издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Сергей Меняйло: «Нам нужны не всплески, а системность»

Бывший заместитель командующего Черноморским флотом, впоследствии губернатор Севастополя, вице-адмирал в запасе Сергей Иванович Меняйло приступил к обязанностям полномочного представителя президента России в Сибирском федеральном округе в конце июля 2016 года и к настоящему моменту системно ознакомился с проблематикой субъектов, входящих в СФО, увидел многое на территориях своими глазами, включился во все процессы, требующие участия полпреда, и дал первое интервью региональному изданию – общественно-политической и деловой газете Иркутской области «Восточно-Сибирская правда».

Перед началом интервью.

Александр Гимельштейн:

– Сергей Иванович, мы благодарны вам за согласие дать интервью. Газета «Восточно-Сибирская правда», старейшее издание Иркутской области, приближается к своему  100-летию.

 Сергей Иванович Меняйло:

– Это огромный путь. У нас много изданий, которые были когда-то, но, к сожалению, не выжили, а сохранившихся, с такой историей, немного. Хотя столетие газеты – только важный этап, не вся жизнь. 

Мы не до конца раскрыли потенциал регионов 

– Уважаемый Сергей Иванович, хотелось бы начать разговор с итогов  заседания Правительственной комиссии по вопросам социально-экономического развития Дальнего Востока и Байкальского региона. Какова ваша оценка состоявшейся дискуссии, уровня погружённости в проблематику выступавших, включённости премь­ер-министра и объёма его внимания нашим реги­онам с учётом того понятного обстоятельства, что это не един­ственная Правительственная комиссия, которую он возглавляет?

– На правительственной комиссии в своём вступительном слове Дмитрий Анатольевич Медведев сказал, что не случайно эти вопросы выделены в отдельный блок, особенно по Байкальскому реги­ону. Потому что Байкал, природа Прибай­калья – это наше досто­яние. Но есть  определённые несовершенства в законодательстве, проблемы особых экономических зон, коренных народов, исконно там проживающих. Основная  задача сформулирована – довести экономические показатели и качество жизни в трёх наших субъектах федерации до среднероссийского уровня. 

На Дальнем Востоке и в Байкальском регионе социально-экономическая ситуация похожа, но есть и некоторые различия. Поэтому на комиссии было принято предложение, поддержанное и нашими губернаторами, и  полпредом по Дальневосточному федеральному округу вице-премьером  Юрием Петровичем  Трутневым. Предложение было следующее – создать подкомиссию (не нужно пугаться этого термина)  по проблемам  трёх наших байкальских территорий с участием в её работе представителей основных министерств – Минфина, Минэкономразвития, Минтранса. Нам на сегодняшний  момент в этой работе важно ещё  и  Министерство  природных ресурсов. 

На этой подкомиссии нужно отдельно и чётко разобраться с той проблематикой, которая существует, и дальше  выработать решения.  Второй момент – внести во все нормативно-правовые акты, которые касаются Дальнего Востока,  Байкальский регион. Логично, что все льготы и иные преференции, которые сегодня распространяются на Дальний Восток, должны быть распространены и на Байкальский регион. 

И третий момент, почему нужна подкомиссия. Мы с вами понимаем, что  для решения социальных вопросов, улучшения качества  жизни не хватает денег. Есть тенденция всегда деньги просить у федерального центра. Но я считаю, что мы не до конца оценили и раскрыли потенциал наших регионов, не нашли внутренние ресурсы и  не используем их с максимальной эффективностью. Нужно посмотреть возможности  повышения собственной доходной части и оптимизации расходов, инвестиционных проектов, которые ре­ализуются монополиями, логистики, играющей большую роль в экономике, – это Транссиб, БАМ, три международных аэропорта, китайское и монгольское направления. И экологическая тематика. Байкал – и заповедная зона, и территория, на которой живут и работают люди.  Мы его обязаны оберегать и сохранять, но в то же время думать и об образе и качестве жизни целых народов.  

Проанализируем весь этот комплекс задач, определим необходимые параметры. Когда вся эта работа будет проведена, мы  сможем говорить о развитии этих территорий системно.  Это самое главное. Наши подходы были восприняты, и председатель правительства дал поручение внести всё это в протокол и организовать работу.

– Примерно в какие сроки будут подготовлены  предложения по распространению дальневосточного режима льготирования на Байкальский регион?

– Обобщённые предложения нами уже поданы, они готовы.  Следующий этап – подготовка и подписание документа о создании подкомиссии. 

– Подразумевается, что подкомиссию возглавит полпред президента в СФО?

  – Я думаю, председатель правительства примет обоснованное решение. Я в любом случае буду принимать участие в работе. Подкомиссия – это площадка договорённостей, там не должны конфликтовать интересы байкальских территорий и Дальнего Востока. Всё можно просчитать только совместно и доложить согласованную позицию председателю правительства. Если в каких-то вопросах будут разногласия, то они должны быть аргументированны и тоже доложены. Но я надеюсь, что разногласий много не будет.  

Вы заметили, что в Послании президента России Байкал был выделен отдельно? 

– Безусловно.

– И это было впервые. Байкал – достояние России.

Деньги нужно поискать у себя 

– Из тем, связанных с экономической стратегией, на заседании обсуждались в числе прочих вопросы реализации Распоряжения от 10 ноября 2016 года № 2376-р. в части инвестиционных проектов по освоению Холтосонского вольфрамового месторождения (Республика Бурятия), Аргунского и Жерлового месторождений урана (Забайкальский край). Это позволит привлечь более 30 миллиардов рублей частных инвестиций, создать более тысячи рабочих мест. Естественный вопрос от иркутян, хотя, вероятно, он должен быть обращён к властям нашего региона, – как случилось, что в документе отсутствуют инвестпроекты из Иркутской области, самой ресурсно-развитой территории Байкальского региона?

– Мы сейчас с вами об этом как раз и говорили. Для того чтобы реализовать инвестпроект, необходимо создать условия, иногда и за счёт федеральных субсидий.  Но мы с вами понимаем, что федеральный бюджет ограничен. С другой стороны, если мы возьмём три наши байкальские территории, то Иркутская область – самый мощный по потенциалу регион.  Как Красноярский край, Томская область, может, и мощнее. Экономический потенциал Бурятии и Забайкальского края, к сожалению, несравним с потенциалом Иркутской области. В тех субъектах мы должны стимулировать точки роста. Проектам Забайкалья и Бурятии  нужна федеральная поддержка. А в Иркутской области нужно выявить внутренние резервы.  Мне понятно, где их можно найти, и мы говорили об этом с иркутским губернатором. 

– Вот известный парадокс: когда жизнь победнее, это заставляет как бы двигаться, крутиться, думать об инвестпрограммах. Это я про соседей…

– Мы с вами понимаем, что в одном субъекте потенциал исчерпан, а в другом этот потенциал до конца не раскрыт. Иркутской области надо разобраться со своим потенциалом, со своими возможностями и после этого уже идти с инвест­проектами – а они есть – на федеральный уровень. Но важна обоснованность обращений. И если мы говорим, что есть выпадающие доходы, то нужно их получить и потратить, к примеру, на создание инфраструктуры. Надо у себя сначала поискать и потом, после того как у себя нашли, идти и просить. 

А выпадающие доходы мы найдём в любом регионе. Разница только в суммах.

Каждый губернатор, придя на должность,  должен ставить перед собой задачу повышения  доходной части. Реализация инвестпроектов – повышение доходной части, инвентаризация налогооблагаемой базы – повышение доходной части, оптимизация расходов и так далее. Повышение уровня заработной платы – это повышение доходной части, НДФЛ. Мы создаём преференции для бизнеса, а взамен должны требовать повышения среднего уровня заработной платы работающих людей.

Этих направлений очень много, и они должны быть просчитаны. Поэтому, я думаю, проекты из Иркутской области будут рассмот­рены после того, как такая работа будет проведена. А сейчас упомянутые инвестпроекты Бурятии и Забайкалья – первоочередные. Мы понимаем, какой экономический эффект для этих регионов они могут дать. Больше 30 миллиардов рублей капитальных вложений, более 1000 рабочих мест. Плюс ещё соответствующие инфраструктурные изменения. Никто Иркутскую область обижать не собирается, но подчёркиваю, что в Иркутской области потенциал очень большой – научный, промышленный, производственный, инвестиционный.

– Вы упоминали  важность логистической системы, без которой, конечно, экономика мертва. Что вам докладывают власти Иркутской области в части, каса­ющейся  планируемых действий, связанных с иркутским аэропортом, который – беспрецедентный случай – указом президента России был передан в областную собственность?

– Тема аэропортов  сама по себе сложная. В соответствии с  законодательством взлётно-посадочная полоса остаётся государственной собственностью. Сегодня за счёт средств бюджета развивать аэропорт очень сложно, поэтому надо вдумчиво и строго в рамках законодательства  заводить туда инвесторов, чтобы не потерять конт­роль над стратегически важным объектом. Тем более что ряд таких объектов  –  объекты двойного назначения. Позиция одна: все такие транспортные узлы  должны и будут развиваться. 

– Ещё один вопрос, волнующий и субъекты экономики, и население, потребителей: заявленный как предрешённый  запрет лова рыбы на Байкале.  Есть ли апелляции к полномочному представителю президента в СФО губернаторов Байкальского региона в качестве реакции на подготовленный проект новых правил лова омуля и их консолидированная позиция? 

– Проблема сохранения биоресурсов  существует. Байкал – нацио­нальное достояние, и мы должны задуматься над тем, что оставим в наследство потомкам. Если не помогает квотирование, возможно, нужна приостановка промышленного лова. Именно промышленного, а не любительского, потому что это часть жизни многих людей, в том числе представителей коренных народов. Байкал, его биоресурсы, его природу надо сохранить, а иначе история нас осудит. 

Потрогать своими руками 

– Такая историческая аллюзия. Чуть более 200 лет назад сибирский генерал-губернатор, выдающийся государственный деятель Михаил Михайлович Сперанский (в Иркутске только что установлен ему прекрасный памятник), прибыв по рескрипту императора  управлять Сибирью, первые несколько месяцев объезжал вверенные ему территории. Я наблюдал за вашим рабочим графиком и знаю, что вы делали то же самое с тем лишь отличием, что в целом ряде субъектов бывали уже не один раз. Понятно, что скорость передвижения у вас много выше, чем у Его Высокопревосходительства, и в отличие от него вы име­ете возможность летать по делам в столицу. 

У вас сформировалось базовое отношение к субъектам СФО, отложилась их специфика, общее и особенное? Как вы оцениваете качество регионального менеджмента, есть ли главы регионов, показывающие особую эффективность или неэффективность?

– Думаю, нужно воздерживаться от аналогий, у каждого своя судьба, у каждого своя жизнь, у каждого свой жизненный путь и предна­значение. Можно знакомиться с округом разными путями.  У нас есть паспорта субъектов, можно почитать. Другой метод: не читать, а посмотреть своими глазами, сформировать личное впечатление. Третий  – совместить то и другое.  Чтобы понять ситуацию в любом месте, где бы ты ни работал, надо сначала  получить любую доступную информацию, а потом своими глазами всё увидеть, с людьми поговорить. Тогда можно сделать  определённые выводы с учётом личного опыта, впечатлений. Если я хочу в чём-то разобраться, я должен узнать об этом, посмотреть на это, своими руками потрогать, то есть погрузиться в тему. 

Вот  сегодня я представляю, что такое Дудинка, что такое Хатанга, Диксон, представляю, что такое Норильск. Когда мне начинают рассказывать что-то, не соответствующее действительности, это не проходит. Вот, допустим, в Дудинке уже два раза подряд котельная останавливалась. В 2015 году в январе, в 2016 году дважды. Почему? Она, казалось бы, запитана из двух независимых источников. Эти два независимых источника идут по одним опорам. Но как они могут быть независимыми, если две линии идут по одним опорам?!  Если бы я это не увидел, то поверил бы тому, что мне сказали. 

Когда мы рассматривали проблему обманутых дольщиков, я задал вопрос одному должностному лицу: «А вы сами были на площадке?» – «Нет». – «А если вы сами не были на площадке, своими глазами не увидели, не поговорили с пострадавшими людьми, с застройщиком, как вы можете заявлять, что ситуация нормальная. Ну как?» 

Поэтому первая задача, которую я себе поставил, – все регионы объехать. И, конечно, нужно  не только по столицам субъектов проехать. Я  расширяю географию, по возможности, конечно. В некоторых регионах я был уже несколько раз, в некоторых по одному разу, но и туда ещё приедем, потому что есть такое понятие – сосредоточение основных усилий. Там, где много проблем, надо и сосредотачивать усилия. Сейчас у нас в Забайкалье «горячо» – в первую очередь по зарплате. Мы частично и  в большей степени, скажем так,  из внутренних резервов уже нашли выход. 

– Сергей Иванович, вы упомянули состояние теплоисточников в разных регионах. В Иркутской области  очень острая проблема была и частично продолжается – это Вихоревка и Эдучанка. Ровно то же самое: тоже котлы, тоже люди… Зима почему-то бывает в Сибири. Почему эксцессы повторяются год за годом? 

– Я вам могу сказать так. Там, где люди работают реально, а не на бумаге, сбои бывают, но это сбои не системные и не критичные. 

А  Вихоревка звучит  снова и снова. Мною вопрос должностным лицам  задан, и будут определённые последствия. Во всяком случае, с председателем правительства Иркутской области я по Вихоревке разговаривал. Некачественно выполнены работы по подготовке к зиме,  сейчас их в экстренном режиме проводят. Ремонтируют котёл зимой, хотя котёл к зиме должен быть готов. 

Сегодня надо людям дать тепло, а  разбор полётов –  он будет. Кто-то кого-то на этапе подготовки обманул или ввёл в заблуждение, а страдают  люди. Мы сейчас решим проблему с теплом, а затем спросим с недобросовестных людей. Меры будут приняты, в том числе и в рамках уголовного законодательства. 

Не размывать ответственность 

– Должна ведь быть вертикаль ответственности?

– Должностное лицо, которое за всё отвечает в конечном итоге, – губернатор. Надо знать проблемные точки и держать их под особым контролем. Не только по докладам, но и лично – побывав на объектах. В одном из регионов мы заехали на котельную. Только в регионе о том, что мы туда поедем, узнали в самый последний момент. И мне потом говорят: «Сергей Иванович, хорошо, что вы заехали, хоть дорогу отсыпали». Если бы на таких проблемных объектах люди понимали и что губернатор может приехать и проверить подготовку, в любом случае бы встрепенулись. А если бы не встрепенулись, должностное лицо приняло бы соответствующее кадровое решение. 

Когда уже есть негативная история, надо прийти и понять, в чём системная ошибка, кто не хочет выполнить те обязанности, которые на него возложены. Если  не хочет или не может, надо найти другого, который это сделает. Сейчас мы решаем вопрос по Рубцовску. Там есть проблемы у собственников  – но  ТЭЦ-то работает. Обязательства перед людьми должны выполняться. 

– Ещё об ответственности. Вы специально прилетали в Иркутск и занимались ситуацией на месте. Я о гибели ребятишек в Черемхове. И сейчас, я знаю, вы опять к этой теме возвращались. Но я всё равно не могу не сказать, что долж­ностные лица регионального уровня явно не чувствуют себя ответственными за случившееся. Минздрав региона, который проводил так называемую независимую экспертную оценку учреждений здравоохранения, в рамках которой на прекрасном месте  была та самая черемховская больница. Областное минсоцзащиты, в ведении которого находились несчастные дети… 

– Сегодня работают правоохранительные структуры,  и поэтому мы должны дождаться их выводов, после чего будут приняты меры. Нужно разобраться, кто создал условия для этой трагедии, что это –  бездействие, непрофессионализм, преступная халатность?  Уверен, будет определена степень виновности каждого на всех уровнях. 

– О стиле вашего управления. Я  служил солдатом-срочником уже немало лет назад и имею некоторое представление о том, каковы  высокого ранга командиры и начальники. Сейчас я  говорю с человеком, который, кажется, в очень небольшой степени склонен использовать  административный рык, столь, казалось бы, свойственный человеку, десятилетия служившему в Вооружённых Силах. Вы как-то себя перековали, когда перешли на гражданскую государственную службу, или так было и раньше?

– Я ни в коем случае себя не перековывал. В армии, принимая управленческие решения, командир тоже полагается на специалистов. На моём нынешнем участке работы первое – понять проблемы и глубоко в них разобраться. Посмотреть  своими глазами, почитать про эти проблемы, в том числе и в средствах массовой информации, послушать главу региона и после этого искать пути решения. Мне нравится стиль работы главы Томской области Сергея Анатольевича Жвачкина. Во-первых, он во все проблемы погружён, во-вторых, он может вокруг себя собрать людей – и бизнес-сообщество, и промышленность с производством, и науку, и общественность. 

Многое зависит от грамотно расставленных приоритетов, распределения функций между губернатором, его замами, министрами, департаментами, Но наиболее важные направления, от которых зависит социальная стабильность, экономически значимые направления должны быть под личным контро­лем губернатора. Тогда успех будет. 

– Возвращаясь к началу нашего разговора: есть ощущение, что уровень внимания первых лиц  государства к проблемам  развития Байкальского региона резко вырос в последнее время. Есть ощущение, что следующий год может стать годом какого-то существенного прорыва. Так ли вы это видите? Что-то начнёт меняться?

– Я бы не стал говорить «год прорыва», всё значимое имеет определённый срок реализации. Но это будет год движения вперёд. Нам нужны не всплески, а системность. Системная работа на всех территориях. В стабильных регионах – дать новый импульс развитию, в проблемных – стабилизировать ситу­ацию. 

Это касается и нашей арктической зоны. Наши планы реальны, аргументированны и поддержаны на федеральном уровне. Попозже мы  поговорим о результатах этой работы.

– Это хороший аванс на следующую встречу. Спасибо, Сергей Иванович, за разговор.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер