми километрах от Падуна и начнётся наступление на Ангару», – писала «Советская молодёжь». В ноябре 1955 года с Осиновкой была связана магистраль Тайшет – Лена, куда начало поступать огромное количество грузов для питания строительства. Уже в январе 1956 года здесь были 23 жилых дома на 600 человек, клуб «Гидростроитель». К марту здесь возвели щитовые сборные дома и рубленые коттеджи, телеграф и Дом кино, телефонную станцию и СМУ. Часть домов была перенесена из Заярска-2, но в основном возведены новые. Строился и Гидростроитель. 

Ещё в мае 1955 года на Падуне были палатки и несколько щитовых домов,
а в мае 1956 года уже стояли несколько десятков двух­этажных
брусчатых домов на мысе Пурсей

«Великая стройка на Ангаре живёт полнокровной могучей жизнью», – писали газеты. «С каждым днём всё оживлённее и оживлённее становится на берегах Ангары в районе Падуна. В тайге прорубаются всё новые и новые просеки, строятся дороги, жилые посёлки…». Ещё в начале декабря 1955 года на стройке Братской ГЭС было шесть тысяч рабочих, инженеров, техников и служащих, к марту 1956 года – уже 9 тысяч. Приток желающих включиться в ряды строителей величайшей на планете ГЭС был очень серьёзен. Помогала стройке вся страна, и не только техникой и людьми, но подчас и самыми неожиданными подарками. В 1958 году на адрес объединённого постройкома Братской ГЭС пришла большая посылка из Ленинградского отделения Союза советских композиторов со струнами и нотами. «Мы хотим этим скромным подарком помочь вам в героическом труде… » – писали композиторы во главе с Соловьёвым-Седым. 

«Восточно-Сибирская правда» от 30 августа 1961 года. Передовица посвящена гидростанциям Ангарского каскада, на третьей странице маленькая заметка, но с очень важным названием: «Конец старого Братска». «Вчера в старом городе Братске вспыхнул пожар. Пламя полыхало, перекидывалось с одного строения на другое. Но пожарники не гасили его, они способствовали распространению огня…». 29 августа была завершена эвакуация жителей старого Братска, 20 тысяч человек переехали в новый город. «В старом Братске больше не живёт ни одного человека, – констатировала «Восточка». – Просуществовав более 300 лет, этот древний населённый пункт исчез. Отныне его территория станет дном Братского моря». Не стало и Зелёного посёлка. Зато появился новый Братск, город, рождённый энергетиками. 

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector