издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Все крыши Батуми были его»

Потомки Константина Сибирякова рассказали о неизвестных фактах жизни представителя иркутского купеческого рода

Когда речь заходит о представителях последнего дореволюционного поколения рода золотопромышленников и меценатов Сибиряковых, героями исследований и фильмов обычно становятся братья Иннокентий и Александр. Их средний брат Константин Михайлович, как правило, остаётся в тени. Однако именно его внуки и правнуки остались единственными прямыми наследниками и продолжателями известной фамилии. Иркутский историк, старший научный сотрудник Музея истории города Иркутска Наталья Гаврилова установила с ними связь и выяснила некоторые подробности о жизни Сибиряковых – наших современников.

Наследие иркутских купцов и золотопромышленников Сибиряковых историкам ещё предстоит детально изучить. В последнее время идёт достаточно  активная исследовательская и популяризаторская работа, связанная с именами представителей дореволюционного поколения Сибиряковых.  Но, как правило, исследователей интересуют фигуры Иннокентия и Александра  Сибиряковых. 

Собственно, память о Сибиряковых в России не исчезала никогда, хотя Иркутск долгое время  находился на периферии этого движения. В честь Александра Сибирякова в устье Енисея в конце 19 века был назван остров, в 1916 году его имя получил ледокольный пароход, теперь его имя носит теплоход Северного морского пароходства. Команда судна нередко посещает кладбище Кокад, отдавая дань памяти нашему земляку. Наконец, в  1964 году  на карте Москвы, в Свиблово, появилась Сибиряковская улица.

В 2003 году по ныне заброшенному «Сибиряковскому тракту» в Печорском крае прошла военно-патриотическая радиоэкспедиция «Звезда Сибирякова», посвящённая 150-летию со дня рождения Александра  Сибирякова. В том же 2003 году одному из теплоходов Енисейского речного пароходства было присвоено имя «Александр Сибиряков».

Память об Александре Сибирякове давно перешагнула границы России. Например, в Швеции 24 апреля отмечается как национальный праздник. Много лет назад в этот день в город вернулась  «Вега»– судно, на котором Норденшельд совершил свою знаменитую экспедицию. Самое непосредственное отношение к экспедиции и к открытию Северного морского пути имел и Александр Сибиряков, о чём и по сей день вспоминают жители Швеции.  В 2009 году  в Петербурге стартовал международный (Россия, Франция, Финляндия, Швеция) проект «Историческая роль А.М. Сибирякова в освоении Арктических регионов и развитии международного сотрудничества», разработанный Петербургским отделением секции геополитики и безопасности Российской академии естественных наук и Арктической общественной академией наук. 

Об Иннокентии Михайловиче Сибирякове недавно вышел художественный фильм «Иннокентий Сибиряков. Помогите мне, я страшно богат». Уже не один год действует благотворительное общество, которое носит его имя. В ноябре  2005 года  в Петербурге на базе СПбГУ при активном участии Благотворительного фонда имени Иннокентия Сибирякова прошёл XIII Международный конгресс по благотворительности, посвящённый 145-летию со дня рождения Иннокентия Сибирякова. 

В начале июня 2013 года Святейший Патриарх Кирилл посетил Андреевский скит во время своего визита на Афон. Говоря об истории этого святого места, Предстоятель Русской Церкви особо выделил роль схимонаха Иннокентия, пожертвовавшего своё состояние на создание величественного собора.  А 24 июля 2014 года в Иркутске состоялась презентация книги Татьяны Шороховой «Иркутянин-святогорец Иннокентий (Сибиряков). Биографические повествования». И это лишь некоторые мероприятия, посвящённые памяти братьев Сибиряковых.

Уже давно историки задаются вопросом, кто же является продолжателем династии Сибиряковых. Последнее дореволюционное поколение составляли три сестры – Ольга, Анна и Антонина – и три брата – Александр, Константин и Иннокентий. Лишь один из братьев оставил после себя наследников. Все остальные династические нити либо оборвались, либо были потеряны. Ольга вышла замуж за князя Вяземского, сменила фамилию и, очевидно, в дальнейшем должна ассоциироваться с этим родом. Антонина умерла в возрасте 20 лет, и в память о ней было построено здание нынешнего Музея истории города Иркутска. Первоначально здесь располагалось учебное заведение для девочек и мальчиков, затем советская общеобразовательная школа. Младшая, Анна, замуж не вышла, и детей у неё не было. 

Что касается братьев Сибиряковых, то Александр Михайлович не был женат и умер бездетным. У Иннокентия, по одной из версий, имелись внебрачные дети. Однако не осталось никаких сведений об их судьбе. Известно, что их мать отказалась от брака с Иннокентием Михайловичем. Логично предположить, что дети не сохранили фамилию отца и память о своих предках по мужской линии. Изучение жизни Иннокентия Михайловича осложняется тем, что его личный  архив и документы остались на Афоне. Именно там он окончил свой жизненный путь, приняв  великую схиму. 

– В связи с активизацией интереса к фигуре Иннокентия Михайловича на Афон ездят православные историки, исследователи, – говорит Наталья Гаврилова.–  Однако новые документы пока не опубликованы. Мы можем располагать лишь чьим-то  изложением событий. Для историка это не может являться источником достоверной информации.  Историку прежде всего необходимо увидеть документ. 

Насколько можно судить по имеющимся  в распоряжении специалистов фактам, даже если от Иннокентия остались наследники, вряд ли они сегодня осознают, к какому роду принадлежат. 

Средний брат

И тут на первый план выступает средний брат – Константин Михайлович. Дважды он был  женат. От первого брака у него родилась дочь Варвара. К сожалению, девочка была больна чахоткой. Эта болезнь погубила мать Константина Михайловича, от неё же  на Афоне умер Иннокентий Михайлович. Пытаясь спасти ребёнка от болезни, которая стала семейным проклятием, Константин Михайлович увозит семью в поисках более благоприятного климата. Выбор пал на приморский город Туапсе. 

Под Туапсе Сибиряковы поселились в  прекрасном имении, от которого на сегодняшний день мало что сохранилось. Однако сама фамилия Сибиряковых в тех местах известна, наследие их изучается. Нужно отметить, что и в этом южном городе Константин Михайлович не отступал от традиций иркутских меценатов и очень щедро вкладывал деньги в социальные проекты.

До сих пор сохранился старинный дом Сибиряковых. От поместья берёт своё начало улица Сибирская, которая затем становится частью федерального тракта. Местные краеведы утверждают, что название улицы произошло как раз от фамилии Сибиряковых. 

Через некоторое время имение в Туапсе Константин Сибиряков продаёт и переезжает в Батуми. Можно предположить, что для девочки там были ещё более благоприятные климатические условия. Но убежать от смерти не удалось: в Грузии умерли дочь и первая жена Константина Михайловича. Родные могилы навсегда привязали его к этой земле, и Батум стал последним городом в судьбе Сибирякова. 

Константин Михайлович заключил новый брак с дамой моложе его самого  на 30 лет, бывшей курсисткой Бестужевских женских курсов. Интересно, что в своё время  Сибиряковы принимали деятельное, в том числе и финансовое, участие в становлении этих курсов. Женою сибирского золотопромышленника стала Юлия Ивановна Лазович, происходившая из знатного сербского рода. Например, её дед являлся одним из руководителей сербского освободительного движения на Балканах против османского ига. 

– Но вернёмся к Юлии Ивановне, – говорит Наталья Гаврилова. – Вместе с мужем они поселились в Батуми, где у них было огромное поместье. В 1915 году в семье родился  единственный сын Игорь Константинович Сибиряков. 

Становление советской власти стало тяжёлым временем для богатой купеческой семьи. Константина Михайловича не раз арестовывали, выпускали, а затем снова арестовывали. Поместье было разорено. Юлия Ивановна с пятилетним сыном бежала в Баку. Сам Константин Михайлович вынужден был скрываться. 

– По свидетельству наследников, все местные жители стояли за Сибирякова горой и помогали ему, чем могли, поскольку знали его как большого благотворителя, – рассказывает Наталья Гаврилова. – Первое, что мне сказали его потомки: «Все крыши Батуми были его». Я не сразу смогла понять эту фразу. Оказалось, что при строительстве домов он крыл крыши за свой счёт всем, кто в этом нуждался. 

Советской власти было известно, что Константин Сибиряков принадлежит к богатейшему роду золотопромышленников, поэтому у него долго пытались найти золото. Однако сделать это никак не получалось. Есть свидетельства о том, что несколько раз местные жители его буквально выкупали из тюрьмы. После очередного ареста его дом был полностью разграблен. Можно лишь догадываться, какие культурные ценности были вынесены или уничтожены. 

Испытания того периода стали серьёзной психологической травмой, от которой Константин Михайлович так и не смог оправиться. После этого след  Константина Михайловича Сибирякова теряется вовсе. Ни его потомки, ни историки не знают точной даты и места его смерти. Неизвестно также, где он был похоронен, сохранилась ли его могила. 

Последние из Сибиряковых

Но история Сибиряковых на этом не заканчивается. Юлия Ивановна вместе с сыном поселилась в Батуми. Здесь Игорь окончил школу, а потом Батумский институт нефти и газа. В 1939 году, будучи молодым человеком, он был призван на фронт и оказался задействован в советско-финской войне. 1941-й Игорь Сибиряков встречает в чине лейтенанта. Все дороги Великой Отечественной войны потомок иркутских золотопромышленников  прошёл от начала и почти до самого конца. Два ордена Отечественной войны второй степени, один – первой степени, контузия, тяжёлое ранение с ампутацией левой ноги – таков был его личный итог войны. 

Сибиряков служил в легендарном 4-м Кубанском казачьем кавалерийском корпусе, который в 1942 году получил звание гвардейского. К 1944 году Игорь Константинович был начальником  разведки 68-го Отдельного гвардейского миномётного Одесского краснознамённого дивизиона имени Александра Невского. В 1943 году Сибиряков был контужен, но фронт не покинул. В ноябре 1944 года его родной корпус получил ещё одну награду – орден Ленина – за овладение крупнейшим венгерским центром Дебрецен. 25 декабря 1944 года приказом по 4-му гвардейскому казачьему кавалерийскому Кубанскому корпусу, который уже заслуженно именовался «ордена Ленина»,  Сибиряков в числе прочих был представлен к ордену Отечественной войны II степени. Тогда в его гвардейском корпусе эту награду получили только 37 человек.

В последних боях за Будапешт Игорь Сибиряков получил тяжёлое ранение, в результате которого пришлось ампутировать левую ногу. Будапештская операция оказалась одной из самых тяжёлых, она продолжалась  с 29 октября 1944 года по 13 февраля 1945-го. Очевидно, Игорь Сибиряков принимал в ней непосредственное участие,  поскольку покинул фронт только во время последних сражений.  За Будапешт он был представлен к ордену Красной Звезды, а в последующем – ко второму ордену Отечественной войны II степени. 

Юлия Переломова в «Восточно-Сибирской правде» уже писала о судьбе Игоря Сибирякова настолько подробно, насколько позволяют это сделать открытые источники и военные документы. Опираясь на скудные строчки официальных документов, можно сделать главный вывод – Игорь Сибиряков оказался достойным потомком славного рода, не посрамившим честь своих предков и ещё раз доказавшим, что иркутяне не зря  им гордятся. 

Наши дни

Историки в Туапсе уверены, что улица Сибирская берёт своё название от фамилии Сибиряковых

Госпиталь, в котором Игорь Сибиряков заканчивал лечение, находился во Львове. Здесь он и остался, заново начав строить свою послевоенную жизнь.  Вскоре после войны женился, в семье родились две дочери – Евгения и Светлана.

– Мне удалось связаться с дочерьми Игоря Константиновича и получить от них информацию о судьбе их отца и деда, – рассказывает Наталья Гаврилова. – Но основная работа у нас ещё впереди. 

Именно Светлана и Евгения, а также их дети являются сегодня единственными прямыми потомками иркутских золотопромышленников Сибиряковых. Дочери Игоря Константиновича после замужества не сохранили родовую фамилию. 

Однако внука Евгении Игоревны в честь прадеда нарекли Константином. А Светлана Игоревна с мужем, ныне живущие в Австралии, на семейном совете решили, что по достижении совершеннолетия их сын примет славную фамилию предков. Теперь где-то по далёкому Сиднею  ходит 30-летний Евгений Сибиряков, правнук знаменитых иркутских золотопромышленников и меценатов. 

– Они знают историю своих предков и гордятся ею, – рассказывает Наталья Гаврилова. – И очень рады, что есть кому эту историю продолжить. 

Кстати, благодаря потомкам Сибиряковых удалось найти портрет Константина Михайловича, а также  новые фотографии Александра и Иннокентия. До сих пор в распоряжении историков имелись  портретные изображения только двух братьев – Иннокентия и Александра. Но никто не знал, как  выглядели Анна, Ольга, Антонина и Константин. Благодаря семейному архиву потомков у иркутских историков появились новые, очень ценные фотографии. В первом квартале 2017 года Музей истории города Иркутска подготовит к печати буклет, где  будут представлены новые страницы истории рода Сибиряковых, появление которых в значительной степени стало возможным благодаря установившимся связям с потомками Константина Михайловича Сибирякова. Достойное место в издании займут и ранее неизвестные фотографии Сибиряковых.

Читайте также
Свежий номер
Актуально
Фоторепортажи
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер