издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Поменяла валюту

Заёмщице удалось договориться с банком о переводе ипотеки из франков в рубли

Иркутянка Татьяна Нефедьева ещё долго будет вздрагивать от слов «валютная ипотека» и «швейцарский франк». Но сегодня всё плохое, что было связано с разницей валют, для семьи Нефедьевых благополучно закончилось. Она сама и три её очаровательные дочки (младшей, Даше, недавно исполнилось два года) остаются в своей квартире. Своим, правда, ипотечное жильё можно назвать условно. Эту истину Татьяна прочувствовала в полной мере. По решению суда женщина должна была освободить квартиру, которая по валютной ипотеке находилась в залоге у банка. Несмотря на состоявшееся судебное решение, компромиссный вариант был найден: часть огромной суммы, которая образовалась после резкого скачка франка, банк согласился списать. Квартиру заново оценили, и на эту сумму заёмщице выдали новый кредит, теперь в рублях.

За предыдущие 7,5 года ипотеки Татьяна успела выплатить сумму, равную стоимости квартиры – в рублях это 2,3 миллиона. Сейчас она начинает гасить новый кредит, теперь уже выданный в национальной валюте. В месяц нужно будет отдавать 24 тысячи рублей. Такой исход дела женщина считает максимально выгодным для себя в той ситуации, в которую она попала. «Чувствую себя, будто большая гора с плеч свалилась. Настроение значительно лучше. Ремонт вот планируем сделать», – делится планами вчерашняя валютная заёмщица.

Наша газета несколько раз писала об истории Татьяны Нефедьевой. Валютную ипотеку женщина рискнула взять в 2007 году. Кредитный продукт, рассчитанный в экзотической для наших мест валюте, предложил Банк Москвы. В рублях кредитор давал не больше миллиона рублей, найти подходящее жильё по такой цене не получалось. Зато валютный кредит, эквивалентный 2,3 миллиона рублей, банк одобрил запросто. Между двумя вариантами – пожизненно снимать жильё или купить квартиру через валютную ипотеку – Татьяна выбрала последний. Решение не было спонтанным. Прежде чем подписать договор, с калькулятором в руках Татьяна проанализировала курс швейцарского франка, прикинула, как сильно он может «подрасти». Прогноз соотношения валют девять лет назад не внушал опасений.

Ситуация стала близиться к катастрофе, когда курс швейцарского франка начал стремительно расти. Взносы по ипотеке увеличились в 3-4 раза. На пике разницы валют Татьяна должна была заплатить 72 тысячи рублей в месяц по кредиту. И даже когда стоимость швейцарского франка немного снизилась, взнос стал неподъёмным для заёмщицы – в месяц надо было отдавать около 55 тысяч рублей. 

Примерно полтора года назад Татьяна сообщила сотрудникам банка, что дальше не сможет оплачивать кредит. Тем более что общая сумма долга выросла до запредельных размеров. Уже получив с женщины 2,3 миллиона рублей за «двушку» на окраине Ново-Ленино в Иркутске, банк требовал с Татьяны ещё почти семь миллионов рублей. При этом квартира оставалась в залоге у банка. При таком раскладе заёмщице проще было оставить квартиру и отказаться от кредита.

Ровно год назад Ленинский районный суд удовлетворил требование банка взыскать с заёмщицы всю сумму долга. К оплате было предъявлено 99 119 швейцарских франков. Если Татьяна освободит квартиру, кредитор соглашался «простить» долг.

Невзирая на судебное решение, сама Татьяна и её представитель Игорь Льгов продолжали вести переговоры с банком. До кредитора они пытались донести простую мысль: выгнав на улицу мать с тремя детьми, банк не только нанесёт вред собственной репутации, но и проиграет в плане финансов. Если банк выставит на торги квартиру Татьяны, он не сможет выручить сумму, которую готова выплатить заёмщица. В суде женщина просила банк, забыв о прежних платежах, предоставить ей возможность «с чистого листа» оплачивать полную стоимость кредита в рублях. Татьяна – платёжеспособный заёмщик. Все годы ипотеки, пока она могла вносить платежи, не допустила ни одной просрочки. 

«Мы предлагали свой вариант: заключить новый договор на ипотеку в рублях. Год назад банк отказался. Татьяна не выходила на пикеты, не бросала обвинения в адрес банка через СМИ, продолжала рассматривать предложения банка и аргументированно отвечать, если они её не устраивали. Возможно, такая позиция повлияла на итоговое решение», – говорит Игорь Льгов.

После одной из публикаций в газете в прошлом году банк предложил Татьяне встречные условия: перевести долг, исчисляемый во франках, в рубли по текущему курсу. В итоге ежемесячный взнос равнялся 55 тысячам рублей, что примерно сопоставимо с суммой, которую Татьяна была не в состоянии платить по валютной ипотеке. «Какой смысл менять валюту сейчас? Если бы я могла отдавать 55 тысяч рублей в месяц, я платила бы их по своему кредиту. Естественно, от этого предложения я отказалась», – поделилась Татьяна. 

Следующее предложение было не лучше предыдущего. На этот раз сотрудники финансовой организации были согласны на ежемесячный платёж в 25 тысяч рублей. Но тогда срок кредита растягивался до 30 лет. Кредитора не смутила перспектива, что к моменту окончания выплат заёмщице исполнится 70 лет. От этого предложения, с которым банкиры ещё несколько раз обращались к Татьяне, она также была вынуждена отказаться.

Вплоть до подписания соглашения женщине звонили из банка с новыми вариантами. В день заключения договора к Татьяне по телефону обратился мужчина и предложил подписать отказ от квартиры. В обмен на это ей пообещали дать возможность два года снимать жилплощадь. Оговаривалась стоимость аренды – 15 тысяч рублей. По истечении двух лет может быть рассмотрена возможность льготной ипотеки. Вопрос о том, что мешает сейчас предоставить ипотеку, остался без ответа.

Пройдя эти полтора года нервотрёпки, надежд, поражений, отчаяния, новых надежд, Татьяна не потеряла оптимизма и веры в людей. Она ни о чём не жалеет и благодарит всех людей, которые её поддерживали в сложное время: своего представителя Игоря Льгова и журналистов. Чтобы помочь Татьяне, Игорь выпустил книгу о кредитах. Прибыль от продажи издания он запланировал потратить на то, чтобы выкупить квартиру Татьяны на торгах. После выселения заёмщика обычно жильё продаётся через аукцион. Юристу вместе с клиенткой предстоит определиться, куда будут направлены пара десятков тысяч рублей, которые были собраны в ходе благотворительной акции. 

«Мы рады, что до выселения дело не дошло. Нам удалось договориться с банком. Обидно, что на это потребовалось полтора года. Но мы всё равно благодарны кредитору, что всё закончилось миром», – заключает Игорь Льгов. 

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector