издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Упасть не страшно, страшно не подняться

Как в Тайшетском районе судебные приставы помогают женщинам, лишённым родительских прав, вернуть детей

  • Автор: Валентина КАЙНОВА, г. Тайшет

Говорят, любовь приходит и уходит, а дети остаются, и есть им хочется всегда. Защита законных интересов ребёнка является приоритетным направлением в деятельности судебных приставов-исполнителей. Работа эта сложная, многогранная и достаточно хлопотная. Сотрудник Тайшетского районного отдела судебных приставов Елена Сенькова занимается взысканием алиментов около десяти лет.

– Мы исполняем решения суда, – рассказывает Елена Сенькова. – Сегодня в районном отделе на исполнении 1128 производств по взысканию алиментных платежей. Все они рассортированы по категориям: в отношении одних должников копии исполнительных документов направлены по месту их работы, а в этой коробке собраны материалы для привлечения злостных неплательщиков к уголовной ответственности. Такое право службе судебных приставов передано в 2008 году.

Елена Сенькова и её коллега Олеся Шаталова работают с недобросовестным родителем до тех пор, пока задолженность по алиментам не будет погашена полностью. У таких дел нет срока давности. Приставы используют все предоставленные законодательством инструменты, принимают все возможные меры: выезжают к должникам «в гости» и приглашают на приём, помогают в трудоустройстве, ограничивают в выезде за рубеж, предупреждают о возможности лишиться водительских прав. Если алиментщик не имеет доходов, приставы занимаются розыском его имущества и в ход идёт принудительное изъятие вещей, а вырученные от реализации средства направляются на исполнение обязательств. В прошлом году удалось, например, арестовать у трёх должников автомобили, их продали, и на лицевые счета взыскателей поступила кругленькая сумма. Хотя во многих домах приставы не заметили никакого даже мало-мальски приличного имущества. Иногда описывают телевизор, микроволновую печь, сотовый телефон. Был случай, когда у молодого должника арестовали гантели – это была самая приметная вещь в полупустой квартире. Для кого-то стимулом к исполнению родительского долга становится перспектива «уголовно засветиться». В прошлом году в Тайшетском районе возбуждено 67 уголовных дел за злостное уклонение от уплаты алиментов (ч. 1 ст. 157 УК РФ), и уже нынче – 31. Обычно должники получают наказание в виде условного лишения свободы либо исправительных работ на срок до года. Но это на первый раз. Тем, кто привлекается по этой статье повторно, грозит колония. В 2015-м троих взяли под стражу прямо в зале суда, нынче лишение свободы на срок до полугода получили пять человек. 

Мамочки-«миллионщики»

– Объём работы за последние годы у нас увеличился в разы, – продолжает разговор Елена Сенькова. – Как ни прискорбно, но среди злостных неплательщиков алиментов немало женщин, на них приходится практически половина из всего количества исполнительных производств. У всех «песня» на один мотив: тяжёлое материальное положение, отсутствие работы, неудачное замужество, несложившаяся личная жизнь. 

Хотя, что касается официальной занятости, здесь алиментщики попросту лукавят: трудоустроиться можно, было бы на то желание. У тайшетских приставов сложились деловые отношения с местным центром занятости населения, который оперативно предоставляет информацию о ситуации на рынке труда. Буквально на днях в службу судебных приставов поступил список имеющихся вакансий на шести листах: требуются водители, диспетчер по отпуску готовой продукции, гардеробщик в школу, шеф-повар, няня, бухгалтер, парикмахер, подсобный рабочий, санитарка и т.д. Выбор широк – для любого возраста, образования, профессиональной подготовки. Однако должники, как правило, просто не хотят работать, ищут разные предлоги. Некоторые, когда им на приёме предлагают ознакомиться со списком вакансий, отмахиваются, даже не взглянув. А если и берут направление, то до порога центра занятости доходят единицы.

Пристрастие к алкоголю, бродяжничество, аморальный образ жизни и, как итог, изъятие у таких мамочек малолетних детей. Многим из них безразлично, что будет с их малышами дальше. Привыкли жить одним днём. Приставы отмечают, что мамаши-«лишёнки» в последнее время изрядно помолодели. Если раньше детей приходилось забирать под опеку у тех, кому за тридцать, ближе к сорока годам, то сейчас пошла молодёжь 1992-1993 годов рождения. А то и моложе. Недавно в отдел поступил исполнительный лист на 20-летнюю женщину, уже лишённую родительских прав. Родила, бросила и не желает исполнять решения суда по уплате алиментов. Нередко приставы не могут установить место жительства «лишёнок», приходится объявлять их в розыск. В штате отдела есть специалист, который непосредственно занимается только розыском. У него свои методы работы: прежде всего выставляется контрольный лист на ограничение передвижения железнодорожным и автомобильным транспортом.

У Елены Петровны и Олеси Васильевны под шестьсот исполнительных производств у каждой. Они еженедельно ходят по адресам долж­ников: вручают повестки, проверяют имущественное положение, налагают на имущество арест. Встречают приставов по-разному, в большинстве случаев спокойно: должники и сами прекрасно понимают, что обделяют, обкрадывают собственных детей. Сотрудниц в этих походах постоянно сопровождает судебный пристав по обеспечению установленного порядка деятельности судов – это своего рода охрана. Нередки случаи, когда «незваным гостям» приходится пре­одолевать препятствия, чтобы попасть в квартиру алиментщика.

Сегодня судебные приставы хватаются за голову: с арифметической прогрессией растут суммы задолженности по алиментам. Есть просто запредельные: так, 30-летняя горе-мать задолжала своим четверым детям 1 млн 300 тыс. рублей, не платит алименты с 2006 года. Сейчас один её ребёнок находится в детском доме, трое – под опекой у чужих людей. Продолжительное время женщина находилась в розыске, нашли её в местах лишения свободы, где она отбывает наказание за убийство.

В тайшетском отделе на сегодняшний день девять «миллионщиков». Все задолжавшие детям такие баснословные суммы – матери, лишённые родительских прав. У Р. со станции Акульшет в детдом забрали троих несовершеннолетних детей. Отдала их, как будто это игрушки, ставшие ненужными. Позже родила без мужа очередного малыша, растить его помогают добрые люди. Типичной становится ситуация, когда мужчина остаётся с ребёнком один. Сейчас бывшую жену, которая живёт отдельно и родила второго ребёнка, но отказывается материально помогать старшему сыну, привлекают к уголовной ответственности.

– Таких злостных неплательщиков мы, бывает, привлекаем к уголовной ответственности по два, три, четыре раза, – вступает в разговор Олеся Шаталова. – Они отбудут наказание, например принудительные работы, в следующий раз отправляются по обвинительному приговору в колонию. Но после освобождения многие возвращаются к прежнему разгульному образу жизни.

Истории с хорошим финалом

Однако приставы могут рассказать и немало историй из своей практики со счастливым концом. В этих историях женщины, наделав ошибок, начинают их исправлять. Как правило, героини таких сюжетов проживают в сельской местности. Там все на виду, оступился человек – и уже судачат о нём соседи. Иному стыдно смотреть в глаза односельчанам, и начинает он понемногу выкарабкиваться из трясины. Да и местная администрация знает таких оступившихся молодых мам с детства, всячески старается помочь им наладить жизнь. Ведь проблем в семьях, живущих на селе, действительно хватает: с работой, достатком, социальными условиями. Молодые нередко ломаются. 

Живёт в деревне Николаевка женщина, которая продолжительное время увлекалась спиртными напитками и была лишена родительских прав в отношении трёх дочерей. Не оказалось тогда рядом с ней человека, который бы её образумил, протянул руку помощи. А потом она сошлась с порядочным, работящим мужчиной. Зажили семьёй, сделали дома ремонт. И решили забрать детей из госучреждений. Пока дочери там находились, мать навещала их, покупала подарки. Даже сотовые телефоны. Девочки мечтали вернуться домой. Теперь они все вместе. 

А вот поучительная история об односельчанах этой семьи. Судьбу матери, которая в своё время была лишена родительских прав, повторили обе её дочери, когда повзрослели. Страшная семейная трагедия, но не всё оказалось так печально. В душе младшей дочери, Елены, проснулись со временем родительские чувства. Спустя три года она восстановилась в материнских правах. Сейчас у неё настоящая семья, родился второй ребёнок. Приставы рассказывают: в доме чистота и порядок, сразу видно, что в нём поселилось благополучие.

Судебным приставам явно приятно «ворошить» подобные дела из своей практики – когда семьи на их глазах не рушатся, а воссоединяются. В Старом Акульшете вдруг взялась за ум молодая женщина, променявшая было двоих детей на собутыльников. Пока она пила, устраивала свою личную жизнь, внуков растила бабушка. Казалось, падение по наклонной уже не остановить. Однако в какой-то момент лишённая родительских прав женщина потеряла интерес к алкоголю, вышла замуж, окружила заботой заброшенных на годы детей. Когда судебные приставы увидели свою бывшую «клиентку», даже не сразу узнали, настолько она преобразилась: похорошела, помолодела, стала лучше одеваться.

– Мы убедились: не стоит ставить крест на женщинах, лишённых родительских прав. Капля ведь и камень долбит. Неоднократные привлечения к уголовной ответственности, наши постоянные посещения, административные наказания, душещипательные беседы зачастую доходят до «лишёнок»: они начинают смотреть на себя со стороны и понимать, что дальше так жить нельзя. Мы с такими женщинами постоянно беседуем. Убеждаем, что их деткам нужны материнская любовь, внимание и теплота, ведь ни одно казённое учреждение не заменит родительский дом, – рассказывают приставы. 

В Центр социальной помощи семье и детям Тайшетского района, куда обычно доставляют несовершеннолетних, оказавшихся в опасных для здоровья условиях проживания, был помещён малыш. В январе 2015 года в службу приставов поступил судебный приказ о взыскании алиментов, а уже через месяц мама вернула своего ребёнка. Настойчивости, упорству, которые женщина проявила, чтобы вернуться к материнским обязанностям, можно только аплодировать. Судебные приставы – исполнители, годами «сопровождающие» неблагополучные семьи, давно убедились: страшно не упасть, куда страшнее – не подняться. Правда, далеко не у каждой «лишёнки» получается так быстро восстановить свои права и репутацию. У некоторых на это уходят годы. Надежда Б. сейчас живёт в Новобирюсинске. Ещё в 2006 году её лишили родительских прав в отношении четверых детей. Для женщины это стало тяжёлым ударом, отрезвлением. И потекло время реабилитации: регулярно почтовым переводом Надежда присыла судебным приставам деньги, которые те перечисляли на счета детей. Постоянно поддерживала с ребятишками связь, хотя это было непросто: малыши и подростки оказались разбросаны по разным учреждениям. В прошлом году мать воссоединилась с детьми, администрация Новобирюсинска выделила ей квартиру. Когда в посёлок приезжали приставы, заглянули в гости, в доме как раз шёл ремонт. 

Никогда не поздно начать жизнь с чистого листа, лишь бы было к тому желание. Доказательства тому – в папочках исполнительных производств. К сожалению, у многих «лишёнок» такого желания нет. В селе Шелехово живёт некая Татьяна Михайловна, её долг по алиментам превысил миллион рублей. Двое из четверых детей, ставших социальными сиротами 15 лет назад, уже отметили совершеннолетие. Старшая дочь, Дарья, имеет свою семью, троих детей. Болит у неё сердце за младших, недавно взяла под опеку из детского дома братишку. А что мать? Её дважды привлекали к уголовной ответственности – как вела «развесёлую» жизнь, так и продолжает.  

Да и воссоединение семьи не всегда приносит в дом покой и счастье. Татьяна и Пётр сошлись уже достаточно взрослыми, немало нагрешив. Работают в одном из медицинских учреждений города Тайшета: она – санитаркой, он – кочегаром. Встретились два одиночества, пожили вместе, пригляделись друг к другу и поняли: скучен дом без детей. В 2011-м забрали из казённых учреждений татьяниных ребятишек, в отношении которых она была лишена родительских прав. С сыном и младшей дочерью больших проблем нет, а вот старшая отбивается от рук, состоит на учёте в комиссии по делам несовершеннолетних при администрации Тайшетского района. Грубит, пропускает занятия в школе, сбегает из дому. Сердобольные люди намекают уставшей матери: верни девчонку в детский дом. Женщина категорически возражает: в своё время она наделала в жизни много ошибок и теперь пытается предостеречь от них дочь.

И сказала себе: стоп!

Ольга прожила в разлуке
с дочерью больше года, теперь они вместе

Обнажить душу перед незнакомым человеком, самокритично, правдиво, без обиняков оценить годы, потраченные впустую – не каждый на это способен. Ольга Бубнова из города Бирюсинска нашла в себе силы порвать с прошлым. И, конечно, вспоминать сегодня о том времени не очень приятно, но она согласилась. Может, её история послужит уроком для тех, кто бродяжничает, бросает детей. Ольга уверена: пока человек жив, всё можно изменить к лучшему. У неё получилось.

Ольга окончила школу с одной четвёркой, остальные оценки в аттестате – отличные. Собиралась учиться дальше, да как-то не сложилось, заженихалась девчонка. Выбрала парня из неблагополучной семьи, он пил, вёл разгульный образ жизни и подружку свою пристрастил к алкоголю. В 22 года Ольга родила сына Яна. Уже взрослая женщина, мать, ей бы остановиться, задуматься. Ан нет – к весёлой жизни быстро привыкаешь. Муж периодически работал – то в лесу, то вахтовым методом. Возвращался, и снова в семье дым коромыслом. Когда Ян пошёл в первый класс, учителя забили тревогу: мальчик приходил на занятия неподготовленным, на поведении и внешнем виде явно отражалась неблагополучная обстановка в семье. Отец Ольги оформил опекунство над внуком.

Прошло ещё несколько лет: пьянки, ссоры, драки в семье продолжались. Это не помешало Ольге родить второго ребёнка. Когда была на последнем месяце беременности, муж её так сильно поколотил, что это отразилось на здоровье дочки. От свекрови помощи никакой – сама пьёт. Мать Ольги всю жизнь работала санитаркой в местной больнице. Только ей известно, сколько она слёз пролила, сколько бессонных ночей провела в тяжёлых раздумьях, переживая за дочь.

– Вы думаете, я не пыталась её облагоразумить? И уговаривала, и наставляла – всё бесполезно.

Танюшке было полтора года, когда Ольгу ограничили в материнских правах. Девочку на три месяца поместили в Бирюсинскую больницу, затем отправили в детское лечебное учреждение Слюдянки. И только тогда до матери дошло, как скверно она жила. Все двенадцать лет гражданского брака прошли как в дурмане: застолья, ссоры, драки. Ольга тогда сказала себе: стоп! С прошлым покончено раз и навсегда. Сердце болело за маленькую дочурку. Женщина звонила и писала врачам, интересовалась её здоровьем. А потом пришла за советом и помощью к судебным приставам: «Научите, что делать, как вернуть дочь?» Научили. Ольга ушла от мужа к родителям, трудоустроилась, собрала кипу документов – характеристики с места работы, от соседей, из школы, полиции. Поехала в Слюдянку с отцом и братом. Так сильно хотелось снова увидеть дочь, что она пулей промчалась в административное здание, не обратив внимания на группу гуляющих неподалёку малышей.

– Дети сейчас на прогулке. Вы успокойтесь, ребёнка надо подготовить к встрече с вами, – наставляла её воспитатель.

Ольга заглядывала в насторожённые глаза дочери, прижимала её к себе и всё шептала: «Я твоя мама, Танюшка, я твоя мама».

Больше года она провела в разлуке с дочерью – это была большая встряска. Сегодня в семье Бубновых мир, лад и покой. Ольга с детьми живёт во второй половине родительского дома. Ян окончил восьмой класс без троек, мечтает поступить в суворовское училище. Танюшка на будущий год пойдёт в школу. Скооперировавшись всей семьёй, купили машину, Ольга окончила курсы водителей и сейчас «рассекает» на «Тойоте».

В день моего приезда вся семья занималась посадками. 

– Огород большой, – рассказывает мама Ольги, Наталья Петровна, – одной картошки больше двадцати соток, помидоры в теплицах поднимаются. Цветов будет море – 300 разных корней высадили. Гараж построили.

О несостоявшемся зяте она ультимативно не хочет говорить. Даже его имя не позволяет упоминать в доме – он едва не покалечил жизнь её дочери и внуков. Пока мы беседовали с Ольгой, её мать много раз повторяла: «Сейчас у нас всё хорошо! Всё замечательно!»

Что ж, не получилось у Ольги встретить принца, не нашлось ей в маленьком провинциальном городке хорошего, надёжного парня, с которым могла бы прожить жизнь в любви и согласии. Только кто сказал, что жизнь не удалась? Рядом – близкие, дорогие люди, которые всё понимают и прощают. Растут дети – самое большое счастье Ольги. 

Хочется верить: у этой семьи хорошее будущее.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector