издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Мёртвая зона

Вопрос о проведении границ захоронений на территории мемориала жертв политических репрессий снова завис в воздухе

Уполномоченный по правам человека в Иркутской области Валерий Лукин на прошлой неделе направил губернатору региона Сергею Левченко обращение с просьбой ускорить организацию работ по обследованию территории захоронения жертв политических репрессий 1930-х годов около посёлка Пивовариха Иркутского района. Несмотря на обещания властей, работы до сих пор не начаты, и даже земля под мемориалом ещё не передана в областную собственность.

22 июля в Общественной палате Иркутска состоялось публичное обсуждение концепции создания единого мемориального комплекса памяти жертв политических репрессий, захороненных у Пивоварихи. Инициатором создания проекта выступила мэрия Иркутска, которая, казалось бы, не имеет по отношению к расположенному в Иркутском районе мемориалу ровно никаких  обязательств. Никаких, кроме моральных. Ведь на этом клочке земли захоронены  тысячи и тысячи людей, и уже давно он служит местом паломничества иркутян и гостей нашего региона. Между тем областные власти до сих пор не могут сдвинуть решение проблемы с мёртвой точки. 

Долгие годы мемориал жертвам политических репрессий стоял заброшенным и, в общем, никому не нужным, приходя в плачевное состояние. Проблемы собственности на землю и чьи-то жгучие коммерческие интересы вокруг этого участка переплелись в такой тугой клубок, что мемориал едва не закатали в бетон в буквальном смысле слова. 

Однако в 2015 году губернатор Сергей Левченко в рамках послания Законодательному Собранию одно­значно заявил, что, во-первых, земля под мемориалом будет передана в областную собственность, и, во-вторых, в зоне скорби вокруг мемориала до конца лета будут проведены исследования для того, чтобы оконтурить реальные границы захоронений. Наконец, третьим пунктом было обещано благоустроить территорию и создать новые мемориальные сооружения. Наступил последний месяц лета,  а воз и ныне там. 

Буквально через неделю после публичного обещания губернатора заместитель председателя правительства по социальным вопросам Валентина Вобликова побывала на мемориале. Она показала тот участок земли, который должен быть передан в собственность Иркутской области. Оказалось, что это небольшой клочок размером 1,5 га, на котором находится три рва-накопителя. Почему в границы участка не вошёл четвёртый ров-накопитель, расположенный в десятке шагов, непонятно. 

Есть предположение, что план был начерчен на письменном столе и его исполнители просто не потрудились выехать на место и осмотреть территорию своими глазами. Чем обер­нётся в будущем эта небрежность, можно только догадываться. Но, исходя из того, как трудно продвигается вся эта история, ожидать можно чего угодно. В любом случае, оформление документов пока не закончено, земля всё ещё не передана в областную собственность. 

С реализацией второго пункта из списка озвученных публично губернаторских обещаний дело обстоит ещё хуже. Небольшой участок, который официально носит название «Мемориал», на самом деле является лишь клочком обследованной земли в бывшей спецзоне НКВД. Именно здесь в 1989 году были проведены первые и единственные на данный момент исследования. Увиденное настолько ужаснуло очевидцев, что решили единогласно: оставшиеся захоронения не вскрывать, сколько бы их ни было. В итоге с небольшого пятачка земли были подняты и перезахоронены останки 309 человек. Рядом со рвами-накопителями установлены мемориальные сооружения. 

Оставшаяся территория бывшей спецзоны НКВД получила название зоны скорби. Эта территория площадью около 170 га так и не была обследована. Специалисты предполагают, что здесь захоронено от 17 до 35 тысяч человек. У государства, которое когда-то нашло достаточно средств на то, чтобы убить ни в чём не виновных людей, до сих пор не находится денег на исследование территории и увековечение памяти жертв сталинских репрессий. 

Отдельная проблема заключается в том, что территория зоны скорби  относится к землям лесного фонда. Это значит, что областные власти не могут вкладывать деньги в её изучение и охрану. Есть предложение перевести мемориал и зону скорби в категорию объектов культурного наследия федерального значения. Сейчас памятник имеет областной статус. Однако, пока не проведено исследование и не закоординированы на карте границы захоронений, юридически ничего сделать нельзя. Ни единого бюджетного рубля нельзя выделить на благо­устройство этой многострадальной зоны под страхом обвинения в нецелевом использовании средств. Это не говоря уже о том, что исследования стоят не рубль, а не менее десяти миллионов рублей, которых, по словам чиновников, в бюджете нет. В общем, получается настоящий замкнутый круг бюрократического ада. 

Придя к власти, губернатор Левченко пообещал порочный круг разорвать и провести исследования территории до конца нынешнего лета. Была найдена подходящая форма – государственно-частное партнёрство. Компания «Новапорт», в обмен на ряд преференций со стороны областного правительства, 

обещала выделить деньги на проведение изысканий. Но после того, как общественность начала подвергать сомнению законность и целесо­образность договорённостей между правительством и коммерческой компанией относительно дальнейшей судьбы иркутского аэропорта, интересанты этого дела взяли тайм-аут. Очевидно, он распространяется и на проведение исследований в зоне скорби.  По крайней мере, никакие работы по оконтуриванию границ захоронений не ведутся и, похоже, не планируются. 

В связи с этим уполномоченный по правам человека попросил губернатора региона дать необходимые поручения соответствующим исполнительным органам Иркутской области по скорейшему решению этого вопроса.

– Это позволило бы разработчикам концепции создания мемориала реализовать её в том числе с учётом замечаний и предложений, высказанных в ходе общественного обсуждения, – отмечается в обращении Валерия Лукина. 

Получается, что пока из всех обе­щаний губернатора выполнено только одно – создана концепция самих мемориальных сооружений и благоустройства территории. Да и то реализация этого проекта была инициирована властями города Иркутска, которые, казалось бы,  тоже не имеют полномочий брать на себя чужие обязательства. Хорошо, что город руководствуется не буквой закона, а его духом. Ведь чисто по-человечески стыдно, что мемориал под Пивоварихой находится в таком ужасающем состоянии. Кстати, общественники из Ассоциации памяти жертв политических репрессий именно благодаря помощи мэра города впервые получили  кабинет, в котором смогли устроить офис организации. В общем, ситуация с мемориалом сложная и запутанная, а передать её можно в двух словах: кто хочет – ищет способ, а кто не хочет – причину. 

Читайте также
Свежий номер
События
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер