издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Искажение реальности

Созданная в регионе система охраны лесов от пожаров эффективна только на бумаге

По официальным данным, к началу вчерашнего дня (подчеркну дату – к 3 октября) на территории Иркутской области продолжали гореть два крупных, но, к счастью, уже локализованных пожара. Площадью 210 гектаров в Качугском районе и 350 (!) гектаров в Ольхонском районе на территории «Заповедного Прибайкалья». Итого 560 дымно-огненных гектаров иркутской тайги. За одни только сутки до объявления их локализованными оба этих пожара в два с лишним раза увеличили свою площадь, прирастив в совокупности 305 гектаров горящей тайги.

Лесные пожары в конце сентября – начале октября для Иркутской области явление не частое. А вот такие, когда возникают не отдельные случайные загорания, а массовые пожары вплоть до объявления ЧС, и вовсе нонсенс. В собственной практике я ничего похожего вспомнить не могу и отлично понимаю, что теперь, чтобы в будущем не допустить подобных катаклизмов, специалистам надо не просто анализировать пожароопасный период 2016 года, а скрупулёзно изучать его. Надо во что бы то ни стало 

отыскать те самые неприметные детали, в которых, как народ утверждает, гнездится дьявол. Вот только изучать ситуацию необходимо по достоверным материалам. Боюсь, что официальные данные, которые есть в открытом доступе и которыми мы вынуждены апеллировать сегодня, могут привести исследователей к неверным выводам, а значит, и к неверным решениям в будущем. Практика показала, что официальное и достоверное – это, увы, не всегда одно и то же. Ну, по крайней мере, в отношении лесных пожаров на территории Иркутской области.

«Хорошо» либо «очень хорошо»

Откачусь от сегодняшних дымных дней на месяц с небольшим назад, в конец лета – 25 августа. В нынешнем году эта дата для работников лесного хозяйства не совсем рядовая. Во-первых, в этот день в селе Хомутово под Иркутском совершенно неожиданно для большинства работников лесного хозяйства региона по инициативе губернатора состоялся Первый лесной форум Иркутской области. А во-вторых и в-главных, несмотря на солнечную и тёплую погоду, ежедневная пожарная сводка регионального министерства лесного комплекса в этот день оказалась предельно лаконичной и максимально радостной. Занимающая обычно несколько страниц с таблицами, в этот раз она состояла из единственной короткой строчки: «В Иркутской области пожаров нет». 

– Я бы хотел, чтобы у нас было меньше торжественности, а больше дела, – сказал тогда губернатор Сергей Левченко, приветствуя участников неожиданного форума. И надо сказать, что торжественности на самом деле было немного и проблемы поднимались довольно глубоко. Говорили о наболевшем, но, как мне показалось, больше и глубже о лес­ном бизнесе и его недостаточной прибыльности, чем о проблемах лес­ного хозяйства и о сохранении живых лесов. Хотя не исключаю, что мне действительно это только показалось, так как, по моим убеждениям, основанным на сегодняшних реалиях и бесконечном, недосягаемом лидерстве по объёмам и площадям вырубки живых лесов среди всех остальных субъектов РФ, нашего внимания не хватает как раз сохранению живых, естественных лесов. 

Лесопожарная тема тоже не была обойдена вниманием, но, в отличие от лесопромышленных проблем, её обсуждение порождало скорее успокоенность и удовлетворённость, чем тревогу. 

– С начала пожароопасного сезона и по сегодняшний день на землях лесного фонда Иркутской области обнаружено 936 лесных пожаров на площади, покрытой лесом, в объёме 250 тысяч гектаров, – докладывал участникам форума министр лесного комплекса Иркутской области Сергей Шеверда. – Хочу обратить внимание, что в прошлом году за аналогичный период зафиксировано примерно на 60 процентов пожаров больше – это 1461 пожар на покрытой лесом площади в 327 тысяч гектаров. 

На фоне полного отсутствия пожаров в день проведения форума эти цифры у кого-то, возможно, вызвали даже некоторое подобие гордости – сокращение количества пожаров по сравнению с аналогичным периодом прошлого года даже не на 60, как сказал, поскромничав, Сергей Шеверда, а на все 64 процента – оно, конечно, дорогого стоит.

– В нынешнем году 681 пожар был ликвидирован в первый день после обнаружения, – продолжил «о хорошем» министр. – Это составило 69 процентов от общего числа пожаров. А в прошлом году эта цифра составила 58 процентов.

Тут уж как ни крути, но получается, что в сравнении с предыдущим годом пожары в лесах области тушатся либо хорошо, либо даже очень хорошо. 

Вот только обошёл почему-то Сергей Васильевич своим вниманием такой качественный показатель, как средняя площадь одного пожара. Не надо сравнивать его со средней температурой по больнице. Здесь – со­всем другое. Это показатель, указывающий на коллективное мастерство и общий профессионализм лесных огнеборцев, а также на эффективность всей существующей системы охраны лесов от пожаров. Чем раньше выявляются очаги огня на самых малых площадях, чем быстрее доберутся до них работники пожарно-химических станций и сумеют задушить огонь в самом зародыше, не дав ему расползтись по ближним сопкам, тем меньше получается средняя площадь одного пожара. Но если пожары в массе своей обнаруживаются уже на больших площадях лишь после того, как от дыма начинают задыхаться жители ближних городов и сёл, средняя площадь одного пожара становится больше. Значит, надо бить тревогу – налицо либо недостаточный профессионализм людей, отправленных на борьбу с огнём, либо низкая эффективность созданной системы охраны лесов от пожаров. А может быть и то и другое одновременно. 

Не дождавшись от министра желаемой цифры, рассчитал её сам. Благо, что сделать это под силу ученику начальной школы. Используя данные министра, поделил суммарную площадь лесов, пройденную пожарами, на количество пожаров – и вот она, эффективность системы, как на ладони. Посчитал, чтобы порадоваться, но от неожиданности даже опешил. В прошлом году средняя площадь одного пожара за этот период составила 223,8 гектара, а нынче… 267 га. На 19 процентов больше. Значит, в нынешнем году с начала пожароопасного периода до дня открытия областного лесного форума мы, область, боролись с пожарами почти на 19 процентов менее эффективно и менее профессионально, чем за тот же период в году предыдущем. 

Пожарные расчёты

О пожарах говорил не один министр, но все в одном ключе: с пожарами боремся лучше, чем раньше, но обольщаться не стоит, потому что надо ещё лучше. Говорили и о том, что хоть и нет в области ни одного пожара в этот конкретный день, но расслабляться всё равно не стоит, потому что всякое может случиться. Говорить-то говорили, да, похоже, всё равно расслабились. По официальным данным, ко вчерашнему утру на лесных землях области с начала нынешнего пожароопасного периода зарегистрирован уже 1201 пожар. В прошлом году к этой дате было зафиксировано больше – 1589 пожаров. А вот по площади, пройденной огнём, прошлогодние результаты мы уже заткнули глубоко за пояс. Нынче – в очередной раз подчеркну: по официальным данным – огнём пройдено уже 550484 гектара лесных земель. А в прошлом году к этой дате, при большем количестве пожаров, огонь успел «прогуляться» по 503553 гектарам лесных земель. 

При таких цифрах, признаюсь, среднюю площадь одного пожара, указывающую на качество охраны лесов нашим субъектом федерации от их уничтожения огнём, мне даже рассчитывать было неловко. Но переборол собственный стыд, посчитал. Получилось, что нынче мы в среднем справлялись с каждым лес­ным пожаром лишь после того, как он достигал площади 458,4 гектара лесных земель. В прошлом году, хуже которого, как многим казалось, быть уже не может, этот показатель был на 141,5 гектара (или аж  почти на 45 процентов) меньше, лучше нынешнего. 

Не уверен, что кто-то из чиновников, имеющих хотя бы самое малое отношение к лесу, согласится с моими выводами. Согласиться с этим – значит признать собственный непрофессионализм и неэффективность созданной в области системы охраны лесов от пожаров. 

Пресс-служба губернатора и правительства Иркутской области еже­дневно и довольно подробно пытается информировать журналистов о меняющейся пожарной ситуации в лесах региона. Хотя делает это довольно специфично.   

Официальные пресс-релизы начинаются, как правило, числами ликвидированных за предыдущие сутки природных пожаров и площади, на которой они потушены. Пожаров много, и площади большие, а потому у читающих нередко вместо тревоги возникает ощущение успеха. Современное общество длинных текстов не любит. Ухватит человек несколько первых победных строк, восхитится многими сотнями тонн воды, сброшенной на горящие леса, порадуется количеству гектаров, на которых огонь потушен, и – всё хорошо! Мы, область, – герои. Пожарная ситуация находится под надёжным контролем региональной исполнительной власти. Дальше, в перегруженные цифрами подробности, многим вникать уже не хочется.  

Хотя есть, особенно среди журналистов, для которых эти пресс-релизы пишутся, и более любопытные. Узнали они, сколько и на какой площади пожаров потушено, и им хочется узнать, к примеру, а сколько лесных пожаров и на какой площади в те геройские сутки потушить не получилось, чтобы, сравнив одни цифры с другими, сделать собственный вывод, был ли вчерашний день геройским или провальным в борьбе с лесными пожарами. Некоторым хочется знать: сколько за эти же самые сутки выявлено новых загораний? А сколько гектаров тайги продолжает гореть с прошлой недели? И есть ли в тайге пожары, горящие с прошлого месяца?  

На эти и кучи других вопросов в пресс-релизах ответы тоже бывают в различных вариациях. Но не в каждом и, конечно же, не в первых абзацах.

– На землях лесного фонда в Иркутской области за 27 сентября было ликвидировано 10 лесных пожаров, – сообщает пресс-релиз регионального правительства, датированный 28 сентября. – Их общая площадь – 355,5 га. 

Дальше подробности – в каких районах сколько пожаров и на какой площади потушено. Сколько людей и какая техника была задействована в борьбе с огнём. Если работали самолёты Бе-200 или Ил-76, то почти обязательно приводится коронная цифра, любимая многими информагентствами, – количество воды, сброшенной с воздуха на землю. Не столько интересен эффект, полученный от сброса воды, поскольку он часто бывает весьма скромным, сколько её объём, который впечатляет всех и всегда. В этот раз было сброшено 364 тонны. Но много это или мало для горящего леса, какой эффект получен от сброса такого количества воды, пресс-релиз не комментирует. Цифра приведена «для впечатления». А потом, как бы между делом и внешне вроде никак не связанная, с первыми цифрами, а потому у многих проскакивающая мимо сознания архиважная информация, позволяющая оценить эффективность борьбы с лесным огнём.

– По данным на утро 28 сентября (это следующий день после того, как много пожаров потушено), в Иркутской области на землях гослесфонда действовало девять лесных пожаров общей площадью 367 га, покрытых лесом, и 92 нелесных гектара.

Цифры вроде как совсем отдельные. В первом абзаце, помните, рассказывалось о том, что было вчера, а теперь – с чего начинается день сегодняшний. Но в том-то и дело, что начинается он как раз теми пожарами, с которыми область не справилась вчера. И если вдуматься, понимаешь, что, «геройски» потушив лес на 355 с половиной гектарах, мы оставили в ночь непотушенными ещё больше – 459 (355+92) гектаров. 

«За минувшие сутки (28 сентября) в Иркутской области на землях лес­ного фонда ликвидировано 15 лесных пожаров, площадь которых составляла 512 га леса и семь гектаров нелесных территорий», – начинается следующее официальное сообщение «Серого дома». И опять хочется похлопать в ладоши – сумели потушить ещё больше пожаров на ещё большей площади. Но дальше, после важных подробностей, вновь как бы отдельно, как бы безотносительно к приведённым цифрам. 

Расхождение сведений

«По состоянию на семь часов утра 29 сентября действовало 10 пожаров, их общая площадь – 357 га, из которых 50 га нелесных территорий…» А ведь это опять ссылка не на новые, только что возникшие, а на старые пожары, с которыми не смогли справиться вчера, которые горят, может быть, уже неделю или месяц. Алексей Ярошенко, директор лесной программы Гринпис России и, на мой взгляд, один из ведущих аналитиков лесных проблем РФ, утверждает, в частности, что на территории нашей области есть пожары, продолжающиеся по нескольку месяцев. 

– Данные, характеризующие ситуацию с лесными пожарами в Иркутской области в 2016 году как относительно благополучную, получены путём искажения и сокрытия сведений о реальных площадях лесных пожаров, – писал он около месяца назад на Лесном форуме Гринпис России. – По предварительной оценке Гринпис, общая площадь, пройденная лесными пожарами в Иркутской области с начала пожароопасного сезона нынешнего года, составляет не менее 650 тысяч гектаров. Сведения о действующих в Иркутской области лесных пожарах искажались с мая и искажаются до сих пор. Один из характерных примеров – очень крупный лесной пожар, действующий в Качугском и Казачинско-Ленском районах с 6 июня 2016 года до настоящего времени (начало сентября. – Г.К.), до сих пор скрывается от официального учёта. 

В подтверждение этих слов на форуме размещены вполне понятные даже для не очень искушённых людей космические снимки. 

Гринпис – организация общественная. От неё можно было бы и отмахнуться. Похоже, что многие чиновники так и делали. Но вот беда: данные Гринпис России, полученные благодаря анализу космических снимков, как оказалось, очень часто почти один в один совпадают с данными ИСДМ-Рослесхоз. А это, если назвать без сокращения, Информационная система дистанционного мониторинга лес­ных пожаров Федерального агентства лесного хозяйства РФ. А потому уже и сам Рослесхоз, то ли не замечавший искажения региональной информации о пожарах, то ли умышленно закрывавший на это глаза, в конце концов не выдержал и сильно рассердился на Иркутскую область и Красноярский край, где ситуация с пожарами похожа на нашу. 

27 сентября 2016 года состоялось заседание оперативного штаба Федерального агентства лесного хозяйства по охране лесов от пожаров под председательством заместителя министра природных ресурсов и экологии Российской Федерации – руководителя Федерального агентства лесного хозяйства Ивана Валентика. По итогам заседания Департаменту лесного хозяйства по Сибирскому федеральному округу совместно с ФБУ «Авиалесоохрана» поручено, в частности, «…обеспечить контроль субъектов РФ в части своевременного определения площадей лесных пожаров и передачи достоверных сведений в Федеральную диспетчерскую службу лесного хозяйства». А также «министерствам лесного комплекса Иркутской области и природных ресурсов и экологии Красноярского края поручено представить в Федеральное агентство лесного хозяйства объяснения по факту расхождения сведений о лесных пожарах между ИСДМ-Рос­лесхоз и субъектом Российской Федерации и уточнить представленные сведения». 

Не знаю, выполнены ли к сегодняшнему дню региональными властями требования Рослесхоза, но мне и, ни секунды в том не сомневаюсь, читателям «Восточно-Сибирской правды» было бы очень интересно почитать «объяснения по факту расхождения сведений о лесных пожарах между ИСДМ-Рослесхоз и субъектом Российской Федерации» и узнать реальные масштабы нынешней лесопожарной катастрофы в Иркутской области. Вот только пресс-релиза по этой теме на официальном портале региона я пока не встречал.

– Количество лесных пожаров в Иркутской области за выходные снизилось до двух, – официально сообщила вчера пресс-служба губернатора и правительства Приангарья. – За минувшие выходные в Иркутской области ликвидировано девять природных пожаров, в том числе пять – в Усть Кутском районе, три – в Качугском и один – в Катангском. Их общая площадь составляла 379 га. Кроме этого за два прошедших дня не было зафиксировано ни одного нового возгорания. 

Но ни слова о том, что площадь двух оставшихся пожаров почти в полтора раза превышает площадь девяти потушенных – 560 га! Да и на самом деле, стоит ли огорчать людей в самом начале рабочей недели…

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector