издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Мохнатые нат-пинкертоны

Собачья история иркутского угрозыска

История иркутского уголовного розыска была бы неполной без… собак. В 1920-е годы собаки-ищейки доберман-пинчер Пиквик и помесь немецкой овчарки и лайки по имени Линда не сходили со страниц газеты «Власти труда»: «Пиквик помог отыскать грабителей», «Линда снова нашла убийц!». Пиквик стал настоящим героем Иркутска. Ему и Линде посвящали фельетоны. Утром собаки искали убийц и грабителей, а в свободное время выступали с цирковыми трюками в клубах. Тренировал их старый цирковой дрессировщик Николай Шпрах. Однажды в Хайте 500 рабочих собрались, чтобы с восторгом приветствовать Пиквика, раскрывшего страшное семейное убийство. Газета даже напечатала рисованный портрет легендарного добермана-ищейки. Не всякий партдеятель той эпохи удостаивался такой чести.

Звёзды уголовного розыска

«Иркутский угол. розыск имеет двух собак (Пиквик и Линда), широко популярных… в мире преступников» – так начинается один из рассказов про эту легендарную парочку мохнатых борцов с уголовной нечистью. Первые упоминания о создании кинологической службы иркутского угрозыска датированы 1923 годом.  «В Москве организованы курсы по специальной подготовке дрессировщиков и дрессировке розыскных собак… – писала «Власть труда». – Имеется и особый питомник. На эти курсы был командирован один из сотрудников ирк. угрозыска, успешно их окончил. Пока Москва держит в питомнике и пользуется породами «доберман-пинчер» и «немецкая овчарка», наиболее легко поддающимися обучению». В этой же заметке было  подчёркнуто: МУР (Московский уголовный розыск) «уделил Иркутску самых лучших дрессированных ищеек-собак, уже пущенных в дело…». В те дни собаки-ищейки были настоящими звёздами угрозыска. К примеру, в Самарской губернии, как сообщали газеты, приход в угрозыск собак позволил сразу на 15% повысить раскрываемость преступлений.  

Тогда-то «товарищ Вацетис» и поставил вопрос – зачем привозные доберманы и овчарки, когда «Иркутская губерния изобилует ищейками», лайками, способными чуять на зверя на 10–15 вёрст? «Ввиду достоинств сибирской лайки в Иркутске организуется соответствующий питомник со специальными дрессировщиками», – сообщали газеты. Предполагалось, что питомник станет общегубернским, а натренированные собаки будут рассылаться по уездным районам. Питомник действительно появился, в нём было четыре собаки – три купленные в Москве и одна – «случайно на месте». Однако он просуществовал очень недолго и распался из-за нехватки денег. Собак просто раздали сотрудникам угрозыска. В сентябре 1924 года питомник начали отстраивать заново.   И некоторые из собак вернулись назад, среди них был Пиквик, который вскоре стал звездой местной прессы. Вскоре иркутская немецкая овчарка Аза, купленная в Иркутске, родила Рекса, Лорда и Линду. Лорд спустя годы станет героем Черемховского района, Линда присоединится к Пиквику и станет грозой уголовного мира Иркутска. 

В 1925 году в питомнике было семь собак: Затея, Пиквик, Лорд, Линда, Треф, Ласточка, Зильда. Трое последних были щенками Затеи и Пиквика. Рекс, Лорд и Линда были немецкими овчарками с примесью, остальные – доберман-пинчеры. В другой заметке, от мая 1925 года, сообщалось, что в питомнике ещё есть семеро щенков сибирских лаек. Очевидно, они не прижились или не показали нужных качеств, позднее упоминаний о них уже не было. Кроме упоминания в издании «15 дней», что легендарная Линда – помесь немецкой овчарки с лайкой. Дрессировали собак два человека, в мае 1925-го они уже были надрессированы на послушание человеку, прыжок через забор в одну сажень, охрану имущества и конвоирование преступников.  

Как же удалось в 1920-е организовать этот легендарный иркутский питомник, единственный в Сибири? Во многих городах выделялись сотни рублей, собак покупали в Москве, а дело почему-то не приживалось. Как всегда, причина была в людях. Однажды в угрозыск зашёл человек, бывший цирковой артист, старый дрессировщик Николай Шпрах. Говорят, ученик самого Дурова. «Зав. угол. розыском мечтал в это время об ищейках. За 60 рублей были куплены щенки породы «пинчер» и «немецкая овчарка». И затем два года терпеливой непрестанной работы», – писал корреспондент «Власти труда». «Собаки живут во дворе ГАО, где раскинулся целый собачий городок, – сообщали газеты в 1925 году. – В огороженном высоким заплотом помещении двумя рядами стоят домики-клетки с решетчатыми дверцами. Взрослые собаки закрыты, молодые же снаружи привязаны на цепочках. При входе во двор – оглушительный лай». Шпрах никогда не наказывал собак, настойчивость и ласка позволили вырастить великолепных ищеек. Пиквика описывали так: «Стройный, чёрный как уголь. Необычайно умные, почти человеческие  глаза…». Ростом он был невысок – меньше аршина, а был способен перепрыгнуть забор высотой в три аршина. Пиквик умел лазать по крутой, под углом в 75 градусов, лестнице, расстояние между круглыми перекладинами которой было почти равно его росту. 

Обласканные прессой

Линду и Пиквика ненавидели многие уголовники, добермана даже пытались отравить колбасой с ядом

С 1925 года собакам даже отвели специальную рубрику в газете «Власть труда». Читателям не надо было объяснять, о ком идёт речь. «Пиквик снова раскрыл преступление», – писали газеты, и сразу было ясно, что это собака, звезда угрозыска. Однажды на Матрёшинской улице был найден мешок с безголовым трупом. Собака обнюхала страшную находку и кинулась к Саломатовской, остановился у дома № 29 и попыталась проникнуть внутрь, в квартиру гражданина Брызгалова, который, как выяснило следствие, и оказался убийцей.  Только в 1927 году за полгода собаки побывали на 17 выездах, где расследовались убийства, грабежи, кражи. В 11 из 17 случаев лохматые сыщики раскрыли преступления. «Пиквик и Линда приобрели не один десяток врагов, которые сидят теперь в исправтруддоме. Преступный мир видит в лице четвероногих сотрудников угрозыска самых опасных преследователей», – рассказывали газеты. Однажды уголовники бросили в окно питомника колбасу, начинённую ядом, и чуть было не отравили Пиквика. Популярность собак была настолько высокой, что ограбленные или обворованные сами просили «пустить по следу собаку». Животные ездили на раскрытие преступлений в Тулун, Зиму. Однажды пришла телеграмма из Балаганска – просили выслать собаку с сотрудником. «Мы будем жаловаться на вас в прокуратуру!» – негодовали потерпевшие, когда им отказывали в том, чтобы их дело расследовал Пиквик или Линда.  «Напрасно многие думают, что собаки – дуры. Наши Пиквик и Линда делают буквально чудеса», – говорил начальник угрозыска.  Собаки умели перемахивать через пропасти в 4-5 метров, проходили с тяжеловесными гирями по брёвнам, перепрыгивали через заборы в сажень высотой. Они отлично знали начальство. Вот как рассказывало издание «15 дней»  в 1928 году об умениях Линды: «Линде дан был пакет с приказом отдать его начальнику. Линда отыскала начальника УР и отдала ему пакет. Никому другому собака пакет не отдаст. Кроме начальника, собаки знают стар. помощника начальника, но ни в коем случае их не путают». 

Однажды Линда была вызвана на расследование убийства одного китайца. Повела она себя странно – бросилась на крышу из окна второго этажа, соскочила на пристройку, прошла по забору, спрыгнула на землю, описав по двору восьмёрку и лестнице, она вновь вернулась к трупу. По дороге она облаяла жену убитого китайца. Женщина оказалась соучастницей. Убийца её мужа двигался именно так, как вела себя собака – выскочил в окно, на пристройку, забор и вернулся назад, чтобы взять сапоги убитого. Линда повторила весь его путь до мелочей.  Собак учили разбираться со следами «по росе», учили, как действовать, если у человека оружие. «Не пугайте их револьвером, – предупреждает товарищ Шпрах. – Собаки с ним знакомы и сумеют обезоружить всякого». Однажды Пиквик расследовал кражу на кладовых государственного слюдяного рудника. Собака взяла след по направлению к Култуку, но вела себя неуверенно, потому оперативники прекратили розыск и вернулись в Слюдянку. Каково же было их изумление, когда впоследствии выяснилось, что грабителями были именно жители Култука.  

Но один случай с участием Пиквика был беспрецедентным. В 1927 году воры умудрились унести из камеры хранения вещественных доказательств окружного суда восьмипудовый несгораемый шкаф. В нём были вещественные доказательства на сумму 2 тысячи рублей. Прихватили воры с полок камеры и пять револьверов. Когда Николай Шпрах с Пиквиком прибыли на место, собака растерялась – в камере и далее по зданию был рассыпан нюхательный табак, чтобы сбить легендарную ищейку со следа. Тем не менее доблестный Пиквик взял след, поскольку он проходил рядом с  дорожками табака, а когда они кончились, полноценно взял след.  Спустился с третьего этажа, где располагалась камера, в комнату членов коллегии защитников, выскочил в окно, через которое воры протащили ящик. Далее след терялся – ящик увезли на извозчике. Однако Пиквик не сдался – он пошёл в комнату истопника прокуратуры Якова Гусельникова, где бывали сторож окрсуда Дмитрий Пономарёв и безработный Марков. Найденные позже улики подтвердили – это они ограбили камеру. Раскололся 13-летний парнишка Гавриил Марков, сын одного из воров. Он признался, что помогал отцу в преступлении. 

В 1926 году в одном из сёл Черемховского района был убит служащий «Хлебопродукта» Ершов. И тут наступил звёздный час Лорда. Ещё в 1925 году он резвился на «собачьем дворе» угрозыска, но потом питомник продал Лорда черемховскому волисполкому. И Лорд не ударил в грязь мордой. Он нашёл убийцу. «Лорд обнюхал труп убитого и тот же час помчался через гумно, а затем через задние ворота вышел в переулок, ворвался в избу и начал лаять на хозяйку дома», – сообщали из Черемхова. Оказалось, что женщина впустила бандитов, которые возжелали «привести себя в порядок». Они были найдены и арестованы. 

«Крестьяне были поражены работой Пиквика»

Легендарного Пиквика не мог сбить со следа даже рассыпанный
нюхательный табак

Несмотря на блестящие успехи ищеек, средств на содержание собак не хватало. Если посмотреть газеты 1927 года, видно: порой вставал вопрос даже о закрытии питомника, поскольку со двора угрозыска, их, очевидно, перевели в подвал (так пишут газеты), а там было темно, сыро, у собак начали болеть глаза. «И в таких условиях живут они, враги преступников, верные друзья честного трудового населения», – сокрушался корреспондент «Власти труда» Д. Мушников. На организацию хорошего питомника в деньгах 1927 года нужно было 147 рублей 20 копеек, сумма не очень большая. «Мы за Пиквика, мы за Линду», – писала газета. Видимо, тогда газета помогла, и деньги на сносное житьё Пиквика и Линды нашлись. Потому что собачьи подвиги продолжали освещать верные им корреспонденты. В 1928 году Пиквик выехал в Оёк, где нашёл участника ограбления лавки Общества потребителей.  Собака привела сыщиков к зароду соломы, где спал местный житель Шевелёв. Стали обыскивать его и в катанках нашли обёртку от печенья, похищенного из лавки. Тут он во всём сознался и выдал сообщников. «Крестьяне были поражены работой Пиквика», – писали газеты. Холодной ночью в ноябре 1928 года Николай Шпрах с Пиквиком приехали в Тельму. Там дымились сожжённые клади, где у крестьянина Осипова хранился хлеб. Убыток составил 1,2 тысячи рублей. Злоумышленник скрылся, помочь могла только собака. Утром Пиквик, обнюхав пожарище, привёл дрессировщика в избу Александра Обвинцева. Однако поджигатель уже скрылся, его жена сообщила, что на рассвете он уехал на станцию Китой. Тем не менее Пиквик сработал прекрасно.   

В тот же год Пиквик сумел раскрыть зверское убийство в Хайте. Житель Хайты Николай Афанасьев прокрался ночью к брату и его жене и топором так ловко разрубил им  головы, что не тронул спящего между ними младенца. Потом  срезал верёвку на двери, бросил топор на пруд, чтобы имитировать нападение извне, разбудил брата Сергея, сказав, что во дворе подозрительный шум и он якобы видел, как два человека отъезжали от двора на телеге. Ничего не увидев, братья пошли спать. Сергей – в свою комнату, а Николай – цинично и просто – в комнату с убитыми. Ночью заплакал младенец, так как кровь отца заливала ему рот и глаза, он захлёбывался. Жена Сергея вскочила и увидела в соседней комнате плавающие в крови трупы. Оба брата были взяты под стражу. Из Иркутска были вызваны заведующий научным бюро угрозыска Маречко и дрессировщик Шпрах с Пиквиком. Пиквик привёл оперативника к топору на пруду, а затем к каталажному помещению, где находился Николай с остальными заключёнными. Собака облаяла Николая. 19-летний  преступник после запирательств сознался, что убил брата и жену, на содержании которых он находился, так как они отказали ему в возможности продолжить учёбу. «Среди рабочих «Сибфарфора» факт обнаружения убийцы ищейкой произвёл форменную сенсацию, – писала «Власть труда». – Около 500 рабочих пришли на неё полюбоваться и благодарили сотрудников угрозыска».  

Тогда же, в 1928 году, ищейки угрозыска стали ещё и звёздами сцены. В мае в КОРе был устроен показательный вечер, где ищейки демонстрировали свои умения и показывали разные трюки, которые носили цирковой характер, но на деле могли быть применены для целей розыска преступников. На сцене выступали шесть ищеек под руководством дрессировщика, заведующего питомником Николая Шпраха. «Иркутяне видели, как человек может подчинить волю животного, а в частности, как товарищ Шпрах подчинил и воспитал собак для розыскной работы», – писала «Власть труда». Поднимая руку, дрессировщик заставлял добермана Гица делать полёты «в четыре аршина высоты и пять аршин ширины», а Трефа – прыгать через барьер в три аршина высоты. Но больше всех поразила Линда. Дрессировщик спрятал в зрительном зале десятикопеечную серебряную монетку, и Линда за 2 минуты нашла её по запаху. Показывалась и сценка с маленьким  беспризорным и собаками. В пользу собак пели артисты «Сибгосоперы», все собранные средства ушли на содержание питомника. Популярность питомника была настолько велика, что однажды у Шпраха украли пятимесячную овчарку. Николай Шпрах был ценным кадром – в 1928 году он был отправлен угрозыском в научную командировку «для изучения постановки службы собак-ищеек». Он побывал у собаководов Москвы, Харькова, Ленинграда.    

Выдрессированные собаки могли прыгать над шестиметровыми пропастями

Это принесло свои результаты. Год спустя Пиквик раскрыл дело о поджоге надворных построек в себе Верхний Булай. В ходе следствия было установлено, что постройки были сначала ограблены и только потом сожжены. Пиквик взял след и привёл угрозыск в соседнее село, облаяв преступников. И здесь крестьяне были изумлены, что творит чёрная как уголь собака. В мае 1929 года в Большой Речке старику Курбатову, инвалиду-транспортнику, и его жене размозжили черепа гирями. Как оказалось, это были постояльцы, которых добрые хозяева пустили на ночлег. Захватив ношеные вещи, убийцы скрылись. Пиквик нашёл дом, в котором ночевали убийцы, а позже один из них, вор-рецидевист, был схвачен в Тальцах. 

Мохнатые нат-пинкертоны угрозыска легко лазали по деревянным лестницам

Пока неизвестно, что случилось с уникальным питомником в 30-е годы. Но в 1930 году во «Власти труда» появилось объявление: «Питомник угол. розыска продаёт собак. «Ральф – немецкая овчарка, Гиз – доберман-пинчер». Возможно, это была ситуация как с когда-то с Лордом – часть собак продавали, а питомник оставался. Однако в 1930-е годы упоминания о легендарных собаках уже сошли на нет. Может быть, питомник и существовал, но не в публичной сфере. Очевидно,  денег на собак просто не хватило. В эти же годы производился учёт собак-ищеек у населения, видимо, таким образом была сделана попытка восполнить пробел и стимулировать граждан к выращиванию питомцев, которые потом могли бы оказать помощь силовым органам.   

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector