издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Сергей Левченко: «Я сторонник конкуренции программ, соревнования личностей и позиций»

На минувшей неделе губернатор Иркутской области Сергей Левченко провёл пресс-конференцию для иркутских журналистов. Глава региона заявил, что как минимум на неделю отложил свой уход в «предвыборный» отпуск. Основной темой разговора стали отношения между областной администрацией и муниципалитетами, а также разворачивающаяся предвыборная кампания.

Сергей Левченко:

– Пресс-конференция, которую я попросил назначить, посвящена очень многим вопросам, которые интересуют жителей области. Сегодня ситуация требует особого внимания, потому что в стране идут выборы, у людей интерес к разным темам возникает более острый, и его надо максимально удовлетворить. 

Я сделаю небольшое вступление по достигнутым показателям. Во-первых, хочу напомнить, что ситуация с финансированием бюджета в конце года была напряжённой. Нам удалось решить вопросы поступления налогов и неплохо закончить прошлый год. Удалось договориться с федерацией, и в результате область получила 5 млрд рублей, чего не было в течение нескольких предыдущих лет. 

Дальше я хотел бы напомнить тем, кто постарше, один из моих старых лозунгов: «Бюджету – чистоту и прозрачность Байкала». Есть специальные организации, которые отслеживают, как наполняются и расходуются региональные бюджеты, и мы по их рейтингу стали одним из самых прозрачных регионов в России. Задачу, которую я ставил, мы выполнили. 

Если продолжать финансовую тему, мы сегодня одни из первых в России по наполняемости бюджета. Правда, в связи с этим возникает проблема удержать те субсидии и субвенции, которые идут из Минфина. Ведь если ты больше получаешь, больше у тебя стараются изъять и отдать тем регионам, у которых ничего не получается. Такая опас­ность есть, и мы работаем над тем, чтобы у нас не изъяли средства, которые мы тут зарабатываем. 

Падение производства в России продолжается. На фоне других регионов мы выглядим вполне благополучно. В этом году продолжается рост производства, хотя происходит замедление, ВРП снизился на 0,9% по сравнению с тем же периодом прошлого года. Особо удовлетворяет то, что мы растём в обрабатывающей промышленности. 

Скажу ещё о нескольких вопросах. Если нам удастся закончить год с такими же показателями, мы имеем полную возможность увеличить заработную плату в бюджетной и социальной сфере. 15 августа я подписал обращение в Законодательное Собрание о продлении «материнского капитала» до конца 2018 года. Это полномочия субъекта. В первой половине года мы прибавили к бюджету 1,6 млрд рублей и их распределили. Надеюсь, что на ноябрьской сессии ещё добавим и продлим действие закона до конца 2018 года. 

Кроме этого, все мы болеем за наших спортсменов, участников Олимпиады. У нас проживает 11 участников Олимпиады, Паралимпиады и Сурдолимпийских игр. Я принял решение о поддержке этих людей. Кроме этого, сейчас подсчитывают, и потом мы направим в ЗС законопроект о поддержке семей, которые собирают детей в школу. В 2017 году мы заложим в бюджет, чтобы дети, которые живут в семьях, где небольшие доходы, получали средства на подготовку к школе. 

Галина Тюрнева, телекомпания «Аист»:

– Сергей Георгиевич, недавно случилось настоящее стихийное бедствие, проливные дожди шли трое суток. Муниципалитеты завершают сбор информации, подсчитывают ущерб. Как областная власть будет помогать, ведь для муниципалитетов достаточно проблематично осуществить выплаты? Когда люди могут рассчитывать на получение компенсации?

– Откровенно говоря, ущерб не такой большой, как мог бы быть. Чтобы можно было помочь людям, когда ущерб высок, есть отлаженный алгоритм. В районе или городе объявляется чрезвычайная ситуация, и тогда муниципалитет получает возможность произвести эти выплаты в зависимости от величины ущерба. Я проследил, чтобы везде были приняты решения о чрезвычайной ситуации. В данном случае речь идёт о трёх районах – Иркутске, Иркутском и Шелеховском районах. Другое дело, что возможности у самих муниципалитетов не такие большие, их резервный фонд очень маленький. Возможно, только одному из этих трёх муниципалитетов удастся помочь. 

Виктор Лукин, «ИркутскМедиа»: 

– Я хотел бы конкретизировать предыдущий вопрос. В ходе ливня была подмыта несущая стена областной библиотеки имени Молчанова-Сибирского. Что будет делаться для того, чтобы нивелировать последствия стихии, и кто понесёт ответственность за случившееся?

– Тех, кто должен нести ответственность, к сожалению, смыло. Подпорная стенка выходит из вертикальной плоскости уже продолжительное время. Руководство библиотеки и инженерные службы давно стараются решить проблему с подрядчиком, который эту библиотеку строил. Сегодня ещё не закончился гарантийный срок, поэтому подрядчик обязан исправить недостатки. Это недостатки строительства и проектирования, однозначно. 

Но компанию, которая строила библиотеку, обанкротили. Компания была зарегистрирована по тому же адресу, что и компания, строившая Ледовый дворец. К кому она имеет отношение, я думаю, большинство из вас знает. Так как она обанкротилась, простого решения здесь быть не может. Мы обратились в Арбитражный суд, чтобы он определил, за чей счёт будет вестись восстановление подпорной стенки. К сожалению, по закону и по Бюджетному кодексу мы за счёт бюджета этого делать пока не можем. Тем более что гарантийный срок пока не кончился. Нужно найти ответственного, через суд с него получить деньги, затем проводить комплексное обследование и после этого начинать капитальный ремонт или реконструкцию. 

Виктор Лукин:

– Вы упомянули Ледовый дворец, и следующий вопрос о нём. Достроят ли его в ближайшее время и вообще какова его судьба?

– Судом было установлено, что с этого объекта украли 140 млн рублей. Там работали компании, которые регистрировались на одном юридическом адресе, похожем на адрес компании, строившей областную библиотеку. До завершения следственных и судебных мероприятий я не буду говорить, кто к этому причастен. 

Мы сделали очередное обследование, и, к сожалению, эксперты приняли решение о том, что Ледовый дворец не может принимать 3 тысячи зрителей, а только 800 человек. Причина – недостатки проектирования и строительства. Конечно, нас это не устраивает, потому что затрачены огромные бюджетные средства, и если мы будем неизвестно под чьи гарантии приглашать туда людей и при этом считать, чтобы не прошло больше 800 человек, это конечно, цирк. Мы сейчас обращаемся в Министерство строительства РФ с просьбой сделать очередную и уже окончательную экспертизу и будем стараться, чтобы строители понесли ответственность. Пока нам говорят, что эта компания тоже обанкрочена, поэтому предъявить претензии некому. 

Екатерина Перевалова, газета «Восточная Сибирь»:

– Мой вопрос касается подготовки к отопительному сезону. 

15 августа в Байкальске была остановлена котельная якобы для подготовки к отопительному сезону. Соответственно, отключено горячее водоснабжение. Но отключено оно не на две недели, как это позволяет федеральный закон, а на два месяца. Хуже ситуация только в городе Вихоревка, где люди сидят без горячей воды всё лето. Главы этих территорий обращались в правительство или лично к вам за помощью? Министерство ЖКХ держит эту ситуацию на контроле?

– Естественно, держит. Для министерства жилищного хозяйства сейчас самый главный вопрос – это подготовка к зиме. Недавно у меня был мэр Мамско-Чуйского района и пожаловался, что не может организовать северный завоз. Тут есть и субъективные и объективные обстоятельства. К объективным относится то, что на северных реках до сих пор держится критически низкий уровень воды. Баржи не могут идти туда с полной загрузкой, максимум идут с половиной груза. Мы сейчас этот вопрос взяли на себя, поменяли поставщика, поговорили с пароходством и, думаю, решим задачу до конца сезона. Что касается Байкальска и Вихоревки, главы этих городов лично ко мне не обращались. Но мы следим за каждой территорией. 

Сергей Бредихин, «Байкал24»:

– Сергей Георгиевич, вы рассказали нам о хорошей наполняемости бюджета. Для чего в таком случае правительство привлекает коммерческий кредит в размере 6 млрд рублей под большие проценты?

– Мы не привлекаем, а заменяем коммерческий кредит бюджетным. Я бы сказал ещё об одном, раз вы спросили. Мы получили бюджет с государственным долгом в размере 28 млрд рублей. Это было на конец прошлого года. Сейчас мы его на треть снизили и в связи с этим снизили средства на обслуживание долга. 

Елена Трифонова, «Восточно-Сибирская правда»:

– Хотелось бы вернуться к двум долгоиграющим нашим темам. Во-первых, это газпромовский бассейн, который то ли передан, то ли не передан в собственность области. В любом случае он закрыт для обычных горожан. Между тем в редакцию поступил звонок о том, что из бассейна вывозят электронику. 

Второй вопрос касается мемориала жертвам политических репрессий. Вы лично обещали, что в этом году будет проведено обследование захоронения и определение контуров. Лето заканчивается, а до сих пор ничего не сделано. Удалось решить вопрос с поиском денег на изыскания?

– Сроки по передаче бассейна очень затянуты. Руководители Газпрома, с которыми я общался, ещё в апреле обещали закончить оформление документации для передачи объекта области. У меня не очень поворачивается язык, чтобы их ругать. Всё-таки это дарение, и мы должны сказать спасибо. Газпром – очень большая организация, и надо собрать не один десяток подписей, чтобы всё оформить. При этом не каждый человек там понимает, что это указание руководителей Газпрома, и каждый берёт на обдумывание кто неделю, кто две, а кто и три. Вот и считайте, сколько времени требуется, чтобы собрать полтора десятка подписей. Но я надеюсь, что к холодному периоду года мы этот проект закончим. 

Теперь по поводу мемориала. Мы подобрали организацию, которая будет делать оконтуривание. «Новапорт» выделит деньги на это дело, а выполнять будет местная подрядная организация. Они обещают всё сделать до конца тёплого периода. Параллельно у нас ведётся работа по проектированию. Я не думаю, что очень связаны вопросы оконтуривания и создания самого мемориального комплекса. Наверно, найдутся люди, которые скажут, что оконтуривать надо ещё большую площадь. Вообще весь город Иркутск оконтурить. Мы просто должны сделать так, чтобы все понимали: вот такое место, куда можно прийти, постоять и подумать. Но забираться до середины города Иркутска нет никакой необходимости. 

Владимир Скращук, «Байкальские вести»:

– Примерно месяц назад на заседании правительства вы дали поручение разобраться с историей 2012 года о передаче акций компании «Ангара» в собственность Иркутской области. Есть какая-то информация об этом?

– Проверка до конца не проведена. Но кое-что я могу вам сообщить. Подняли протоколы заседания инвестиционного совета мая 2012 года. На этом заседании было принято решение безвозмездно выделить деньги на покупку самолётов. Я упрощаю, конечно, то, что написано канцелярским языком. Есть там ещё один пункт: рассмотреть возможность покупки блокирующего пакета акций авиакомпании (25% и одна акция) из бюджета Иркутской области. Не знаю как для вас, а для меня это достаточно странный документ. 

С одной стороны, выделяется более полумиллиарда рублей просто так, а вслед пишется: давайте мы ещё будем покупать за счёт бюджета. Немало найдётся людей, которые согласились бы, чтобы им безвозмездно выделялись деньги из областного бюджета. Другое дело, что ребята, которые этим занимались, они достаточно ловкие, и прямого нарушения закона наши юридические службы не обнаружили. Но для каждого из вас, наверно, понятно, что если в частную компанию идут государственные деньги, это как минимум несправедливо. Такие же компании покупают самолёты за свой счёт.

Екатерина Ерёменко, «Коммерсант»:

– Сергей Георгиевич, на днях было сорвано заседание регсовета. На ваш взгляд, насколько глубок конфликт между вами и мэрами?

– Если это и называть конфликтом, то мелким. Я общаюсь со всеми мэрами и понимаю, что во многих муниципалитетах ситуация непростая. Что касается повестки рег­совета, то она была заранее отправ-

лена и согласована. Я по-человечески понимаю, что не все мэры хотели бы публично говорить о своих недостатках. Но как губернатор я обязан требовать исполнения обязательств по подготовке к зиме и выполнения программы по переселению из ветхого и аварийного жилья. Где-то реализация программы идёт совсем плохо, а руководитель не приезжает на совещания. 

Екатерина Слабковская, ТАСС:

– Сергей Георгиевич, вам некоторое время назад поступило письмо от замминистра транспорта с просьбой объяснить, с чем связано нарушение исполнения некоторых пунктов соглашения о передаче аэропорта в областную собственность. Скажите, готовится ли ответ заместителю министра и что в нём будет содержаться?

– Мы несколько раз обсуждали эту ситуацию во время приезда заместителя министра в Иркутск. Считаю, мы все вопросы сняли. Мало того, назначили в Москве совещание с участием всех заинтересованных лиц. Позиция министерства транспорта России полностью со­впадает с нашей позицией. Как вы понимаете, многие желают, чтобы этот аэропорт перешёл в чью-то собственность. Я не исключаю, что в тот момент, когда готовилась эта передача, у кого-то тоже было такое желание. Но сейчас ситуация изменилась. 

Мы будем привлекать компании, которые начнут заниматься аэропортом на наших условиях. С одной стороны, мы будем развивать старый комплекс. С другой стороны, нам нужны гарантии того, что будет построен новый аэропорт. Это условие мы будем закладывать в любое соглашение с любой структурой. Мы об этом готовы говорить, но компании не готовы. Существующий аэропорт должен проработать в нормальных условиях ровно до того времени, пока не откроется новый. 

Янина Малкова, «Радио России – Иркутск»:

– Справедливы ли заявления мэра Братска о том, что область не выполняет свои обязательства по программе переселения из аварийного жилья? 

– В Братске в этом году нужно расселить около 40 тысяч квадратов, и ещё почти 92 тысячи квадратов – до окончания программы в 2017 году. Осталось чуть больше года. Для решения вопроса по переселению есть понятный алгоритм. Во-первых, нужно выделить землю под строительство. Если это невозможно, нужно поговорить с жителями и предложить переехать в другие районы. Оговорюсь, что мы всем мэрам предоставили такую возможность. В Иркутске, в Ново-Ленино стоит 550 пустых квартир. Строительные компании готовы их продать по 35 тысяч рублей за квадратный метр. Спрос на рынке невелик, и компании готовы идти навстречу. 

Я вас информирую, что сегодня по программе переселения в Братске выделено всего 30% земель. Любая компания, которую мы могли бы направить туда, строить в воздухе не может. По переселению во вторичное, например, жильё, исполнение программы идёт на уровне 11%. Ну и как я могу оценивать деятельность руководства муниципалитета? Конечно, как неудовлетворительную. 

Сергей Бредихин:

– Людям звонят по телефону и под видом телефонного опроса сообщают: губернатор имеет отношение к тому, что форум ОНФ отложен и президент не приедет. Вы как-то участвовали в организации этого форума и может ли вообще губернатор оказать влияние на отмену визита президента?

– Я был бы рад, если бы президент к нам приехал. Если приезжает глава государства, всегда появляется возможность решить вопросы федерального уровня. Я встречался с президентом в режиме один на один уже дважды и оба раза решал важные для области вопросы. 

Где-то в конце июля у меня была встреча в администрации президента, и мне сообщили, что 1 сентября планируется приезд главы государства к нам. Попросили меня включиться в подготовку вместе с ОНФ. Я с удовлетворением уехал, и мы успели подготовить ряд вопросов, которые можно решить в индивидуальном порядке. По какой причине форум был перенесён – вопрос уже второй. 

Опросы, которые ведутся с московских номеров, – один из элементов избирательной кампании. Я вам даже больше скажу: руководство одной из российских партий считает, что наша областная организация с задачей выборов не справляется. Поэтому приехали сюда 30 человек и, находясь в разных, в том числе и муниципальных, учреждениях, ведут эту кампанию, отодвинув руководство областной организации. Они же организуют обзвон жителей и достаточно профессионально занимаются распространением слухов. Наверно, считают, что сибиряки – дураки. Я думаю, они заблуждаются. Сибиряки – народ устойчивый и свою позицию меняют в крайних случаях. 

– Сергей Георгиевич, а вы уходите в отпуск на время предвыборной кампании?

– Я хотел бы начать сегодня с заявления о том, что я ухожу в отпуск с 19 августа. Но я принял решение задержаться как минимум на неделю в связи с разными обстоятельствами, в том числе и в связи с подготовкой к зиме и решением вопросов по ветхому и аварийному жилью. Эти вопросы не терпят отла-

гательств, даже неделю пропустить нельзя. В середине следующей недели я приму решение об уходе в отпуск. Если увижу, что все серьёзные вопросы начали решаться нормально, – пойду. 

Сергей Бредихин:

– А как вы оцениваете взаимоотношения администрации области и города Иркутска? Например, недавно министерство ЖКХ заявило о том, что в городе имеется отставание по подготовке к зиме, а мэрия тут же выпустила пресс-релиз о том, что подготовка идёт даже лучше, чем в прошлом году. Где правда?

– Подготовка к зиме – процесс длительный. На начало августа в городе имелось серьёзное отставание, около 20%. Разобраться достаточно просто, потому что всё фиксируется в актах приёмки сетей и котельных. Конечно, мы делали городу внушение, чтобы такого не было. Всё-таки Иркутск – областной центр, а подготовка к зиме идёт хуже всех. Время идёт, и я вижу, что были предприняты определённые шаги, и сейчас идёт оформление большого количества актов приёмки. Я на каждой котельной не был, но я вполне допускаю, что там исправились. 

Елена Трифонова:

– Начинается избирательная кампания. Вы являетесь лидером регионального отделения КПРФ и пока не уходите в отпуск. В любом случае вы вынуждены будете бороться против партии власти, партии президента. Как считаете, не вызовет ли такая ситуация дискомфорт в отношениях с федеральным центром и не повлечёт ли это негативных последствий для области?

– Я ни раньше, ни сейчас не работал против партии власти. Конкуренция может быть разной. Я сторонник позитивной конкуренции программ, соревнования личностей и позиций. 

Что касается отношений с так называемой партией власти, я всегда старался достучаться до неё, чтобы вместе приносить пользу. Когда я как губернатор обращаюсь к депутатам «Единой России», предлагаю какой-то законопроект, то практически всегда нахожу поддержку. Я стараюсь, с одной стороны, находить общий язык с единороссами, а с другой – сделать так, чтобы и они активно помогали области. Поэтому я не думаю, что может кардинально что-то измениться от того, уйду я в отпуск или нет. 

Владимир Матиенко, «Байкальские вести»:

– Вопрос по трагедии в Черемхове. Что планируется сделать, чтобы трагедия не повторилась? Наверно, очень жёстко должны быть наказаны все виновные. 

– Вчера я здесь вечером собирал все причастные службы, были представители из Москвы. Надо объективно сказать, что, создав интернат, мы в одном месте собрали ребятишек, которые имеют нулевой иммунитет. К сожалению, сколько этот ребёнок будет жить, никому не известно. Такие дети долго не живут на этом свете вне зависимости от того, есть инфекция или нет. Смотреть на это очень тяжело. Но если дети с нулевым иммунитетом прожили там до 18 лет, то это только благодаря материнской заботе персонала. 

Я должен сказать о поведении ваших коллег. Я увидел по одному из центральных каналов, как в интернат прорывался кто-то из журналистов. Пытаются рассказать, что интернат сегодня похож на осаждённую крепость. Какая крепость? Там стеклянная дверь, а на ней маленькая записка: «Карантин». Ты что, читать не умеешь? Или тебе деньги застили глаза настолько, что ты лезешь туда, чтобы занести заразу? Занесли заразу. Духовную, душевную заразу занесли точно. Поэтому я призываю всех: остановитесь. Извините за эмоции. 

Теперь о фактах. 10 июля один ребёнок попал в больницу города Черемхова. Через 10 дней он был возвращён в интернат. Очевидно, в больнице не сделали вывод о наличии инфекции, иначе через 10 дней не вернули бы ребёнка. Дальше. 24 и 25 июля в больницу поступили ещё несколько детей. Главный врач ни о первом, ни о втором случае не сообщил в соответствующие органы, хотя обязан был это сделать. Поэтому министр здравоохранения и принял решение об увольнении главного врача. 

В самом интернате тоже были выявлены ошибки. Не были приняты адекватные меры, не было сообщено об инциденте в контролирующие органы. Когда стало известно министру, он доложил мне, и мы решили контактировавших детей перевести в черемховскую больницу. Министр туда съездил и доложил, что ситуация неудовлетворительная. После этого я принял решение перевести детей в областную инфекционную детскую больницу. 

Затем состоялся приезд полномочного представителя президента. Мы вместе съездили в интернат, провели большое совещание. После этого перевели в инфекционную больницу ещё больше ребятишек. В отношении действий правительства Иркутской области нареканий не было. Нам было предложено, чтобы мы построили как можно больше учреждений, где можно оказывать высокотехнологичную медицинскую помощь. Я вчера дал поручение, чтобы в корпусе, который стоит рядом с действующей инфекционной больницей, в оперативном порядке провели экспертизу, сделали проект и начали строительство. 

Хотя члены федеральной делегации нас поблагодарили за то, что мы в этом году ввели в действие несколько больниц. В Баяндае 10 лет строили больницу, а мы напряглись и в течение четырёх месяцев этот объект закончили и сдали. То же самое у нас в Аларском районе и ряде других территорий. В итоге мы наконец-то пришли к удовлетворительным показателям по детской смерт­ности. Мы сейчас вышли на среднероссийский уровень. Все предыдущие годы было в 1,5-2 раза выше, чем в среднем по стране. Поэтому говорить об одних плюсах или минусах – неправильно. 

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector