издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Доходная квартира Людмилы Щаповой

В Иркутске рассматривается дело юристки, обвиняющейся в мошенничестве

Выпускница юрфака и отец – полковник полиции – обвиняемая и свидетель. 21 том уголовного дела, восемь потерпевших и ущерб в 10 млн рублей. Классическая схема – продажа несуществующей квартиры по поддельным документам. В Иркутске люди отдавали машины и деньги, а взамен не получали ничего. Несколько лет назад подсудимая уже была признана мошенницей, но получила отсрочку. Её новые жертвы уверены: инициатором такого «бизнеса» является и второй член семьи. В ближайшее время планируется подать ходатайство о привлечении отца обвиняемой в качестве соучастника.

«В строительной компании нам предложили обратиться в полицию»

В один из августовских дней 2014 года из Иркутска по дороге в небольшой посёлок, что находится под Шелеховом, колесила машина. Людмила Щапова, молодая мама, успешная выпускница юрфака и бизнес-леди, в сопровождении своего отца ехала посмотреть на загородную недвижимость. Вместе с ними был и владелец частного дома Олег Кузнецов. У мужчины намечалась выгодная сделка – поменяться с Людмилой Щаповой на её иркутскую квартиру в строящемся микрорайоне Приморский.

«Папа – в восторге. Хочет во вторник сделку», – написала Олегу Кузнецову несколькими днями позже, после осмотра дома, Людмила.

Счастливый владелец дома и автомобиля, естественно, не мог не откликнуться на такое выгодное предложение. Тем более квартиру Людмила продавала по привлекательной цене. 

Спустя  год с небольшим статус продавца и покупателя сменился на потерпевшего и обвиняемого. А уже на минувшей неделе, 1 июня,  все – Олег Кузнецов,  Людмила с отцом Владимиром Кошкаровым – встретились вновь. Но уже не за городом, на лоне природы, а в суде. Кузнецов до здания Свердловского райсуда добрался на грузовичке, одолжив его у знакомых. Свою машину мужчина отдал Щаповой в качестве доплаты к стоимости квартиры, обладателем которой в конечном счёте так и не стал.

О событиях минувшего 2014-го, о роковой встрече с Щаповой, которая стоила семье Кузнецовых автомобиля (сумма ущерба, по материалам следствия, 1 млн рублей), рассказывала на судебном заседании в качестве свидетельницы жена пострадавшего:

– Мы встретились с девушкой около нашей квартиры. Муж показал документы на землю, машину. Был составлен договор купли-продажи и взяты расписки, отданы ключи от автомобиля. Ранее, как мне сказал муж, они подали документы на регистрацию квартиры, находившейся в Приморском около ТЦ «Версаль». Затем предполагалось оформить документы на жилой дом в Шелеховском районе, но несколько раз эта регистрация откладывалась по причинам, которые называла Людмила.

Потянув таким образом некоторое время, Людмила вновь объявилась на пороге у Кузнецовых – с дурной вестью. Щапова объявила, что строительная компания расторгла с ней договор, якобы не объясняя причин. Машины уже не было – её девушка успела продать. Деньги за авто Кузнецовых она пообещала вернуть. Но в итоге им удалось получить лишь 100 тыс. рублей от стоимости автомобиля. Супруги решились навести справки о злосчастной квартире, на которую рассчитывали, у застройщика – компании «Востсибстрой». Выяснилось, что Щапова так и не купила это жильё, а лишь заключила договор об участии в долевом строительстве. Таким образом на руках у неё оказалась нужная бумага с печатью. Её-то и «продавала» она своим «клиентам».

– Строительная компания расторгла договор с Щаповой ещё до того, как мы начали переоформлять права на квартиру. Женщина была осведомлена об этом, поэтому, на наш взгляд, действовала умышленно. В строительной компании нам предложили обратиться в полицию с заявлением о мошеннических действиях, – сообщила жена потерпевшего.

Миллионный бизнес

Кузнецовы оказались не первыми и далеко не единственными в списке претендентов на несуществующую квартиру Людмилы Щаповой. Как выяснилось, проба пера у Людмилы случилась ещё несколько лет назад: в 2012-м ей уже был вынесен приговор по статье «Мошенничество» – 4,5 года лишения свободы. От наказания её спасли только два несовершеннолетних ребёнка. Но отсрочка не повлияла на дальнейший «карьерный рост»: общее количество жертв Щаповой, жалобы которых доведены до суда, сегодня составляет 8 человек. Эти эпизоды объединены в одно уголовное дело по ч. 3 и 4. ст 159 УК РФ (мошенничество). Среди тех, кто попался на липовые документы по несуществующей квартире, есть даже сотрудники и руководители иркутских агентств недвижимости. Общая сумма причинённого людям ущерба – порядка 10 млн рублей. По версии следствия, девушка воспользовалась той же схемой, какую применяла ранее. Действовала она быстро и уверенно. Так, примерно в одно и то же время, что с Кузнецовым, произошло её знакомство с Виктором Карповым. От Карпова молодая особа получила в счёт несуществующей квартиры автомобиль «Хонда», его она тоже успела продать, а деньги обещала вернуть. Обещаниям этим уже около двух лет, отмечает пострадавший. Надежда на то, что деньги удастся вернуть мирным путём, теплилась около месяца.

– Кошкаров (отец. – Авт.) меня обманывал отговорками, обещаниями слетать за деньгами в Москву, слетать в Улан-Удэ. А когда уже понял, что я пойду писать заявление, сказал на встрече у Дворца спорта «Труд»: «Да иди куда хочешь! Всё равно никакого дела не будет», – делился впечатлениями Виктор Карпов в суде.

– Щапова буквально с одной встречи ехала на другую: сначала «решала вопрос» с Карповым, потом – со мной. Когда она получила от меня машину и продала её, Карпов в это время уже пытался вернуть свои деньги. По идее, Щапова могла отдать сумму, которую заработала на мне, Карпову, но этого не сделала, – рассказывает «Конкуренту» Кузнецов.

Отец узнавал обо всём «слишком поздно»

На судебном заседании Людмила на своих «клиентов» смотрела уже через решётку – её несколько недель назад взяли под стражу. Однако самообладания подсудимая не теряла даже в столь незавидной ситуации: показания свидетелей не просто внимательно выслушивала, но тут же торопливо и деловито фиксировала их на бумаге. При другом стечении обстоятельств её саму можно было бы принять за адвоката, готовящегося к защите. «С показаниями согласна», – быстро добавила заключённая, когда закончила выступать первая свидетельница.

Любопытными оказались показания второго свидетеля – отца мошенницы Владимира Кошкарова, человека не без имени и репутации. Полковник полиции, около 25 лет он проработал в органах, в том числе занимал руководящие посты в областной службе наркоконтроля, а с 2008-го, после ухода на пенсию, трудоустроился директором центра по безопасности банка «Траст». Сейчас без работы. По показаниям некоторых пострадавших, они встречались с Кошкаровым ещё до того, как взаимоотношения с его дочерью приняли судебно-уголовный оттенок. 

Вопреки таким замечаниям, сам отставной полковник в суде уверяет: о делах дочки он ничего не знал. Профессиональный опыт Владимира Кузьмича в правоохранительных органах не сработал в отношении к дочери – помешали «шоры на глазах» и бесконечное доверие к ребёнку, который занимался каким-то бизнесом (в детали отец не вдавался) и по нему должен был получить какую-то квартиру (адреса отец не знал).

– Могу охарактеризовать её с положительной стороны. Хорошо училась в школе, успешно окончила юридический факультет, вышла замуж, родила двух детей, с мужем рассталась, сейчас проживает со мной по улице Ленина. Дважды меняла фамилию: когда вышла замуж – с Кошкаровой на Тимофееву, потом взяла фамилию моей матери – Щапова, – делится Владимир Кузьмич.

И вот однажды дочь предложила ему осмотреть дом – своей дачи нет, поэтому не помешало бы приобрести загородную недвижимость. Вместе они съездили в посёлок, где находилось жильё. Дорога была долгая и тяжёлая, поэтому дом отец забраковал. Больше, как уверяет Кошкаров, с владельцем участка Кузнецовым он не встречался и о делах, связанных с продажей его машины, узнал только через полгода – уже «слишком поздно»: «Мы его высадили в Иркутске, больше я его не видел. Прошёл большой промежуток времени, когда дочь рассказала, что он обратился в правоохранительные органы».

И так «слишком поздно» бывало в каждом из новых случаев, о которых ему время от времени сообщала Людмила: «А у меня, папа, ещё одна ситуация», – говорила Люда, от чего я в очередной раз оказывался в шоке. Всё у нас построено на доверии. К сожалению, к сожалению…»

Проникнуться таким же доверием к самому Кошкарову отказываются обманутые покупатели. Кузнецов уверяет, что встречался с Кошкаровым всего через три недели после первого знакомства:

– В отделе полиции на Рябикова, куда я подал заявление и где ожидал, когда меня пригласят, видел и Щапову, и Кошкарова. Он туда прибыл, судя по всему, со знакомым из органов – полковником или подполковником. Прошёл прямиком к руководству.

По словам второго пострадавшего, Карпова, его знакомство с отцом Людмилы Щаповой тоже оказалось более близким.

– Вы мне объясняли, что у вас с дочерью общий бизнес: планируете открыть кафе. К тому же вы вместе писали расписку, что гарантируете вернуть мои деньги – ещё до того, как я пошёл в органы. Всё это, я считаю, подтверждает: вы не свидетель, а подельник и соучастник дочери! Просто пытаетесь всячески избежать в уголовном деле формулировки «группа лиц», – не сдерживал эмоций оставшийся без машины Карпов.

Удивился бесконечному отцовскому доверию даже судья Свердловского районного суда Дмитрий Лысенко: «Я бы понял, если вы были 15-летним парнем, который ничего в жизни не знает. А тут бывший сотрудник органов, есть жизненный опыт. Разве не выглядит сомнительным обращение дочери: «Давай вместе посмотрим новый дом», учитывая её предыдущую судимость? Почему не возник вопрос – есть ли у тебя деньги, чтобы смотреть дом? Если есть, то погаси ущерб по приговору 2012 года».

Карпов тут же на заседании заявил, что будет подавать ходатайство, чтобы переквалифицировать свидетеля Кошкарова в соучастника Щаповой. Судья подтвердил: с процессуальной точки зрения это сделать можно.

«Деньги заработаны, папа, честным путём»

Все потерпевшие в суде уже допрошены, факт своей причастности к этим делам подсудимая не отрицает, с показаниями свидетелей соглашается. Но и деньги пока не возвращает. Вместе с отцом Людмила рассказывает о неких счетах, на которых хранились средства, но время от времени по разным причинам счёт оказывался заблокированным – то приставы наложили арест, то сам банк из-за кризиса. Якобы по этой причине деньги и не получалось раздать тем, кому Людмила обещала квартиру.

– Она (дочь. – Авт.) говорила, что на счетах около 20 миллионов и что кому-то это сейчас передано… – говорит Кошкаров.

Судья поинтересовался, каким же образом молодая женщина смогла заработать такие миллионы и почему всё-таки отец, коли он так заинтересован в разрешении конфликтов, не принял все меры, чтобы деньги были возвращены. Кошкаров опять сослался на своё простодушие:

– Она в детали не посвящала, но сказала: «Здесь деньги заработаны, папа, честным путём. Поверь!» Она мне говорила: «Папа, в понедельник – всё! Берём деньги, идём расплачиваться». И буквально в понедельник её взяли под стражу.

Стечение обстоятельств помешало расплатиться с людьми – на этом настаивает и Людмила. Сейчас предприимчивая женщина уверяет, что готова всё отдать. Вот только для этого ей надо выйти из СИЗО. Разглашать информацию о том, где теперь хранятся миллионы, она отказывается даже адвокату.

– Деньги действительно была возможность отдать. Она и сейчас существует, ущерб был бы уже погашен, но я нахожусь в СИЗО…

На задней скамье зашумели пострадавшие:

– А полтора года что мешало это сделать?!!

– Вас посадили на неделю, вы их там в карты выиграли, что ли?!! Откуда деньги?

– Если сообщите нам, где эти средства, мы на них наложим арест. И это будет гарантом для потерпевших, которые уже не верят в возвращение своих денег, похищенных обманным путём, – заявил судья.

На это предложение подсудимая пока не откликнулась.

Работа кипела и в 2016-м

Людмила Щапова уже получала срок за мошенничество, но от наказания
её спасли несовершеннолетние дети (фото из соцсетей)

В апреле 2015 года ГУВД по Иркутской области сообщало о том, что полиция не исключает: пострадавших от действий мошенницы на самом деле может быть больше. Когда верстался этот номер газеты, в редакцию позвонила иркутянка, попросившая не называть её имя. Она рассказала, что ей также довелось быть знакомой с Людмилой Щаповой. Мошенница попыталась уже в феврале-апреле 2016-го продать с использованием поддельных документов квартиру по улице Ленина, в которой она проживает с отцом и детьми. Но покупатели, несмотря на наличие документов за подписями городских чиновников, решили самостоятельно навести справки о данной квартире. Как потом оказалось, не напрасно.

– Выяснилось, что квартира не приватизирована, хотя Людмила заверяла в обратном. Кроме того, в этой квартире проживают несовершеннолетние дети. В этом случае приватизация усложняется – требуется подключать соцзащиту, органы опеки. Когда мы задали этот вопрос хозяйке квартиры, она сообщила, что у детей есть другая, приватизированная квартира. Она показала нам документы на неё, а также справку от начальника департамента имущественных отношений Иркутска (бумаги имеются в распоряжении редакции. – Авт.), но впоследствии выяснилось, что эти документы подделаны. В департаменте нам сказали, что таких справок вообще не дают, и даже показали подпись чиновника – она оказалась действительно другой, – рассказала иркутянка.

Таким образом, бюджету её семьи знакомство с Щаповой обошлось не так дорого – 40 тыс. рублей задатка перед предстоящей сделкой по купле-продаже квартиры. Однако довести своё дело до суда эта семья пока не смогла – в возбуждении уголовного дела было отказано, полиция сослалась на то, что эта ситуация попадает под гражданско-правовые отношения. «Когда мы начали изучать все обстоятельства, то нашли через Интернет таких же пострадавших от действий Щаповой. Оказалось, что один из них подал заявление на Щапову в соседнее с нашим отделение полиции. Получается какая-то неосведомлённость в правоохранительных органах. Поэтому сейчас мы обратились с жалобой в прокуратуру», – комментирует женщина.

По словам пострадавших Кузнецова и Карпова, в своё время они столкнулись с похожей проблемой – каждый из них несколько раз подавал заявления в правоохранительные органы, но им под разными предлогами отказывали в возбуждении дела. Оба не исключают, что повлиять на это мог отец Щаповой, воспользовавшись своими прежними связями.

– Я сам лично разыскивал таких же, как я, потерпевших, изучал электронные картотеки дел на сайтах районных судов. В итоге мы все объединились, количество потерпевших увеличилось, и дело сдвинулось, – поделился с изданием Кузнецов.

«Конкурент» продолжит следить за развитием событий.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector