издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Рекультивацией отходов и «ВЭБ-Инжинирингом»

планируют вплотную заняться власти Иркутской области и местные учёные

После трёх лет работы на берегу Байкала «ВЭБ-Инжинирингу», возможно, придётся покинуть территорию. На этом настаивают иркутские власти и учёные. Их аргументы – инвестору не удалось вдохнуть новую жизнь в заброшенную промплощадку БЦБК. Не решена и проблема с опасными отходами целлюлозного производства. Пошатнулась позиция ВЭБа и после заявления Генпрокуратуры, «забраковавшей» проект по утилизации шлам-лигнина. Правительство Приангарья решило воспользоваться такой ситуацией, чтобы распрощаться с компанией и заняться БЦБК самостоятельно. Но инвестор отступать не намерен, а ситуацию в регионе называет «кампанией по дискредитации их проекта».

«Полное уничтожение экосистемы»

История с промотходами Байкальского ЦБК получила продолжение, но, к сожалению, не связанное с непосредственным решением этой экологической проблемы. На минувшей неделе стало известно, что дальнейшего развития проекта рекультивации отходов не будет. Во всяком случае, не в том варианте, который предлагает «ВЭБ-Инжиниринг».

Напомним, после того, как было остановлено производство целлюлозы на Байкале, компания «ВЭБ-Инжиниринг» решила выступить в качестве оператора развития площадки БЦБК.  Предполагалось, что перед тем, как на заброшенной промышленной территории начнут развиваться новые виды производства, вписывающиеся в экологическое законодательство, необходимо решить проблему с отходами БЦБК. Вопрос о том, как поступить с наследием комбината, оказался достаточно спорным – высказывались разные предложения об утилизации шлам-лигнина. В конечном итоге «ВЭБ-Инжиниринг», выиграв госконтракт, подготовил свой проект и презентовал его ещё два года назад – преобразование отходов в камнеобразный монолит. На разработку проекта инвестор получил из федерального бюджета 131 млн рублей – средства по ФЦП «Охрана озера Байкал». Минприроды и Росприроднадзор РФ поддержали проект, экологическая экспертиза была пройдена. 

Но на минувшей неделе выяснилось, что Генпрокуратура РФ усомнилась в объективности этого решения. Лично главе Минприроды Сергею Донскому было вынесено представление «устранить нарушения законодательства об экологической экспертизе и привлечь к ответственности допустивших их должностных лиц».

«Чиновники должным образом не рассмотрели проектную документацию, представленную «ВЭБ-Инжинирингом» на экспертизу. При этом Росприроднадзор необоснованно утвердил положительное заключение экспертизы, реализация которого создаёт условия для деградации и полного уничтожения уникальной экологической системы Байкальской природной территории», – говорится в официальном сообщении Генпрокуратуры.

Официальное заявление прокуратуры сделало разговорчивыми и иркутских учёных. В 2014 году они вместе с Управлением Росприроднадзора по Иркутской области проводили экспертизу проекта на местном уровне. Региональная экспертная комиссия тогда проект забраковала. Но рассказать об этом широкой общественности решились спустя два года. «Просто давление было колоссальное», – пояснили 20 апреля 2016 года в Иркутском научном центре СО РАН на совещании по проблемам закрытия БЦБК.

– Очередной этап бездействия на БЦБК связан с работой «ВЭБ-Инжиниринга». За три года не сделано ничего, – обрушился с критикой научный советник ИНЦ СО РАН Игорь Бычков. 

Плохо пахнет и – не монолит

Сомнения относительно идеи по омоноличиванию шлам-лигнина у учёных и иркутского Росприроднадзора возникли ещё до того, как проект был отправлен на утверждение в федеральные ведомства. Вылились эти сомнения в 48 листов печатного текста – замечания выдали «ВЭБ-Инжинирингу», но доработать проект оператор по возрождению площадки БЦБК так и не удосужился. 

Документация просто была перенаправлена на экспертизу в головное ведомство в Москву и уже четыре дня спустя получила полное одобрение. Это подтверждается и в сообщении Генпрокуратуры: «Ведомство (Росприроднадзор РФ) и Управление Росприроднадзора по Иркутской области в 2014 году в течение месяца приняли противоречащие друг другу решения по результатам рассмотрения проектной документации».

Региональные критики проекта ВЭБа обращают внимание, что на БЦБК не действуют очистные сооружения (старые, изношенные остановлены, новые до сих пор не построены). Нет очистных – нет, по сути, и возможности переработать шлам. О строительстве же новых специализированных сооружений в проекте «ВЭБ-Инжиниринга» речи вообще не идёт.

Сама процедура, предложенная ВЭБом, – «омоноличивание» отходов (преобразование в камнеобразный монолит) – позиционируется им как технология, не имеющая аналогов. Это опять-таки настораживает учёных-экспертов.

– Сегодня фактически нет информации, что получается в результате омоноличивания и безопасным ли будет это вещество для окружающей среды, – говорит Бычков.

– По испытаниям показано полное отсутствие эффекта: монолита не получилось. Цемент, зола, известь – всё до кучи перемешано, засыпано гравием и представлено на стол министра природных ресурсов для получения экспертизы. Этот проект был министерством поддержан, – уверяет заведующий лабораторией биогеохимии Лимнологического института Александр Сутурин, съездивший на полигон отходов БЦБК, чтобы проверить, как испытал свою технологию ВЭБ.

Жалуется Сутурин и на неприятный запах, не исчезающий после «омоноличивания». 

– Вот у меня баночки, привезённые на прошлой неделе. Первая – лигнин. Вторая – то, что получилось после «омоноличивания». Осторожнее – потому что запах, – предупредил Сутурин губернатора Сергея Левченко и Игоря Бычкова, которым передал ёмкости.

По мнению представителей компании «Сибгипробум», несколько лет назад также предлагавшей свои разработки по утилизации шлам-лигнина, стоимость проекта их конкурента – «ВЭБ-Инжиниринга» – завышена в два с лишним раза. «Срок реализации – 6 лет при цене 6 миллиардов рублей», – говорит Алексей Гончаров. В эффективности её Гончаров тоже сомневается.

Благодатная почва для жизни

Сутурин предложил свой рецепт: 

– Смешиваем влажный шлам-лигнин с золой наших ТЭЦ. За счёт этого объём уменьшается в два раза – отходы уплотняются; а углероды, которые есть в золе, связывают хлорорганику, запах исчезает. Мы проверили, будут ли на этих субстратах расти деревья: посадили сосны, кедры – они прижились.

Среди сосен и кедров Сутурин предлагает разместить бассейны («В Байкале купаться холодно»), которые зимой превращаются в катки («Могут отдыхать и взрослые и дети»). Третий, пятый и шестой полигоны можно переоборудовать, по версии Сутурина, в реабилитационный комплекс («Пока не найдём свою минеральную воду и грязи, можно привозить с Аршана») и молодёжные центры для футболистов, хоккеистов, биологов и географов…

Не оставили без внимания площадку и остальные учёные-эксперты. Раскинуться на БЦБК, по их предложению, может огромный осетровый кластер, а неэкологичное производство целлюлозы хорошо бы  перенести подальше от Байкала – в Усолье-Сибирское.

– Там выпускать можно до 400 тысяч тонн вискозной целлюлозы, – уверен гендиректор «Сибгипробума». 

– Все эти замечания и предложения уже озвучивались оператору промплощадки, но проект он так и не доработал. Теперь, видимо, уже и не надо… – резюмировал Игорь Бычков, намекая на то, что «ВЭБ-Инжиниринг» будет отстранён от дела.

«Сибгипробум» и лимнологи сговорились

Однако «ВЭБ-Инжиниринг» уходить из региона не планирует. В компании придерживаются мнения, что в Приангарье развернулась кампания по дискредитации их проекта – таким образом лоббируют свои интересы ОАО «Сибгипробум» и Лимнологический институт. При этом предложения учёных Лимнологического института, как заявил «Конкуренту» гендиректор «ВЭБ-Инжиниринга» Дмитрий Шейбе, неэффективны: «Цель их метода – направить государственное финансирование на реализацию «технологии самозарастания» отходов. Суть его сводится к примитивной засыпке отходов золой ТЭЦ. Но уже последние лет 20 на картах №№ 1 и 4–7 площадки БЦБК проводилась промышленная апробация данного подхода. Она не дала практических результатов, а привела только к ухудшению состава отходов».

Не согласны в «ВЭБ» и с обвинениями в бездействии.

– По проекту проведена колоссальная работа. Мы практически, а не на словах доказали работоспособность выбранной технологии, доказали, что использования очистных сооружений для омоноличивания вообще не требуется (это существенно экономит бюджет проекта), так как надшламовая вода будет полностью использована в технологическом процессе, – комментирует Шейбе.

Как пояснили в компании, сейчас начался новый этап подготовительных работ – проводится добровольная сертификация техусловий на переработку отходов: «Данная сертификация позволит окончательно уйти от спекуляций на тему получаемого монолита. Получаемый нами материал – монолит – является не отходом, а продуктом переработки отходов».

Но уже как о свершившемся факте об уходе ВЭБа говорит и губернатор Иркутской области Сергей Левченко. Правда, о том, кому будут переданы функции «ВЭБ-Инжиниринга» и как будет выглядеть сама процедура передачи полномочий, пока неизвестно. Вопрос этот будет обсуждаться 27 апреля на расширенной коллегии Минприроды РФ в Москве, сообщил «Конкуренту» Левченко. По его словам, сегодня существует несколько мнений по решению этого вопроса. Так, например, после встречи губернатора с президентом Владимиром Путиным было подготовлено поручение правительства РФ, где федеральные чиновники предлагают передать полномочия по БЦБК непосредственно в регион. Причём речь идёт не только о полномочиях «ВЭБ-Инжиниринга», но и о других операторах – Минприроды РФ, Минстрое (по энергоисточнику). На совещании по вопросам БЦБК в Иркутске возможным оператором была названа Корпорация развития Иркутской области.

– Конечно, «застрельщиком» по БЦБК был «ВЭБ-Инжиниринг», он должен был выполнить по заказу этих структур все проекты, но за четыре года так ничего и не сделал. А мне надоело ждать результатов, – заявил изданию Сергей Левченко.

Читайте также
Свежий номер
События
Фоторепортажи
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector