издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Не бойтесь, она ручная!»

Из фондов Музея истории Иркутска достали гранаты

В руках заведующего филиалом «Солдаты Отечества» Музея истории Иркутска имени А.М. Сибирякова Сергея Трофименко граната – музейный экспонат, артефакт. «Граната – вещь нужная, особенно в умелых руках», – говорит он. В коллекции музея больше двух десятков самых разных гранат, но все они, естественно, небоевые. Прямо в Иркутске были найдены отдельные части гранаты Рдултовского образца 1914 года. Партии таких гранат делали в нашем городе, поэтому сохранилась и специальная табличка с надписью «Хейфецъ. Иркутскъ», она крепилась на каждую гранату. Купец Хейфец в своё время сумел получить подряд на изготовление гранат и бомбомётов. На музейной выставке «Карманная артиллерия» можно увидеть и гранаты Рдултовского, и РГД-33, и Ф-1, и немецкие, финские гранаты, советские гранаты, использовавшиеся в Афганистане и Чечне.

«Карманная артиллерия» – так называется выставка филиала «Солдаты Отечества» Музея истории Иркутска, которая посвящена исключительно гранатам. Мы побывали в музее до того, как эти не совсем обычные экспонаты были разложены по витринам, а витрины опечатаны. Подержать в руках гранату – не каждый день выпадает такая удача. Впрочем, Сергей Трофименко сразу сказал: «Обратите внимание на их цвет. О чём он говорит? Гранаты чёрные, серые, иногда на них имеются белые полосы. На них есть указание, что это макет – «Уч.», «М». Это все учебные, а не боевые гранаты. Часто их нам передают с военных кафедр, из кабинетов начальной военной подготовки». Сергей Трофименко раскладывает на столе свои экспонаты, их не менее 15, и я понимаю, что каждый из них имеет своё название и в чём-то отличную от других конструкцию. 

«Её вы увидите во всех фильмах про революцию…»

Табличка с надписью «Хейфецъ. Иркутскъ» от гранаты
Рдултовского образца 1914 года

Ручные гранаты использовались ещё в XVII-XVIII веках. «Первые гранаты – это фактически те же ядра, снаряженные обычным дымным порохом, – говорит Сергей Трофименко. – В войсках формировали специальные гренадёрские части, куда отбирались люди крепкого телосложения, которые должны были, в числе прочего, метать гранаты». У гранат, как и у любого оружия, были периоды «расцвета» и периоды «упадка». Так произошло в XIX веке, когда изменившиеся оружие и тактика боя отодвинули ручные гранаты на второй план. Европейские войны 70-х годов XIX века показали, что скорострельная артиллерия, стрелковое оружие, митральезы частично взяли на себя задачи, которые могли быть выполнены при помощи ручной гранаты. 

Но как только началась русско-японская война, снова встал вопрос о гранатах. Первая русская граната была изобретена Николаем Степановичем Лишиным в 1904 году и применялась в сражении под Мукденом. «К сожалению, этой гранаты у нас в коллекции нет, – говорит Сергей Трофименко. – А ведь это достаточно интересный экземпляр. Её длина вместе с деревянной руко­ятью – около метра. Эти гранаты состояли на вооружении русской армии и в Первую мировую войну». 

Первоначально гранаты начиняли дымным порохом. Поскольку в конце XIX века все армии мира в основном перешли на бездымный порох, а запасы дымного пороха были большие, их использовали для вспомогательных целей сапёры. Позже были изобретены бризантные взрывчатые вещества – динамит, тол и прочие. И вот этим составом начинять гранаты оказалось намного эффективнее. Накануне Первой мировой войны и в ходе её большинство армий, в первую очередь воюющих, начинают создавать гранаты. 

Самая ранняя граната из представленных на выставке – как раз из этой серии новых гранат, созданных накануне первой мировой, начинённых бризантными веществами. Это ручная граната конструкции Владимира Рдултовского образца 1912 года. Владимир Рдултовский – конструктор артиллерийских бое­припасов, взрывных устройств в царской и советской России. «Для того периода граната была вполне современной», – говорит Сергей Трофименко. Буквально через два года Рдултовский усовершенствовал своё изобретение, и новая граната была принята на вооружение как «граната образца 1914 года». «Целиком в комплекте этой гранаты у нас нет, – говорит Сергей Трофименко. – Мы можем показать её изображение и отдельные детали – рукоятку, кольцо, верхнюю крышечку. Что касается ручной гранаты Рдултовского образца 1914 года, то это та самая, которую вы видите во всех фильмах про революцию. Эта граната в 1930-е годы была усовершенствована – получила наружную осколочную рубашку, новый, более простой запал. И применялась она даже на первом этапе Великой Отечественной войны». В Музее истории Иркутска хранятся детали гранаты Рдултовского, найденные именно в нашем городе. Производство таких гранат было налажено по всей стране, в том числе и в Иркутске, подряд на изготовление гранат и бомбомётов получил иркутский купец Хейфец. На каждую гранату прикреплялась табличка с надписью «Хейфецъ. Иркутскъ», и среди прочих сохранившихся деталей гранаты есть и та самая табличка. 

«Пережила Великую Отечественную и Афганистан»

Один из образцов кумулятивных ручных
противотанковых гранат

«На картинах, иллюстрирующих бои Великой Отечественной, мы часто видим – советский боец бросает связку гранат, из связки торчат рукояти, – рассказывает Сергей Трофименко. – На практике такое делали не часто. Когда нужно было сделать связку гранат, то рукояти свинчивались, были даже специальные ремешки, которые позволяли связать банки, освобождённые от осколочных рубашек, и вот в таком виде связка бросалась. Связка необходима была для поражения бронированной техники, она позволяла, к примеру, перебить гусеницу». РГД-33 (ручная граната Дьяконова образца 1933 года) была «потомком» гранаты Рдултовского. 

Из гранат наступательного действия РГД-33 была всё-таки не самой удачной, хотя по технологии изготовления и использованию она была несколько выше, чем гранаты противников. В 1942 году на вооружении в Советской армии появилась граната РГ-42. К этой гранате штатно применялся не только запал системы Ковешникова, но и запал УЗРГ (унифицированный запал ручной гранаты). «По технологии изготовления проще этой гранаты ничего нет, – говорит Сергей Трофименко. – Это банка, внутри находится вкладыш, который дробится на осколки, полость банки заполняется взрывчатым веществом. Осколки мельче, радиус их разлёта меньше, чем, к примеру, у гранаты Ф-1, но её можно применять в наступлении. Граната эта очень хорошая, и до сих пор в стране есть её мобилизационные запасы».

Для обороны советскими конструкторами была разработана более совершенная ручная граната Ф-1, её ещё называют «лимонкой». Та, что хранится в Музее истории Иркутска, имеет корпус от боевой гранаты, но позже она использовалась как учебная. «Обратите внимание на запал, такие появились в 1942-1943 годах, до этого были похожие внешне запалы конструкции Ковешникова, однако они конструктивно немного отличались. У Ф-1 поражающий эффект намного больше, чем у РГД-33 или РГ-42, поэтому применять её по наставлению необходимо было только из окопа, укрытия, из-за танка, поскольку большой радиус разлёта осколков. Впервые гранаты такой конструкции, но с немного другими запалами в России появились после 1915 года. Подобный корпус первыми в 1915 году разработали французы. А потом французская граната F-1 стала родоначальницей целой серии гранат – русской Ф-1, польской О-23 и ряда других. Чугунный корпус, достаточно технологичный в изготовлении, делал эту гранату популярной. Граната пережила Великую Отечественную и Афганистан и применяется до сих пор». 

«Граната на «парашюте»

Белая полоса на гранате – один из признаков того, что она учебная

Сергей Трофименко достаёт гранату… с парашютом. Для чего гранате могла понадобиться система стабилизации в полёте? Оказывается, она была только у особого вида гранат, призванных бороться с бронетехникой. В Великую Отечественную войну Советская армия вступила, имея на вооружении ручную противотанковую гранату образца 1940 года (РПГ-40). Запал у неё хранился отдельно от самой гранаты, что было основным её недостатком. Если запал терялся, она становилась бесполезной. «Вспомните фильм «А зори здесь тихие» – там, правда, речь шла о РГД-33, но запалы у них были почти одинаковыми, потому пример корректен, – рассказывает Сергей Трофименко. – Старшина говорит: «Эх, остался я без артиллерии…». У него была одна граната и один запал. И вот запал как раз он и потерял. Но испугать немцев бесполезной гранатой сумел – они ведь не знали, что граната небоеспособна». 

На начальном этапе войны мощности заряда РПГ-40 было достаточно для борьбы с техникой противника. В 1943 году на вооружение была принята кумулятивная ручная противотанковая граната. У этой гранаты была одна очень интересная особенность. Если РПГ-40 – это граната фугасного действия, её можно было применять против различных дотов, дзотов, то новая граната разрабатывалась специально для борьбы с бронетехникой. Внутри её корпуса находится кумулятивная воронка. Задняя крышка тоже сделана в виде направляющей для этой воронки. Направленная, кумулятивная струя способна прожигать броню намного эффективнее, чем 

обычный фугасный взрыв. Однако кумулятивная струя формируется только в одном направлении, поэтому граната должна была падать строго в определённом положении. Для этого в ней была предусмотрена система стабилизации. Когда выдёргивалось кольцо, ручка гранаты отлетала, распускались две матерчатые ленты, на которых держалась воронка гранаты, фактически являясь куполом, и граната на этом «парашюте» падала именно так, чтобы кумулятивная струя прожгла броню. 

«В самом конце войны была разработана кумулятивная граната РКГ-3, к сожалению, в коллекции музея этой гранаты нет, – рассказывает Сергей Трофименко. – И уже после войны была разработана РКГ-8, вот она, с парашютом. Вот такая и представлена на выставке. После этого было признано, что гранаты в борьбе с бронетехникой не так эффективны, как ручные гранатомёты и управляемые ракеты. И с этого момента в основном шла разработка гранат, в первую очередь призванных поражать живую силу». 

«Так и называли – хаттабки»

Граната РГД-33, «потомок» гранаты Рдултовского образца 1914 года

У наших противников и союзников во второй мировой тоже были на вооружении самые разнообразные гранаты. В музее хранится немецкая противопехотная граната М-39, так называемое «яйцо», конструктивные особенности которой просматриваются в послевоенной советской гранате РГД-5. У немецких гранат взрыватели были тёрочные – нужно было свинтить крышечку, выдернуть запал, он тёрся, как в зажигалке. После этого следовал бросок. На выставке можно увидеть ещё одну немецкую гранату – М-24, так называемую «колотушку» на деревянной ручке, и тоже с тёрочным запалом. Немцы, кстати, точно так же, как и русские, из «колотушек» делали связки. 

Весьма примечательная граната «Тип 91» состояла на вооружении японской армии, рассказывает Сергей Трофименко. У неё есть обычный гранатный запал, откуда выдёргивается шнур, производится накалывание капсюля, и происходит взрыв. Но эта же граната могла быть использована и в качестве миномётной мины. Она имела свинчивающуюся часть, без которой гранату можно было применить как обычную ручную гранату. Граната опускалась в ствол миномёта, капсюль накалывался, сгорал вышибной заряд, и под давлением газов граната выбрасывалась из миномёта. Эту же гранату можно было использовать в качестве винтовочной. 

Мина-граната использовалась и у финнов. «Вот, посмотрите, это корпус финской гранаты, а вот это корпус отечественной мины для миномёта. Похожи, правда? – говорит Сергей Трофименко. – Наша мина калибром 50 мм, а финская граната – 47 мм, она образца 1932 года. Этот же опыт был перенят в блокадном Ленинграде, когда из бракованных, некондиционных корпусов мин начали делать гранаты. Они так и называются – «блокадные». Они не были приняты на вооружение и использовались как суррогаты гранат. А вот у финнов, что интересно, это была штатная граната». Уже под самый конец войны на вооружении финнов появилась осколочная граната 1941 и 1943 годов – М-41 и М-43. Запалы большинства финских гранат устроены сложно, нужно было выполнить целую последовательность действий, прежде чем бросить, времени тратилось больше, чем с гранатами противников. «В просторечье эту гранату называют «полуосью», для нас она кажется какой-то архаикой, а финны с этими гранатами войну закончили», – говорит Сергей Трофименко. 

«Метнуть ручную гранату дальше 40–50 метров бойцу сложно, минимальная дистанция огня миномётов – около 200 метров. Для того чтобы поражать противника на этой дистанции, и были разработаны винтовочные гранаты, а позже – подствольные гранатомёты…». Во многих армиях мира на вооружении стоит отдельный класс оружия – подствольные гранатомёты. На вооружении советской, а затем российской армий состоят подствольные гранатомёты ГП-25 и ГП-30. Боеприпасы к ним, как и боеприпасы к гранатомёту АГС-17, в ходе чеченской войны прошли специфическую «модификацию»: в головную часть выстрела через шайбу ввинчивался обычный гранатный запал, и получалась ручная граната. Эти гранаты так и называли – «хаттабки» (по имени террориста, полевого командира Хаттаба). Это уже кустарная, полупрофессиональная переделка выстрелов к подствольному или автоматическому гранатомёту. Эффективность таких полукустарных гранат сравнима с РГД-5. «Бабушку» подствольного гранатомёта и его выстрелов – ружейную мортирку 

М.Г. Дьяконова (впервые применённую в 1916 году и состоявшую на вооружении до 1942 года), и гранату к ней посетители также смогут увидеть на выставке», – сказал Сергей Трофименко.

«Были очень талантливые личности…»

– Наиболее массовая послевоенная наша граната – РГД-5; все, кто занимался начальной военной подготовкой в школах, изучали именно её, – говорит Сергей Трофименко. – Внешне она очень похожа на немецкую гранату М-39. Она применялась и в Афганистане, и в Чечне, и до сих пор стоит на вооружении. В Афганистане, по воспоминаниям очевидцев, были очень талантливые личности, которые умели обращаться с гранатами виртуозно. Время горения запала у РГД-5 – порядка 4 секунд. Иногда противник находится на скальном козырьке, поразить его непосредственно невозможно. Потому умельцы эти выдёргивали чеку, отпускали рычаг, считали до трёх и подбрасывали гранату. Где-то через полторы секунды она срабатывала и накрывала осколками сидящих на козырьке. Душманы не оставались в долгу – иногда в ходе ведения боя они умудрялись поймать гранату и выкинуть её назад. Это обстоятельство и послужило одной из причин разработки другого взрывателя и другой гранаты». Граната РГН (ручная наступательная) фактически пришла на смену РГД-5. Эта граната, после того как выдернута чека, сработает либо через 4 секунды, либо раньше – если долетит до цели и ударится. В качестве байки рассказывают, что когда РГН впервые применили в Афганистане, душманы попытались и их ловить. Но эта штука не прошла – как только у такой гранаты произошёл контакт с чем угодно, она сразу взрывается. 

 «Мы должны знакомить людей с историей, не только с тем, как и кто воевал, но и с тем, чем воевали, – считает Сергей Трофименко. – Потому у нас два направления – история войн и история оружия. И мы постарались показать интересно и подробно историю гранат». Коллекция гранат в музее всё время пополняется, однако остаются «белые пятна», которые хотелось бы заполнить. «Очень мало у нас в коллекции гранат Первой мировой войны, – говорит Сергей Трофименко. – В Иркутске достаточно часто находят такие гранаты, сохранность их не очень хорошая, потому многие подлежат уничтожению на месте… Но они есть. Первая мировая отличается огромным разнообразием: у одних австрийцев было более десятка типов гранат, в России изготавливали гранаты отечественной разработки и гранаты по подобию японских, немецких, ввозились к нам гранаты производства Англии и Франции. Очень бы хотелось пополнить именно эту часть коллекции». 

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector