издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Отложенный платёж

Педагогам аграрного университета за несколько дней выплатили долги по зарплате

На прошлой неделе в корпусе Иркутского аграрного университета на улице Тимирязева, где находится институт управления природными ресурсами и охотоведческий факультет, было темно, холодно, уныло и попахивало революцией. Здание уже несколько недель существовало без электричества, тепла и водоснабжения. Наверно, отчасти поэтому наша встреча с преподавателями двух факультетов напоминала тайную сходку заговорщиков. А как ещё чувствовать себя педагогам, которые вынуждены на встрече с журналистом опровергать слова собственного руководителя? Ведь на сессии Законодательного Собрания 12 апреля врио ректора ИрГАУ Олег Шваенко докладывал, что у вуза существует лишь месячная задолженность по зарплате. При этом руководитель не мог не знать, что на тот момент педагогам не было выплачено ни копейки из зарплаты нынешнего года. Долги по зарплате начали гасить лишь с 10 мая.

– Вас не остановили на вахте? Мы телевидение приглашали, так их не пропустили, – озабоченно встретили меня сотрудники университета. К этому времени в аудитории на втором этаже собралось около 30 преподавателей с двух факультетов – охотоведения, а также биотехнологий и ветеринарной медицины. Непонятно, как же так получилось, что журналист газеты вдруг оказался последней инстанцией, в которую могут достучаться люди. И при этом благодарят «за мужество», хотя никакого мужества не требуется, чтобы прямо рассказать о существующих проблемах. В конце концов, все проблемы можно решить, было бы желание и добрая воля коллектива и руководства. 

О том, что ИрГАУ серьёзно болен, можно было догадаться давно. Например, перебои с выплатами заработной платы  начались в аграрном вузе Приангарья ещё в 2014 году. 

А в конце февраля этого года студенты вышли на митинг из-за невыплаты стипендии. В итоге долги перед ребятами погасили после вмешательства прокуратуры. Видимо,  преподаватели оказались более терпеливыми. Поэтому зимой они получили заработную плату только за ноябрь и декабрь. Но, если студентам после митинга стипендию стали выплачивать регулярно, то преподавателям зарплату по-прежнему задерживали всю зиму и почти всю весну. 

– Знаете, сами преподаватели отговаривали ребят выходить на митинг, – рассказывает доцент кафедры математики инженерного факультета Мария Быкова. – В итоге он получился не таким многочисленным, как планировалось. Понять людей можно, не хочется выносить сор из избы, не хочется портить репутацию вузу, ведь от неё зависит новый набор. А в мае мы уже сами готовы были выходить на улицы. 

Действительно, такой длительной задержки зарплаты, как нынешняя, в университете не было никогда. В 2016 году преподавателям и всем остальным сотрудникам вуза заработную плату не выплачивали более 4 месяцев. 

Нельзя сказать, что преподаватели сидели сложа руки и никак не боролись за свои права. Мария Быкова дважды обращалась в прокуратуру. Первое заявление было написано в марте. В прокурорском ответе сообщалось, что заявление гражданки Быковой перенаправлено в Трудовую инспекцию, которая до сих пор не дала о себе знать. Перед майскими праздниками Мария Александровна написала второе обращение к прокурору Иркутского района, в котором просила инициировать прокурорскую проверку в вузе по факту задержки заработной платы более четырёх месяцев. К заявлению были приложены подписи 124 сотрудников университета. 

– После майских праздников мне позвонили из прокуратуры, – рассказывает Мария Быкова. – Спросили: «Что, правда, вам зарплату четыре месяца не выплачивают? Может быть, на этой неделе начнут выплачивать?». Я ответила, что не знаю, когда начнут выплачивать, но задержка заработной платы более чем на два месяца – это основание для возбуждения уголовного дела, согласно российскому законодательству. 

Заместитель директора института управления природными ресурсами ИрГАУ Елена Вашукевич также написала заявление в прокуратуру. Супруги Вашукевичи работают в аграрном вузе, поэтому ситуация у них в семье ещё более сложная, чем у коллег. 

– Ещё прошлый и.о. ректора вызывал меня и спрашивал, почему я написала заявление в прокуратуру. «Вы что, не можете потерпеть?», спросил он меня, – рассказывает Елена Вашукевич. – Я-то могу легко потерпеть, но детский сад терпеть не хочет и школа тоже. Нужно за питание детей платить. Дошло уже до смешного. В этом месяце мне воспитатели в детском саду дали в долг денег из общественного фонда, чтобы я заплатила за садик. Я взяла эти деньги, вышла, и у меня просто истерика началась. Представляете, какое это унижение? Я же работаю, я кандидат наук, и не могу заплатить за детский садик! 

Сотрудники вуза, которые живут в общежитии ИрГАУ, заплатить за это общежитие не могут, поскольку не получают зарплату. Однако смягчающих обстоятельств не существует. За каждый день просрочки насчитывается пеня в размере 1%. 

– У меня, например, сейчас ещё долг за общежитие, – говорит секретарь факультета охотоведения Мария Исайкина. – На 19 апреля я должна была 12 тысяч рублей. Задолженность копилась почти год. С тех пор, как начались постоянные задержки зарплаты, я перестала платить за общежитие, все деньги уходили просто на жизнь. И сейчас мне тоже платить не с чего. 

Месяц назад в корпусах вуза отключили отопление. 

– Когда пропали отопление и свет, вышло распоряжение распустить студентов на каникулы 20–22 апреля, – рассказывает Мария Исайкина. – Родители стали звонить, спрашивать, что случилось. Мы отвечали, что у нас всё хорошо, просто случилась авария на сетях и так далее. Мы ведь тоже заинтересованы, чтобы к нам на следующий год поступили студенты. Кстати, в распоряжении было написано, что каникулы объявляются в связи с аварийной ситуацией на сетях. 

Дальше – больше. Всех сотрудников обязали написать заявление с просьбой предоставить отпуск без содержания на 4–6 мая, а студентов опять отправить на десятидневные каникулы. 

– Прежде всего это нарушение учебного плана, – говорит профессор Галина Чудновская, преподаватель факультета охотоведения. – Именно в эти дни должна быть экзаменационная сессия у выпускного четвёртого курса. 

Пришлось на неделю срезать учебный план, чтобы студенты раньше сдали сессию. 

– Мы гордились тем, что в такой тяжёлой ситуации всё равно не срываем учебный план, – рассказывает Елена Вашукевич.  – Теперь даже этим гордиться не можем. Студенты и сами не рады были этим каникулам. Им нужно сдавать экзамены, уходить на диплом. Специфика нашего вуза в том, что у нас много студентов из сельской местности, они далеко живут. На факультете охотоведения вообще учатся ребята со всей страны. То есть пострадали  не только преподаватели, но и учебный процесс. 

После майских праздников ребята пришли на занятия, но вести их оказалось невозможно. Электричества нет, воды нет, туалеты закрыты. О том, что в аудиториях холодно, даже говорить не приходится. Но дело даже не в этом, ведь орг­техника тоже не работает, а часть учебного материала давно уже находится на цифровых носителях. Преподаватели переживают о том, что обесточены лаборатории и холодильники, в которых хранятся препараты и образцы, которые здесь собирали десятилетиями. 

– Если они пропадут, ущерб оценить будет невозможно, – говорят преподаватели. – Это наша учебная база. Лягушки уже портятся. 

Коллективные письма написаны в Трудовую инспекцию, прокуратуру, ОНФ, министерство сельского хозяйства. Наконец, 20 апреля коллективные письма за подписью 124 преподавателей  были отправлены президенту и премьер-министру. В документах коротко описывается ситуация, которая складывалась в вузе не один и даже не два года. 

«На сегодняшний момент  счета учреждения арестованы, срок задерж­ки заработной платы сотрудникам превысил три месяца, – говорится в письме, обращённом к президенту. – Более того, задолженность по заработной плате перед сотрудниками вуза – более 50 млн рублей. Учебные корпуса учреждения отключены от тепло- и электроснабжения за неуплату. Осуществляется радикальное сокращение штата сотрудников с параллельным резким снижением размеров фонда оплаты труда… Считаем, что для решения социально-экономических проблем единственного в Прибайкалье аграрного вуза необходимо Ваше экстренное вмешательство и поддержка». 

В конце прошлой недели ответ из приёмной президента пришёл, после этого бухгалтерия резко сменила тон в общении с преподавателями и, самое главное, наконец-то началось перечисление денег. В официальном ответе на запрос «Восточно-Сибирской правды» главный бухгалтер ИрГАУ Н.П. Ильяшевич сообщает нам, что на 13 мая 2016 года задолженности по заработной плате перед сотрудниками ФГБОУ ВО Иркутского ГАУ не существует, все перечисления произведены в полном объёме. 16 мая начали подключать электричество и воду в корпусах университета. 

Большинство преподавателей, в свою очередь, сообщает, что долги по зарплате в течение трёх дней погашены по март включительно. Некоторым выплатили зарплату за апрель.

– Не могу говорить за весь коллектив, но на 16 мая мне перечислена зарплата по март включительно, – говорит Елена Вашукевич. – Муж получил частично апрельскую зарплату. 

Но дело, как водится, не только в деньгах. У подавляющей части преподавателей срочные контракты заканчиваются 30 июня. Согласно Трудовому кодексу, договоры трудового найма с профессорско-преподавательским составом заключаются только на основе конкурса. Конкурс должен быть объявлен за два месяца до окончания контрактов, в данном случае – до 30 апреля. Однако никаких конкурсов в ИрГАУ объявлено не было. 

В официальном ответе на запрос газеты опять же говорится, что конкурс будет объявлен после распределения учебной нагрузки до конца мая 2016 года. Но тогда встаёт вопрос: между кем будет распределяться эта самая нагрузка, если контракты с преподавателями ещё не заключены и непонятно, кто же будет работать?

Ещё более странным выглядит другая деталь. Так получилось, что у некоторых педагогов  срочные контракты заканчивались на месяц раньше, то есть в марте. «Без объявления конкурса с этими педагогами  продлили контракты на месяц, – говорит профессор ИрГАУ Галина Чудновская. – Насколько мы понимаем, это сделано для того, чтобы у всего коллектива контракты закончились 30 июня. Работодателю это очень удобно. Педагоги до­учат студентов, закроют сессию, и у них закончатся контракты. Следовательно, с кем-то из нас можно будет не продлить контракты и при этом не выплачивать компенсацию.  

Будем говорить честно, нас держат на коротком поводке и в строгом ошейнике». 

Новое положение о конкурсе предполагает объявление конкурса два раза в год, в конце учебного года и в начале. Как это будет происходить, в ответе на запрос газеты не конкретизируется. 

Понятно, что университет вынужден жить в режиме жёсткой экономии. Министерство сельского хозяйства РФ заявило о сокращении финансирования  ведомственных вузов на 30%. Это стало дополнительным ударом для университета, который и без того находится в кризисе. Недавно здесь  вступило в силу распоряжение о сокращении персонала на 30%. Например, лаборант кафедры прикладной экологии и туризма Светлана Серебрякова попала под сокращение, её перевели на полставки. Однако сокращение кос­нулось только её зарплаты, которая и без того была 7 тыс. рублей. Рабочее время  по-прежнему с 8.00 до 17.00, служебные обязанности также остались прежними. На экономическом факультете из четырёх лаборантов осталось только двое. И такое сокращение коснулось всех структур вуза. Очевидно, что в такой ситуации сильнее страдают самые незащищённые. 

– Опосредованно сокращение кос­нётся всех, – считает Галина Чудновская. – Мы постараемся сократить ставки, сохранив людей. Это значит, что сократится нагрузка, а как следствие – зарплаты. 

Сегодня сотрудников университета волнуют не столько зарплаты, которые рано или поздно будут выплачены, сколько будущее ИрГАУ. «Мой дедушка Терских Иван Петрович работал ректором этого вуза с 1985 по 1989 год, мама возглавляет здесь кафедру математики, – говорит Мария Быкова. – Я сама не представляла своего будущего без ИрГАУ. Из-за того, что дети маленькие, работала на полставки, но с сентября хотела выходить на полный рабочий день. Теперь мы не знаем, что будет дальше, и эта неизвестность пугает». 

К сожалению, новый ректор ни разу не провёл общее собрание коллектива, не объяснил ситуацию сотрудникам, которые вынуждены пользоваться слухами и непроверенной информацией. «Мы же понимаем, что новый руководитель пришёл уже к разбитому корыту, но мы заслуживаем того, чтобы нам хотя бы говорили правду», – рассуждают преподаватели. А в сентябре университет ждёт большая федеральная межведомственная проверка качества образования. Какой вердикт будет вынесен вузу – большой вопрос.   

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector