издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Записке полвека

«Иркутский репортёр» нашёл людей, которые 50 лет назад оставили послание потомкам в здании усольской АТС

1997 год, усольские связисты приступили к демонтажу оборудования автоматической телефонной станции, АТС-3. И вдруг во время работы под одной из опор станции был обнаружен листок бумаги. Это оказалось послание из 1966 года. К потомкам обращались строители станции, комсомольцы. Записка была передана в Музей истории и развития средств связи Иркутской области ОАО «Ростелеком». «Иркутский репортёр» провёл поиск, выяснилось, что судьба разбросала комсомольцев на тысячи километров – от Иркутска до Херсона. Кого-то уже нет в живых, кто-то жив и помнит события полувековой давности. Одна из писавших, Элла Андреевна Москвич, живёт сейчас в Херсоне, нам удалось поговорить с ней по скайпу.

«Уважаемые потомки! Обращаются к вам строители этой станции, – директор Музея связи Виктория Чебыкина зачитывает текст на листочке из тетрадки, написанный, вероятно, зелёными чернилами. – Сообщаем для справки, что монтаж станции начат 10 января 1966 года Владивостокским СМУ треста «Союзтелефонстрой». Будучи очень скромными людьми, мы лишь скажем о себе, что строители мы отличные да к тому же великие оптимисты: очень надеемся, что станция прослужит людям по меньшей мере четверть века и благодарные потомки помянут нас добрым словом. Мы не следуем старинным традициям связистов-строителей и не закладываем в фундамент денег, чтобы потомки могли выпить чарку доброго вина за тех, кто сделал столь доброе дело, т.к. надеемся, что вы уже будете жить при коммунизме и без этого презренного металла сможете поднять за нас тост». Далее следуют подписи, но о них позже. 

Сама записка была найдена в 1997 году. Работники эксплуатационно-технического управления связи (ЭТУС) демонтировали оборудование АТС-3 в Усолье-Сибирском. На этот момент станции был уже 31 год, в 1996 году в городе был начат перевод телефонов на «шестёрку» и монтаж оборудования новой электронной станции, цифровой АТС-6, АТС-3. Тогда-то старая АТС-3 и ушла в историю. Однако благодаря записке память о станции и людях, её строивших, не исчезла. 

«Очень трогательное послание, – говорит Виктория Чебыкина. – Нам его передал в сентябре 1997 года директор усольского ЭТУС  Евгений Павлинович Чирков». «Рабочие разбирали станцию и под одной из её опор нашли записку, – рассказал Евгений Павлинович. – Меня заинтересовал текст, и я решил, что записку надо сохранить. А какой самый лучший способ? Музей, конечно. Вот потому и отправил её Виктории Николаевне».  

В послании комсомольцев 1966 года было несколько имён и фамилий. Вот так заканчивается письмо: «Даём последнюю справку. Монтаж под предводительством Москвича Владимира Ефимовича (23 года) вели: его уважаемая супруга, Рихванов Геннадий Фёдорович, Мягких Виктор…с женой и сыном (3 месяца), и другие, чьи имена ещё не известны». Однако кто эти люди и можно ли спустя полвека найти их? Попытаться всё же стоило.

«Он родился в 1942 году в Армении…»

Записка была найдена в 1997 году. Работники эксплуатационно-технического управления связи (ЭТУС) демонтировали оборудование АТС-3 в Усолье-Сибирском

Я пошла обычным путём. Набрала «Москвич Владимир Ефимович» в поисковиках. Ничего не обнаружилось, кроме указа президента РФ от 1998 года о приёме списка лиц «в российское гражданство», в нём был Владимир Ефимович Москвич, «родившийся в 1942 году в Армении, проживающий в Украине». Но кто это? Полный тёзка? Никаких других сведений не было. Прошло несколько недель. В голове вертелось, что поиск надо как-то «повернуть», но как? И тогда пришла мысль: не надо искать полное имя, отчество и фамилию. Фамилия редкая, вдруг найдутся родные? И оказалось – точно. В поисковиках выпал Георгий Ефимович Москвич, военный лётчик, полковник в отставке. Он оказался активистом сайта Армавирского высшего авиационного училища. На форуме сайта он разместил свои воспоминания о войне. И вот она, эта строчка: «В 1942 году на свет появился мой младший брат Володя». Значит, высока вероятность, что Георгий Ефимович брат того самого Владимира Москвича, рождённого в 1942 году. Я написала Георгию Ефимовичу, и вскоре пришёл ответ: 

«Здравствуйте, уважаемая Юлия! Да, действительно, Владимир Ефимович мой младший брат. Он родился в 1942 году в Армении, в г. Дилижан, где наша семья находилась в эвакуации. После окончания средней школы Владимир решил идти по стопам отца и поступил в Одесский институт связи…». Но главное, Георгий Ефимович подтвердил, что его брат работал в Усолье-Сибирском вместе с супругой. И то, что после этого он уехал на Украину и в конце концов осел в Херсоне. Но в этом письме было и грустное – Георгий Ефимович сообщал, что в 2003 году Владимира Москвича не стало. Георгий Москвич известил, что у брата было двое детей: сын Андрей и дочь Елена. Однако связь с родными была потеряна из-за известных событий на Украине. Кажется, по­иски можно было заканчивать. Ничего больше найти, вероятно, не удастся. Но были ещё имена сына и дочери.

Как оказалось, Андрей Ефимович Москвич, сын, был зарегистрирован в соцсетях. Он оказался тоже связистом с 25-летним стажем. Я написала ему. И Андрей Владимирович не проигнорировал письмо, ответил, за что ему большое спасибо. Он сообщил, что его мама, Элла Андреевна Москвич (Миролюбова), –одна из тех, кто писал ту самую записку, – готова ответить на наши вопросы.

«Я очень хорошо запомнила тот день»

74-летняя Элла Андреевна была очень взволнована, когда услышала об Иркутске, писал сын. И вот гудки скайпа, и Элла Андреевна на экране…  «Понимаете, нахлынули воспоминания, – говорит она. – Это большой кусок нашей жизни, ещё молодой жизни, когда всё было ещё впереди, всё интересно! С Владимиром Ефимовичем мы поженились в 1965 году, ещё в институте. Он получил распределение во Владивостокское СМУ «Союзтелефонстроя». Мы приехали во Владивосток. У нас были очень хорошие наставники. У меня в памяти начальник Владивостокского СМУ «Союзтелефонстроя» Михаил Николаевич Новиков. Он объединил вокруг себя молодёжь, дал возможность молодым проявить себя. Светлая ему память, потому что он многим будущим строителям-связистам дал путёвку в жизнь. Мы с Владимиром Ефимовичем были одними из них».

Владимир Москвич был связистом уже во втором поколении. Его отец Ефим Севастьянович всю жизнь проработал в связи и был мастером связи СССР. Младший сын пошёл по его стопам. Где-то в 8-9 классе он оставил школу, ушёл в вечернюю и стал работать линейным монтёром. Втянулся и решил поступать в Одесский институт связи. Под новый 1966 год супругов Москвичей и направили в Усолье-Сибирское на стройку новой телефонной станции. «Мы приехали в город 31 декабря, в лютый мороз, – вспоминает Элла Андреевна. – Чем запомнилось Усолье-Сибирское? В те времена в городе были деревянные тротуары…». В тот самый год Усолье активно застраивалось. Газеты писали: «Усолье-Сибирское с его деревянными домиками со ставнями уходит в прошлое…». Строились дома, трамвайная линия и, конечно же, АТС. До неё в 1954 году в городе было установлено три 100-номерных коммутатора типа ЦБ (центральная батарея). Виктория Чебыкина подняла все архивные документы, имеющиеся в музее, и вот что нашла по этой станции:  «Это выписка из письма – исторической справки Усольского районного узла за 1980 год: «В 1965 г. Химкомбинат построил здание, где в 1968 г. была смонтирована АТС (автоматическая телефонная станция) на 2100 номеров». Её-то и приехали монтировать Москвичи.

«Владимир Ефимович был прорабом, а я монтажницей и тренером, – рассказала Элла Андреевна. – Тренер – это настройщик телефонных станций». Встретил Москвичей в Усолье инженер связи Геннадий Фёдорович Рихванов. Работать начали сразу после Нового года. «Я очень хорошо запомнила день, когда мы закладывали послание к потомкам, – говорит Элла Андреевна. – Но почему-то помнилось мне, что мы это сделали в Иркутске… Но оказывается – Усолье! Мы были одержимы, мы были молоды. 25 лет, которые должны были жить построенные нами станции, – этот срок казался очень далёким! А вот видите, время прошло, и эту записку нашу нашли».

Как рассказала Элла Андреевна,  металл, на который устанавливается собственно станция, монтируют на мощных керамических тумбах овальной формы, полых внутри. Полой частью эти тумбы обращены вниз, к полу станции. «И вот под эту тумбу мы и положили послание к потомкам», – рассказала она.

Элла Андреевна в ту зиму готовилась стать матерью, и проработать ей пришлось совсем немного. В марте 1966 года у супругов Москвичей родился сын Андрей. Элла Андреевна занималась сыном, а Владимир Ефимович с коллегами заканчивал строительство станции. «Так получилось, что, когда мы уже смонтировали здание узла связи в Усолье-Сибирском, нужно было «тренировать», настраивать станцию, – вспоминает она. – Обычно после монтажа все новые приборы протираются спиртом. Однако в тот момент не было нормального спирта, и нам дали технический. Мы все отравились парами, в том числе и сын Андрей, потому что жили в комнатке рядом. Но мы были молоды, все тяготы тогдашние были преодолимы». Чем ещё запомнилось Москвичам Усолье-Сибирское? Тем, что 1 Мая они вышли на улицу, посмотреть на демонстрацию, а кругом лежал снег. «Для нас, южан, это было в диковинку», – смеётся Элла Андреевна. 

Примерно через пять месяцев после рождения сына супруги уехали во Владивосток. А спустя год или чуть больше их направили уже в Иркутск. «И в вашем городе мы строили новую телефонную станцию, а потом расширяли центральную станцию. В Иркутске мы пробыли около полутора лет, жили с монтажниками в старом здании администрации ГЭС, а после вернулись во Владивосток», – говорит Элла Андреевна.

В конце 1968 года семья Москвичей покинула и Владивосток – нужно было перебираться на юг, так как сын болел. «Владимира Ефимовича отпустили с большим трудом, он был толковым, грамотным специалистом, – рассказывает Элла Андреевна. – Поскольку у меня родителей не было, погибли на фронте, а его родители были с Украины, мы осели на Украине. Четыре года жили в городе Черновцы, там родилась дочь Елена. А потом Владимир Ефимович был переведён в Херсон, и мы уехали и всю оставшуюся жизнь прожили здесь. Работал Владимир Ефимович прорабом, главным инженером СМУ связи. А когда мы закрепились в Херсоне, он трудился начальником станционного цеха, а после главным инженером Херсонской ГТС. В 1986 году он был награждён орденом «Знак Почёта». Но, к сожалению, в 1987 году заболел, была операция. Муж вернулся в станционный цех начальником. Через 17 лет случился рецидив болезни, и в 2003 году его не стало». 

«Профессия строителя станции особенная, – говорит Элла Андреевна. – Если человек начал строить, это остаётся на всю жизнь. Владимир Ефимович был строителем до мозга костей, именно строителем нового, новых станций. Это даже не профессия, а сущность человека. Делать что-то новое, познавать что-то новое – это было его, а за ним и я тянулась невольно». 

«Я очень хорошо помню Гену Рихванова…»

Элла Андреевна Миролюбова весной 1965 года

Но что же стало с другими героями записки? К сожалению, найти удалось не всех. Вторым в послании указан Геннадий Фёдорович Рихванов. Виктория Чебыкина обратилась к ветеранам-связистам, и они рассказали, что Геннадия Фёдоровича уже нет в живых, но в Иркутске в «Ростелекоме» работает сын Геннадия Фёдоровича, Стани­слав Рихванов. Я обратилась к нему, и он поделился информацией о своём отце. Геннадий Фёдорович родом из Голумети, родился в этом селе в 1934 году. Закончил там десятилетку, в 20 лет выбрал профессию связиста. В 1954 году был принят в Голуметскую райконтору Минсвязи надсмотрщиком радиофикации. Через несколько месяцев ушёл в армию, а вернувшись, в 1957 году стал работать монтёром по обслуживанию линии связи Голуметь – Черемхово Черемховского линейно-технического узла связи. Одно­временно поступил на заочное отделение в Новосибирский институт связи. В Черемхове работал помощником начальника участка, а в 1962 году был переведён в  Усолье-Сибирское на городскую телефонную станцию. В ноябре 1963 года, согласно записи в трудовой книжке, Геннадию Фёдоровичу было присвоено звание ударника коммунистического труда, в 1964-м он получил несколько грамот за отличную работу. 

Геннадий Фёдорович монтировал ту самую усольскую АТС, в помощь ему зимой 1965 года и при­ехали супруги Москвичи. Закончив монтаж, они покинули Усолье, а Геннадий Фёдорович в этом же году стал главным инженером АТС. В 1969 году и он оставил Усолье, поскольку был переведён в Иркутск на долж­ность начальника междугородной телефонной станции. Теперь вся его судьба была связана с Иркутском. В 1972 году Рихванов получил благодарность министра связи СССР. С 1977 года он перешёл на должность ведущего инженера производственно-технической лаборатории. В 1989 году на базе лаборатории был создан отдел АСУ-ТП, и Геннадий Фёдорович работал инженером-электроником до выхода на пенсию в 1995 году. После уехал в родное село Голуметь, где ещё некоторое время обслуживал местную АТС. Последняя запись в трудовой книжке Геннадия Фёдоровича датирована 2007 годом. Получается, его общий трудовой стаж – около 53 лет. «Я очень хорошо помню Гену Рихванова, отличный был человек, специалист, – говорил Элла Москвич. – Передавайте мой привет его родным». 

Следы супругов Мягких найти не удалось. Элла Андреевна сообщила, что строили станцию Едемские, Марат и Валерий, эти специалисты были постарше, чем комсомольцы. «Были ещё девочки, Маша, Таня, Александра, я просто не запомнила их фамилий», – рассказала Элла Андреевна. Возможно, прочитав эту статью, кто-то вспомнит себя или своих родных и откликнется. Обращаемся к старым связистам Усолья-Сибирского, возможно, вы что-то помните и сможете добавить свою строчку эту историю.   

Фото из архива семьи Москвич и Дмитрия Дмитриева

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector