издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Стратегия светлого будущего

Иркутский минэконом, спустя год работы над очередным форсайтом, вышел на финишную прямую. К октябрю ведомство обещает «сдать» конечный вариант Стратегии соцэкономразвития Иркутской области до 2030 года. Центром развития региона станет, по версии экономистов, агломерация «Байкальский луч» с ключевыми городами Иркутск и Саянск. Предшественником Стратегии была Программа соцэкономразвитя. Её итог оказался неудачным: снижены инвестиции в основной капитал и деловая активность малого бизнеса. Но и у нового документа уже появились критики. В ситуации разбирался «Конкурент».

Последний штрих

Очередной документ долгосрочного планирования появится в Приангарье в октябре 2016 года. Правительство региона разработало проект Стратегии соцэкономразвития Иркутской области до 2030 года. Появлению Стратегии предшествовало обновление федерального законодательства: появились новые требования, закон о системе планирования регионального развития.

«С 1997 года законодательство в этой части не менялось, и оно устарело на 200%. В появившемся же новом законе нас не «придавили» каким-то форматом, а, наоборот, регионам дали возможность самостоятельно определить, в каком виде выразить документ. На наш взгляд, это вполне обоснованно – нельзя требовать, чтобы по одному трафарету было написано 85 Стратегий для всех субъектов федерации», – рассказала на пресс-конференции 13 июля глава минэкономразвития Иркутской области Оксана Тетерина.

Она сообщила, что уже осенью Стратегию предполагается внести для рассмотрения и утверждения в областной парламент. Пока же минэконом «сверяет свои позиции» с муниципалитетами и отраслевыми промышленными площадками – проект представлен им на обсуждение.

Неудачная пятилетка позади

Это не первая попытка «спланировать» развитие региона. В 2010 году в Приангарье был принят схожий документ, но на более короткую перспективу – Программа соцэкономразвития Иркутской области на 2011–2015 годы. Правда, региональный минэконом признаёт, что её реализация оказалась не вполне удачной. 

По информации ведомства, за счёт реализации Программы в Иркутской области в 2015 году увеличилась продолжительность жизни населения на 2,4 года – до 67,4 года (по сравнению с «точкой отсчёта» 2009 годом). Но это – показатель по второму, инерционному сценарию развития. То есть со слабой динамикой структурных изменений экономики. Опять же с отсылкой на Программу говорят иркутские  экономисты сейчас и о естественном приросте населения. Он составил 1,7 человека на тысячу населения (в 1,2 раза превышает показатель 2009 года). Правда, несмотря на рост, не достигнут даже инерционный вариант: в документе соцэкономразвития результат должен был составить 3,8 человека на 1000 населения.

За 2015 год в Иркутской области умерло 32,9 тыс. человек. Это на 0,68% меньше, чем за 2014 год, и на 5,7% меньше базового 2009-го. Устойчивое снижение показателя начинается с 2011 года, отмечает минэконом и связывает это с изменением в Приангарье  системы оказания медицинских услуг: «Создана единая госсистема оказания медпомощи населению. Формирование вертикальной системы управления здравоохранением, внедрение одноканального финансирования и реорганизация здравоохранения позволили оптимизировать расходы бюджета».

Несмотря на цели и задачи Программы, сохраняется в Приангарье в 2015 году по-прежнему миграция населения – 6,1 тыс. человек. Но по сравнению с 2014 годом есть снижение на 14,7%. В 2015 году в Иркутской области уровень общей безработицы в сравнении с 2009 годом (по методологии Международной организации труда) снизился на 2,6%. Больше стало ветхих коммунальных сетей, требующих замены: по итогам 2015-го рост 17,6% по сравнению с 2009-м.

Неудачной оказалась инвестиционная обстановка в регионе. Рост объёма инвестиций в основной капитал Иркутской области в 2009 году составлял 76,5% к предыдущему году. А по итогам реализации Программы соцэкономразвития в 2015 году – всего лишь 87,6% при планируемых в Программе показателях 101 – 109,5%. Комментируя «Конкуренту» эту ситуацию, Оксана Тетерина обратила внимание, что в «абсолютных цифрах» с 2011 года в Иркутской области отмечается положительная динамика по инвестиционным вложениям в капитал. «Общий объём инвестиций на сегодня перевалил за 200 миллиардов рублей. По такому показателю, как инвестиции на душу населения, Иркутская область занимает на протяжении последних трёх лет среди остальных субъектов РФ второе место», – рассказала изданию глава ведомства.

Но динамика эта сохраняется не за счёт внутренних региональных проектов, а за счёт федеральных инфраструктурных, таких как «Сила Сибири», ВСТО и так далее. Что касается самой структуры инвестиций, то она в Иркутской области остаётся неизменной уже на протяжении многих лет: на первом месте добывающая отрасль, затем транспорт и связь, на третьем – обрабатывающее производство. Диверсифицировать экономику и уйти от сырьевого производства в переработку пока не удаётся. «Доля обработки в экономике региона оставляет желать лучшего, надо наращивать этот показатель», – отвечая на вопрос «Конкурента», признаёт министр.

По итогам прошедшей программной пятилетки наблюдается также снижение деловой активности малого и среднего предпринимательства Иркутской области. За время реализации Программы оборот таких предприятий снизился на 1,3% и в 2015 году составил 467,4 млн. «Период реализации Программы стал временем серьёзных экономических и внешних вызовов как для страны, так и для субъектов РФ», – ссылаются на эти проблемы иркутские экономисты, объясняя неудачу.

Алмазы в довесок к углеводородам

Уже в октябре будет завершена работа над новым документом долгосрочного планирования – Стратегией, которую затем предстоит внести в Заксобрание для утверждения. По ней предстоит развиваться региону до 2030 года. Предполагается, что в дополнение к Стратегии появятся два плана мероприятий, они, по словам Тетериной, будут предусматривать систему, сроки, финансовое обеспечение, источники финансирования мероприятий (за счёт региона, федеральных программ и внебюджетных источников). Кроме того, минэконом намерен обзавестись отраслевыми совещательными органами и даже переобучить своих специалистов – чтобы было «легче выполнять задачи Стратегии», пояснила министр.

В качестве приоритетной для региона в новой Стратегии по-прежнему обозначена минерально-сырьевая отрасль – месторождения золота, нефти и газа. По-прежнему ключевыми остаются проекты по освоению Ковыктинского ГКМ (лицензия принадлежит «Газпрому») и золоторудных месторождений «Чёртово Корыто», «Сухой Лог» (в нераспределённом фонде), а также Зашихинского месторождения редкоземельных металлов, добыча которых может обеспечить около половины потребности российских предприятий в ниобии и тантале (сейчас используются привозные), Непского месторождения калийных солей – крупнейшего в мире.

Отдельно в Стратегии упоминаются алмазоносные площади, работа по которым пока в Иркутской области вообще не ведётся. Прогнозные ресурсы региона оцениваются здесь по категории Р3 – 212 млн карат. «Разработка алмазных месторождений – уникальный шанс для области войти в число алмазодобывающих регионов России», – отмечается в документе.

Надеются разработчики Стратегии развить в регионе и нефтегазохимию – наболевший для Иркутской области вопрос, связанный с инфраструктурными проблемами, главным образом строительством трубопровода. Экономисты называют три основные площадки для развития нефтегазохимии в Приангарье – Ангарск, Саянск, Усолье-Сибирское, которые обладают огромным техническим и кадровым потенциалом для формирования на их базе многотоннажных газохимических комплексов.

Лес и ныне там

Следом за нефтегазохимией создатели Стратегии поставили отдельным блоком лесоперерабатывающую отрасль. Здесь названо несколько проектов, которые могут стать ключевыми для экономики региона – деревообрабатывающий комплекс в посёлке Магистральный Казачинско-Ленского района (ООО «Евразия-леспромгрупп»), строительство лесопильно-деревообрабатывающего комплекса в Новой Игирме Нижнеилимского района (ЗАО «ЛДК Игирма»), модернизация производства по глубокой переработке древесины с выпуском сушёных пиломатериалов (ООО «Лесопромышленное предприятие «АНГАРА»).

Как рассказала «Конкуренту» Оксана Тетерина, раздел ЛПК пока детально не проработан, правительство планирует обсуждать его в конце августа. 

«Свои позиции по этой отрасли мы хотим сверить с муниципалитетами, где лесной ресурс является основным.  Обсуждать будем вопрос и с самими лесоперерабатывающими предприятиями. Кроме того, для полной проработки раздела необходим ещё ряд законодательных инициатив на федеральном уровне», – рассказала министр.

Алюминиевая промышленность без Тайшетского завода

Развитие области на перспективу до 2030 года связывают экономисты и с алюминиевой промышленностью. Правда, они отмечают, что проект строительства нового Тайшетского алюминиевого завода (стартовал в 2007 году) остановлен. Хотя инвестор (компания «РУСАЛ») по-прежнему сохраняет планы запустить анодное производство мощностью до 225 тыс. тонн обожжённых анодов в год (начало строительства, согласно информации в Стратегии, в 2017 году). В сфере развития чёрной металлургии перспективным является проект строительства металлургического завода по производству сортового проката в Братске. Объём выпуска продукции – 270 тыс. тонн в год. Проект находится в высокой степени готовности, отмечается в Стратегии.

В Иркутской области появился Байкальский фармацевтический кластер, в рамках которого ведётся работа по созданию индустриального парка «Байкал-Био», одним из направлений деятельности которого станет развитие производства лекарств в регионе. В список участников кластера вошли ОАО «Усолье-Сибирский химико-фармацевтический завод», ООО «Меланин».

Надежды машиностроительного комплекса Приангарья связаны с Иркутским авиазаводом, который начал выпуск среднемагистрального самолёта МС-21. А к 2018 году на территории региона, как обещает минэконом, правительство Иркутской области совместно с компанией ООО НТО «ИРЭ-Полюс» создаст Центр лазерных технологий. Где именно разместится центр, пока в минэкономе не знают и называют несколько возможных вариантов для производственной площадки – Иркутск, Ангарск, Усолье или Братск. «В центре планируется размещение технологического оборудования для обработки материалов, в том числе по резке, сварке, термообработке, наплавке, лазерной маркировке и гравировке, прошивке технологических отверстий и лазерному спеканию. Помимо лазерной обработки материалов, центр будет предоставлять образовательные и инжиниринговые услуги в интересах предприятий Иркутской области и соседних регионов», – отмечено в документе долгосрочного планирования.

Не расстался, судя по всему, регион и с планами развивать туризм на Байкале в рамках ОЭЗ. Первый этап проекта реализуется на участке «Гора Соболиная» в Слюдянском районе. Общий объём госвложений на этом объекте – 2,25 млрд рублей, расходование осуществляется в соответствии с установленными соглашением сторон пропорциями: 1,126 млрд (50%) – за счёт средств федерального бюджета и 1,126 млрд (50%) – за счет средств областного бюджета. Всего минэконом насчитал пять резидентов ОЭЗ – ООО БГК «Гора Соболиная» (создание центра туризма на базе горнолыжного курорта), ООО «Илим Байкал» (создание туристического комплекса), ООО «Байкал Аква» (проект строительства и эксплуатации туристско-рекреационного комплекса), ООО «Гринвальд-Байкал» и ООО «Уют +».

Опора Иркутской области

Новшеством документа является, по словам министра, зональный подход к развитию территории. Вся Иркутская область условно поделена на пять опорных территорий развития (ОТР). Ключевым будет Саяно-Иркутский район, или, как называют его разработчики Стратегии, агломерация «Байкальский луч». Данная территория будет иметь два «центра притяжения» – Иркутск (место локализации высокотехнологичных производств, научно-исследовательских работ и опытно-конструкторских разработок, описывают экономисты) и Саянск (центр газопереработки и газохимии). Войдут в состав этой зоны развития также Усолье, Черемхово, Ангарский городской округ, Иркутский и Слюдянский районы. Они будут выполнять поддерживающую и связующую функции. В этой ОТР при удачном стечении обстоятельств ожидается создание около 45 тыс. новых рабочих мест к 2030 году.

В Тулуно-Тайшетской ОТР (Тулун, Тайшет, Тулунский, Тайшетский и Нижнеудинский районы) преимущественно должна вестись добыча и обогащение редкометалльных руд, создание анодных и алюминиевых производств, лесопереработка. В результате формирования ОТР ожидается появление около 1,5 тыс. новых рабочих мест. Усть-Кутско-Ленской ОТР (Усть-Кутский и Казачинско-Ленский районы) досталась в Стратегии газопереработка, газоэнергетика, лесопереработка и лесохимия. Здесь также создатели Стратегии рассчитывают трудоустроить дополнительно 15 тыс. человек. Усть-Илимско-Катангский район (Усть-Илимск, Усть-Илимский и Катангский районы) будет специализироваться на добыче калийных солей и угля, добыче и обогащении железной руды, лесозаготовке. Бодайбинский район (Бодайбо и Бодайбинский район) останется верным своему профилю – золотодобыча в Лено-Витимской провинции. В результате формирования ОТР ожидается создание около 3,5 тыс. рабочих мест.

Такое видение будущего муниципалитетов обозначил минэконом.

«Мы предусмотрели возможность создания межмуниципальных и региональных площадок, которые станут точками роста до 2030 года. Это позволит не только комплексно смотреть на вопросы развития, но и определить место каждого отдельно взятого муниципалитета в общем развитии региона», – говорит министр Тетерина.

Вторые роли не для нас

Свои результаты работы ведомство представило территориям для обсуждения. Глава Ассоциации муниципальных образований Иркутской области, мэр Черемхова Вадим Семёнов поспешил дать положительный отзыв на документ: «Документ добротный, в нём появились вещи, которые отсутствовали в других Стратегиях. Раньше экономисты замыкались только на промышленном развитии и на минерально-сырьевой базе. Сейчас Стратегия – это не только развитие сырьевого потенциала региона, в документе поставлена цель: комфортное проживание жителей Иркутской области».

Однако не понравилась Вадиму Семёнову второстепенная роль города Черемхова, которая отведена ему в Саяно-Иркутском районе.

«Место Иркутска, Саянска, Ангарска понятно. У нас же – у города и Черемховского района – размытая роль. Мы не согласны с этим, поэтому  предложили в Стратегии более детально рассмотреть возможности Черемхова. Угольная отрасль здесь существует много лет, она значима для муниципалитета и всего региона», – заявил Семёнов.

Иркутский омбудсмен Валерий Лукин отметил, что ничего принципиально нового в документе не увидел для себя. Но его беспокоит, что в Стратегии никак не обозначена оценка уровня бедности в регионе, таким образом, не предложены и механизмы по решению вопроса: «Показатель этот в Иркутской области катастрофический – более 20% по итогам 2015 года, тогда как среднероссийский – 13,4%. Я готовлю свои предложения к Стратегии, буду обращать внимание и на этот момент».

Завотделом региональных экономических и социальных проблем ИНЦ СО РАН доктор географических наук  Наталья Сысоева считает, что документ получился таким, каким и должен быть согласно федеральным законам:

– Все подобные Стратегии достаточно стандартны, поэтому я бы назвала наш документ правильным, а не хорошим или плохим. Более детально будет прописан план реализации этой Стратегии в программе соцэкономразвития. А это уже будет отдельная проблема – как выполнить поставленные задачи. И здесь всё будет зависеть не столько от региона, сколько от ситуации в стране, от позиции федерального центра по отношению к региону. Ведь мы всё-таки живём «по московскому времени» – реализация важных и по-настоящему крупных проектов в Иркутской области зависит от вертикально-интегрированных корпораций, от федерального финансирования, от того, как и с теми и с другими договорятся иркутские власти. И тут надо обратить внимание ещё на один момент – в Иркутской области власть всё-таки была выбрана, а не назначена центром. Поэтому сложно сказать, как нам удастся договориться. Будем надеяться на хорошее.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector