издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Эра милосердия

Иркутские журналисты создали фильм о династии Сибиряковых

«Сибирская история» – это новый документальный фильм о династии иркутских купцов и золотопромышленников Сибиряковых, который недавно вышел на ГТРК «Иркутск» при поддержке Братства во имя святителя Иннокентия и Губернского собрания общественности Иркутской области. Фильм-путешествие и фильм-исследование Марии Аристовой и Ольги Ринчиновой стал долгожданным для многих. Фильмография о Сибиряковых уже существует, но создавали её авторы из других регионов, которых не интересовали иркутские корни купеческого рода. Иркутск до сих пор хранил молчание.

Можно сказать, что в Иркутске поднялась новая волна интереса к истории династии Сибиряковых, и это закономерно. Купеческий род дал России не только купцов и золотопромышленников, но ещё исследователей, меценатов и монашествующих. В память об Александре Михайловиче, представителе последнего дореволюционного поколения Сибиряковых, много сделавшем для освоения севера, названы остров и корабли. В жилом районе Свиблово в Москве одна из улиц носит его имя. Не менее известен его младший брат Иннокентий Михайлович, закончивший жизненный путь на Афоне. 

Фильмография о Сибиряковых уже существует, но Иркутск долгое время оставался в стороне от процесса её создания. Как правило, авторов фильмов интересовали какой-то один представитель рода Сибиряковых и его конкретная история. В «Сибирской истории» впервые представлена династия, выросшая на Иркутской земле, впитавшая в себя её дух. Наверное, такой фильм мог появиться только в Иркутске. 

– Понять кого-то из Сибиряковых, выделив из рода, очень сложно, – уверена историк Наталья Гаврилова, которая выступила научным консультантом фильма. – Современные люди, как правило, не знают своих родственников дальше второго-третьего колена. Но совсем иным было сознание представителя купечества 18-19 веков. Осознание и восприятие себя как представителя длинной цепи ушедших назад поколений для человека оказывалось очень значимо. 

У Сибиряковых это осознание, бе­зусловно, было. Большая заслуга создателей фильма в том, что они это увидели, поняли и показали. Те же Иннокентий Михайлович и Александр Михайлович показаны на фоне всего рода, и оттого их мировоззрение становится более понятным. 

Сибиряковы из Сибири

«Сибирская история» – это фильм-путешествие. В нём представлены кадры из Санкт-Петербурга, Бурятии, с Валаама, Афона, Русского Севера с его маленькими городами и, конечно, показаны разные уголки Иркутской области. А ещё это фильм-исследование, который выдвигает новые гипотезы, представляет публике до сих пор не известные документы и фотографии. 

Историки давно знают, что основателем династии знаменитых купцов был выходец из государственных крестьян Яренского уезда Архангелогородской губернии Афанасий Сибиряков (около 1676-1754). В первой четверти XVIII века он с сыновьями переселился в Иркутскую губернию. Однако происхождение фамилии Сибиряковых до сих пор было не ясно. «Считалось, что они приехали с Русского Севера в Сибирь и поэтому были записаны как Сибиряковы, – говорит Наталья Гаврилова. – Но это предположение существовало только на уровне разговоров». 

– Мы сделали запрос историкам в Яренске, и они ответили, что такая фамилия на исторической родине Сибиряковых не встречается, – рассказывает Ольга Ринчинова. – Но мы настаивали, просили по­искать ещё. Ведь не может быть, чтобы не осталось следов от целого рода. И тогда возникла версия, связанная с деревней Сибирь.

Оказалось, около Яренска была небольшая заброшенная деревня Сибирь. Сейчас её нет, но ещё у многих людей в паспортах в графе «место рождения» указано «деревня Сибирь». Вполне возможно, что выходцев из этой деревни на новой родине назвали Сибиряковы. По крайней мере, такая практика существовала и была достаточно распространённой.

– Не историки, а журналисты вы­двинули версию, достойную серьёзного обсуждения, – считает Наталья Гаврилова. – Я сама, что называется, в неё уверовала. По всем историческим канонам она достойна того, чтобы принять её как весьма и весьма серьёзную гипотезу. 

Родина первых иркутян

В ту пору, когда крестьянин Афанасий Сибиряков покинул родные места в поисках новых возможностей, Яренск был крупным уездным городом, а Иркутск только вышел за ограду острога. Теперь всё на­оборот. Иркутск – это областной центр, а Яренск – маленький патриархальный городок, в котором проживает 4,5 тысячи человек. К удивлению иркутской съёмочной группы, о Сибиряковых там не знали даже специалисты-историки. 

– Нам было очень интересно увидеть на родину первых иркутян, поскольку именно с Русского Севера шло освоение Сибири, – рассказывает режиссёр Мария Аристова. – 

А потом захотелось сказать: приезжайте и посмотрите, что сделали люди, которые пришли из ваших мест. Вот бы им показать наши прекрасные храмы, здания, улицы. На самом деле, наши города очень похожи. Конечно, мы отправили им фильм, чтобы они увидели всё это хотя бы на экране. 

Переселенцы с Русского Севера несли с собой имена своих святых, которые были для них духовными ориентирами. Как напоминание о родине была заложена в Иркутске церковь во имя Устюжских Чудо­творцев Прокопия и Иоанна, и улица, на которой она стояла, стала называться Чудотворской. Неудивительно, что среди будущих поколений иркутских купцов появилось так много благотворителей. Ведь за образец для подражания они брали Прокопия – купца, который раздал своё состояние и последовал за Христом, за что и получил дар чудотворения. 

– Иркутские кадры мы снимали первыми и всё гадали, будет ли возвращено улице Бограда её историческое название, – говорит Мария Аристова. – А в конце съёмок уже добавляли кадры с новой табличкой, на которой написано «Чудо­творская». Это было очень символично. 

От Валаама до Афона

Следуя по стопам Иннокентия Михайловича Сибирякова, съёмочная группа побывала на Валааме. Главной целью поездки был Воскресенский скит, на строительство которого Иннокентий Михайлович в своё время пожертвовал 10 тысяч рублей. Именно здесь он размышлял о принятии монашества. Летом остров посещают тысячи паломников. Конечно, в середине июня на Валааме царит совсем иная атмосфера, нежели во времена Иннокентия Михайловича. Но иркутян выручила погода. Разыгрался ветер, на несколько дней зарядил дождь, Ладожское озеро слегка штормило. Сибиряки не испугались, поскольку всё вокруг очень напоминало Байкал с его суровым климатом. Зато, добравшись до места, иркутяне увидели совсем иной Валаам, не туристический. Причём степень своего везения они осознали лишь через несколько дней, когда погода наладилась и остров вновь стал многолюдным.

– Приехав в скит, мы в первую очередь увидели женщину. которая шла нам навстречу и несла в руках портрет Иннокентия Михайловича. Мы от удивления просто оторопели. Было непередаваемое ощущение, что сам Иннокентий Михайлович приветствует нас. Это была такая тихая радость и ощущение того, что мы на правильном пути. Женщина оказалась экскурсоводом и очень обрадовалась, встретив земляков Иннокентия Сибирякова. 

Таких невероятных совпадений, символов было много на протяжении всей работы над фильмом. Например, в Питере сняли квартиру на Большой Конюшенной и позже выяснили, что на этой улице находилась первая квартира, которую в студенчестве снимал Иннокентий Михайлович. Само собой, первоначально предполагалось, что остановится съёмочная группа совсем в другом месте, но в последний момент всё сорвалось и сложилось гораздо лучше, чем планировалось. 

– Нам хотелось добиться по возможности большей документальности во всём, – говорит Ольга Ринчинова. – Поэтому мы с Марией Аристовой ходили по Санкт-Петербургу и пытались понять, каким этот город видел Иннокентий Михайлович. Какие дома стояли, а каких ещё не было, в какие цвета они были выкрашены, какие звуки раздавались. И вдруг я случайно покупаю книжку Евгения Водолазкина «Авиатор», где главный герой, тоже Иннокентий, попадает из начала 20 века в современный Питер. Я читаю, как он ходит по улицам и занимается тем же, чем мы, – пытается «попасть» в город прошлого, вспоминает его звуки, запахи, цвета. В общем, было ощущение, что мы попали в какую-то параллельную реальность. 

На Афоне, где Иннокентий Михайлович окончил свою жизнь, приняв Великую Схиму, его считают святым. Не потому, что он построил на Святой земле Андреевский собор, крупнейший на Балканах. И даже не потому, что раздал всё своё состояние и до конца жизни вёл исключительно аскетический образ жизни. Сами монахи свидетельствуют о том, что Иннокентий Михайлович и сегодня сверхъестественным образом помогает им. 

А в монастырской костнице греческого монастыря на Афоне по старинному обычаю хранится честная глава схимонаха Иннокентия, и она имеет янтарно-медовый оттенок. Для насельников монашеской республики это является верным признаком святости. В фильме есть редкие кадры, их удалось запечатлеть во многом благодаря отцу Дионисию Шаруде, который ездил с мужской частью съёмочной группы на Афон в качестве проводника и переводчика. Мирскому человеку вряд ли открылись бы двери монастырской усыпальницы. 

Живая история

Полтора года для съёмок – это всё-таки достаточно длительный срок. По большому счёту, фильм снимали в перерывах между основными служебными обязанностями. Параллельно вели огромную подготовительную работу. Большинство героев фильма было найдено по переписке. Когда съёмочная группа приезжала в какой-то город, её уже ждали. Кстати, сложнее всего было искать средства именно на поездки за пределы Иркутской области. Помогали спонсоры и братство Святителя Иннокентия, которое получило субсидию на эти цели. Средства ушли на оплату проезда и проживания в Санкт-Петербурге и издание книги об Иннокентии Сибирякове. 

– На каком-то этапе у меня по­явилась усталость от постоянного погружения в исторический материал, – рассказывает Ольга Ринчинова. – Мне показалось, что мы слишком глубоко ушли в историю, а жизнь проходит мимо. Но после просмотра материала я поняла, что никуда она не проходит. 

«Это фильм о сегодняшнем дне», – отметила историк из Санкт-Петербурга Светлана Никонова, и она совершенно права. Дела и начинания Сибиряковых живут и по сей день. Те направления, которыми они занимались, на много лет предвосхитили своё время. Авторы не стали уходить в историю с головой, чтобы реставрировать её, но показали, какие плоды принесли проекты Сибиряковых.

– Нам просто очень повезло с материалом, – уверена Мария Аристова. – Это по-человечески интересная, благородная и драматическая история. Много было меценатов в России. Но такой пример, чтобы на протяжении шести поколений люди последовательно и серьёзно занимались широкой благотворительностью, нужно ещё поискать. В фильме одна из глав так и называется – «Семейные традиции милосердия». 

Работая над «Сибирской историей», иркутские кинематографисты повстречали очень много людей, увлечённых темой Сибиряковых, не только среди профессионалов. 

– Я думаю, это и есть настоящий патриотизм, когда люди сохраняют историю не в силу профессиональных обязанностей, не ради выгоды, а просто потому, что любят свой город, – говорит Мария Аристова. – Например, в Бодайбо мы встретили Владимира Николаевича Мунгалова, который на свои деньги покупает старинные фотографии и открытки на аукционах, чтобы создать фотолетопись своего города. И таких примеров очень много. Когда мы находили этих людей, списывались с ними, а потом встречались лично – вот это было самым большим удовольствием в работе над фильмом. Люди нам помогали очень искренне и воспринимали этот фильм как своё личное дело.

История Александра Михайловича Сибирякова, который так много путешествовал и финансировал северные морские экспедиции, получилась самой статичной. Увы, не хватило средств на поездку в Томск, где на его средства был открыт университет. Не успели поездить по Красноярскому краю, с которым также был связан Александр Сибиряков. Конечно, не смогли добраться до Ниццы, где он жил в последние годы. 

Зато в фильме есть видеосъёмка, на которой запечатлена могила Александра Михайловича на кладбище Кокад в Ницце. Она была сделана во время частной поездки во Францию Натальей Гавриловой. 

– Меня теперь часто спрашивают, для чего я ездила в Ниццу, – говорит Наталья Игоревна. – Это очень простая, житейская история. Меня пригласили в гости друзья, Татьяна и Владимир Жегловы, которые в то время работали в Женеве. Оказавшись благодаря им в Ницце, я не мог­ла упустить возможность побывать на могиле Александра Михайловича». Историки знают: чем больше занимаешься какой-то темой, чем сильнее проникаешь в жизнь сво­его героя, тем ближе он становится. Если герой вызывает уважение, а Александр Михайлович не может не вызывать уважение, хочется просто по-человечески ему это уважение выказать, что я и сделала. 

Я давно мечтала, чтобы про Сибиряковых был снят фильм. Поэтому сделала немножко постановочные кадры в надежде, что они пригодятся для будущего фильма, ведь ещё неизвестно, когда кому-нибудь представится возможность побывать в Ницце. Съёмки и в самом деле пригодились. 

Очень многое для популяризации истории Сибиряковых делает Светлана Никонова. Она просто подарила фильму одно из своих открытий – только что обнаруженную студенческую фотографию Иннокентия Михайловича. В «Сибирской истории» эта фотография показана впервые. А Наталья Гаврилова поделилась очень ценным, практически во время съёмок обнаруженным материалом, который касается прямых потомков линии Сибиряковых. 

Ни Александр, ни Иннокентий не оставили наследников. За кадром остался их брат Константин Михайлович Сибиряков. Его история почти не вошла в фильм, но она до­стойна отдельного рассказа. В своё время Константин уехал в Туапсе, а потом в Батуми. Его дочь от первого брака умерла, а вот от второго брака родился сын Игорь. Он вырос уже без отца, прошёл всю Великую Отечественную войну и оставил двух дочерей. Одна из них сейчас живёт в Сиднее. На семейном совете было принято решение, что совершеннолетний сын, правнук Константина Михайловича, примет фамилию Сибиряков. Так что где-то в далёком Сиднее живёт молодой человек по фамилии Сибиряков. 

В то время, когда в Питере шли съёмки, в другом конце страны – в Туапсе – проходила научная конференция, благодаря которой Наталья Гаврилова нашла прямых потомков Константина Сибирякова и узнала эту историю. Уже после выхода в эфир в фильм вошли ранее не известные фотографии 1880-х годов Иннокентия Михайловича и Александра Михайловича Сибиряковых, присланные их внучатыми племянницами из сохранившихся семейных архивов.

«Такой фильм можно сделать только в команде»

Фильм уже прошёл по Иркутскому телевидению, состоялись показы в Доме кино. Сейчас документальную ленту можно посмотреть на сайте «Вести-Иркутск», где она находится в свободном доступе. Есть задумка выпустить «Сибирскую историю» на дисках.

– Такой фильм можно сделать только в команде единомышленников, – говорит Мария Аристова. – Даже если автор всё прекрасно придумал, но оператор или звукорежиссёр что-то не понял и не снял – ничего не получится. 

Над фильмом работали операторы Дмитрий Дятлов и Роман Рютин, звукорежиссёр Игорь Губарев. Монтажом и оформлением занимался Дмитрий Халматов. В фильме кроме классической использована музыка иркутского композитора Ольги Горбовской, её романс венчает весь фильм.

– Мы долго и безуспешно искали исполнительницу среди профессио­нальных певиц, а нашли совершенно случайно, – говорит Мария Аристова. – Романс исполняет Софья Волкова, которая не является профессиональной певицей, хотя занимается музыкой. В голосе 

Софьи есть чистота, которую мы искали.

Не лакированная картинка

Иннокентий Сибиряков

– Единственное, чего мне хотелось бы избежать, как историку, – превращения Сибиряковых в этакую лакированную картинку, – говорит Наталья Гаврилова. – При жизни они не выглядели такими уж идеальными. Например, многие со­временники не поняли решение Иннокентия Михайловича об уходе в монастырь. Его осуждали очень многие представители интеллигенции. Приняв постриг, Иннокентий Михайлович не просто удалился от мира, он завершил все свои земные проекты, многие из которых, как полагали его современники, нуждались в дальнейшей финансовой поддержке Сибирякова. Например, богатейшие материалы, собранные в ходе знаменитой сибиряковской экс­педиции в Якутский край, до революции так и не были изданы до конца. 

Предпринимательская деятельность первых представителей этого купеческого рода развивалась в условиях первоначального накопления капитала, что, безусловно, накладывало свой отпечаток на характер ведения их бизнеса. С именем того же Михаила Сибирякова, первого городского головы Иркутска, было связано несколько уголовных дел. На приисках Сибиряковых в 70–80-х годах 19 века отмечались выступления рабочих. Хотя зарплата их была несколько выше, чем на других приисках, работали больница и библиотека, никто не отменял тяжёлый труд и суровые условия жизни. Нередкими были и случаи произвола приисковой администрации.

В фильме предпринимательская деятельность Сибиряковых не показана, как не отражена их роль в экономической жизни Иркутской губернии. Но это тема для другой истории, которая, может быть, тоже когда-то появится. 

– Тиражированием информации мы порою невольно создаём стереотипы, – рассуждает Наталья Гаврилова. – Но такие стереотипы нам тоже нужны, они выступают скрепами нашего сознания. Главное, чтобы эти стереотипы укладывались в некие разумные рамки. Кому хочется знать больше, тот перешагнёт эти рамки и пойдёт дальше. 

Иркутск должен иметь своих героев, людей, которым хочется подражать. Сибиряковы достойны, чтобы быть таким знаком Иркутска. Только нужно понимать, что за парадной картинкой всегда кроется гораздо более многогранная и многоцветная жизнь со своими тёмными и светлыми сторонами – история обыкновенного, но ставшего необыкновенным купеческого рода.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector