издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Взаймы без отдачи

На приманку «Департамента вкладов и займов» клюнули не только иркутяне

Организаторы очередной финансовой пирамиды пытаются уйти от уголовной ответственности с помощью дыр в процессуальном законе. И, похоже, у них это неплохо получается.

Речь идёт о кредитном потребительском кооперативе «Департамент вкладов и займов», который был создан в Иркутске в январе 2005-го и просуществовал четыре года. С октября 2009 года учредитель и председатель финансовой организации Виталий Ремезов находится под следствием по обвинению в мошенничестве в особо крупном размере (ч. 4 ст. 159 УК РФ). Вместе с ним обвиняемым по делу проходит Игорь Интигринов, гендиректор ЗАО «Форум Капитал», ЗАО «Система развития регионов» и председатель правления кредитного потребительского кооператива «Региональный сберегательный центр». Следствие считает, что он вступил в предварительный сговор с Ремезовым, чтобы осуществить вывод денег вкладчиков через руководимые им аффилированные структуры.

Бизнес на пустом месте

На приманку в виде неоправданно высоких процентов по вкладам откликнулось порядка 2,5 тысячи человек, признанных потерпевшими по уголовному делу. Это не только иркутяне. С июля 2005 по декабрь 2009 года «Департамент вкладов и займов» принимал также деньги от населения в филиалах, созданных в Ангарске, Братске, Улан-Удэ и Красноярске. Друзья-финансисты сумели увести у жителей нескольких регионов, легализовать и присвоить как минимум 323, 4 миллиона рублей. И это не считая обманутых той же компанией почти на 50 миллионов рублей забайкальцев, проходящих по уголовному делу о мошенничестве, которое уже слушается в читинском суде. 

Представитель инициативной группы потерпевших Виталий Ланской рассказал: «Отделения «Департамента» создавались и в других регионах, в том числе Москве и Краснодарском крае. Но о деятельности этих «дочек» иркутских финансистов мало что известно, поскольку просуществовали они недолго. В конце концов все детища Ремезова были признаны банкротами». Сам Виталий Ланской повёлся на обещания махинаторов о выплате по вкладу 32% годовых на трёхлетний период, поддавшись уговорам престарелой матери. И ни три высших образования (юридическое, экономическое и техническое), ни опыт работы арбитражным управляющим не помешали ему стать жертвой организаторов финансовой пирамиды. Уж больно заманчивыми были обещания.   

Иркутским «Департаментом вкладов и займов» сейчас занимается Следственная часть Главного Следственного управления ГУ МВД России по Иркутской области. По словам следователя по особо важным делам подполковника юстиции Елены Бердановой, в производстве которой находится дело об очередной пирамиде, проведено около двух десятков экспертиз – почерковедческих, компьютерных, бухгалтерских и финансово-экономических. Причастность обвиняемых к тяжкому преступлению в полном объёме подтверждается собранными доказательствами. 

Вкладчики, со своей стороны, по словам Ланского, тоже проводили проверки и нанимали экспертов. Потерпевшие выяснили, что бизнес, разоривший тысячи людей, затевался как семейный. Кроме Ремезова учредителями кооператива стали его жена, сестра и тёща. Они же занимали должности исполнительного директора и кассира. Финансовая пирамида была организована буквально на пустом месте. Уставный капитал, как следует из протокола учредительного собрания, составил всего 15 тысяч рублей. А вскоре эта семейка вместе с приближёнными ворочала уже миллионами. Схема отъёма денег у населения была незамысловатой, её с успехом использовали и создатели других скандально известных финансовых пирамид. К примеру, действующего в те же годы «Регионального Фондового центра». 

От прочих пирамид финансовая организация, задуманная Ремезовым, отличалась прежде всего названием. Это был тонкий психологический ход – окрестить кредитный кооператив «Департаментом», чтобы возникла ассоциация с госучреждением. Ведь слово «департамент» означает отдел министерства. «Расчёт был на то, что люди пенсионного возраста привыкли доверять структурам государства, а потому не побоятся отнести нажитое в «департамент», – говорит Виталий Ланской. – Завлечь в сети желающих приумножить свои капиталы помогли агрессивная реклама в СМИ, листовки в общественном транспорте, на вокзалах, в почтовых ящиках. Поскольку деньги полились рекой, на рекламу их не жалели». По подсчётам Виталия Ланского, на протяжении всех четырёх лет ежедневно на рекламу тратилось порядка девяти тысяч рублей. «И это при том, что все четыре года деятельность «Департамента» была убыточной», – добавляет Ланской. 

Инициативная группа потерпевших убеждена, что создатели семейного бизнеса не только не имели реальной возможности выполнить обещания по выплате высоких процентов по вкладам, они с самого начала не собирались возвращать чужие деньги. Оба обвиняемых имеют высшее экономическое образование и не могли не осознавать, что разработанная ими схема деятельности предприятия соответствует принципу финансовой пирамиды. Отсутствие прибыли, рост ежегодных убытков, отражаемых в отчётах, свидетельствуют об их умысле на совершение мошеннических действий. 

Если организаторы РФЦ хотя бы в первые годы деятельности размещали средства вкладчиков на бирже и выплачивали им высокие проценты, то руководители «Департамента» не отвлекались на подобные мероприятия. Инициативная группа потерпевших уверена, что схемы отмывания денег начали применяться сразу. 

Запутанные следы

19 мая 2009 года по решению Арбитражного суда Иркутской области в отношении «Департамента вкладов и займов» введена процедура наблюдения, применяемая при банкротстве. 23 ноября того же года должник признан банкротом, открыто конкурсное производство. Сменилось несколько конкурсных управляющих, но принять в ведение имущество должника оказалось делом сложным. Следы исчезнувших миллионов выглядели очень запутанными. Пирамида под названием «Департамент вкладов и займов» была выстроена как всероссийская система, которой руководят одни и те же люди. Арбитражные управляющие насчитывали в то время более десятка одноимённых фирм от Краснодара до Улан-Удэ. Организаторы пирамиды скрывались от следствия и арбитражных управляющих, с ними не могли связаться. Пока в одном регионе возбуждалось уголовное дело, в другом население продолжало нести в «Департамент» деньги. Результатом работы арбитражных управляющих стало возвращение 2,5 миллиона рублей. На электронных торгах была реализована залоговая недвижимость – квартира в Иркутске. Но деньги пошли на зарплату самих арбитражных управляющих и покрытие необходимых для процедуры затрат. Пайщики не получили ни копейки. 

Уже через месяц после введения процедуры наблюдения иркутские пайщики решили самостоятельно разбираться с финансовыми проблемами кооператива. Переизбрали директора, вскрыли офис на улице Дзержинского, забрали бумаги. По требованию инициативной группы в ноябре 2009 года был выполнен анализ финансового состояния кооператива ДВиЗ независимой аудиторской фирмой ООО «Эконом-Аудит». Документальную проверку проводила и комиссия, в состав которой, кроме Ланского, вошли ещё два бухгалтера с высшим экономическим образованием и стажем по специальности порядка 40 лет. Кроме того, пострадавшие инициировали экспертизу, подтвердившую в результате «несопоставимость» подписей на некоторых финансовых документах и фальсификацию приходных ордеров. 

В акте ревизии речь идёт о 200 миллионах рублей, не отражённых в отчётах. О том, что проценты от займов зачастую не приходовались в кассу. О десяти миллионах рублей займа, которые не вернул владелец магазинов, торгующих изделиями из золота. О необоснованно завышенных расходах. (К примеру, миллионы ушли на консультации, в то время как в штате был свой юрист. В актах выполненных работ не указывались объёмы, была только запись «Работы выполнены».) Проверяющие насчитали девять фирм, куда уводились деньги вкладчиков. Эти организации якобы предоставляли услуги по рекламе, консалтингу, транспортному обслуживанию, субаренде и т.д. Некоторые, в том числе КПК «Региональный сберегательный центр», были зарегистрированы по тому же адресу, что и «Департамент вкладов и займов». «Арбитражный суд Иркутской области ещё в мае 2010 года своим решением обязал РСЦ вернуть «Департаменту вкладов и займов» более 50 миллионов рублей. Но к тому времени «Региональный сберегательный центр»  благополучно переехал в Читу, а затем перебрался в Улан-Удэ», – пишут потерпевшие в обращении к президенту, председателю правительства страны и генпрокурору. 

Иногда затраты были не мнимые, но к деятельности кооператива не имели отношения – заграничные командировки, приобретение дорогостоящей аппаратуры, заправка и ремонт личных автомобилей. Руководство приобретало движимое и недвижимое имущество, которое тут же бесследно исчезало. Ловкачи даже умудрялись «брать в аренду» собственные транспортные средства. За четыре года они списали четыре легковых автомобиля, не затрудняя себя оформлением комиссионных актов разборки или документов сдачи на металлолом. Ещё более циничный способ легализации похищенных капиталов – получение займов под низкие проценты лично руководителями, их родственниками и приближёнными. Эти так называемые займы не возвращались. 

Члены семейства Ремезова, если верить бухгалтерам из числа потерпевших, вообще залезали в кассу «Департамента», словно в собственный карман. Они заключали многочисленные договоры займа на десятки миллионов рублей под льготные проценты и не исполняли обязательства по возврату долгов. 

По убеждению инициативной группы потерпевших, организаторы пирамиды рассчитывали, что вкладчики со временем, после судебных тяжб и безуспешных попыток арбитражных управляющих отыскать имущество банкрота, смирятся с потерей вложенных накоплений. А уйти от уголовной ответственности удастся с помощью прорех в уголовно-процессуальном законодательстве. Для этого нужно всего лишь затянуть расследование дела и дождаться истечения срока давности. 

За спиной Закона

На приманку
в виде неоправданно высоких процентов
по вкладам откликнулось порядка
2,5 тысячи человек, признанных потерпевшими по уголовному делу

Все участники уголовного судопроизводства были уведомлены об окончании предварительного следствия ещё в апреле прошлого года. Но в суд уголовное дело по мошенничеству до сих пор не поступило. С 12 мая 2015 года и по сей день с ним знакомятся адвокаты Ремезова и Интигринова. Сами же обвиняемые перечитывать материалы о том, как они обманывали вкладчиков и присваивали деньги пенсионеров, отказались. Видимо, уверены, что отвечать им не придётся. 

Срок предварительного следствия неоднократно продлевался уже после окончания всех следственных действий. Адвокаты обвиняемых Александр Фахрутдинов и Ирина Ульянова не торопились знакомиться с материалами дела, читали не торопясь страницу за страницей, даже если там просто перечислялись фамилии потерпевших. Следствие вынуждено было ходатайствовать перед Кировским районным судом об ограничении срока ознакомления с делом защитников. Суд удовлетворил просьбу лишь в отношении адвоката Ульяновой, и обвиняемый Интигринов тут же заменил её на нового защитника – Ирину Френкель. Поскольку она за целый месяц не нашла времени или охоты хотя бы  приступить к чтиву о пирамиде, следствие ввело адвоката по назначению Анну Россову. Потом в суд поступали очередные ходатайства об определении предельного срока ознакомления с делом, суд удовлетворял не каждое. Но, если выходило решение с ограничением срока, обвиняемые тут же производили рокировку защитников. Новому адвокату приходилось углубляться в изучение изложенных в деле махинаций с первого листа. Как говорится, тяни мочало, начинай сначала. 30 ноября Ремезов написал заявление о вводе очередного защитника. Время идёт, тактика затягивания судопроизводства работает. Она, кстати, не является изобретением руководителей «Департамента вкладов и займов». Тот же механизм срыва, по сути, уголовного процесса, превращения его в фарс использовали и создатели пирамиды под названием «Иркутский финансовый центр» Алексей Решетников и Андрей Кузнецов. Им удалось благополучно избежать уголовной ответственности в связи с истечением срока давности инкриминируемого преступления.  

Наконец в Кировский районный суд Иркутска направил иск представитель инициативной группы потерпевших Виталий Ланской. Он просил ограничить в сроке ознакомления с делом не только действующих адвокатов, но и последующих – тех, кого обвиняемые сочтут нужным ввести в дальнейшем. Ланской считает ссылки защитников на большой объём материалов необоснованными. 378 томов уголовного дела на 90 процентов состоят из однотипных документов – договоров по вкладам, которые заключал каждый из 2,5 тысячи пострадавших. Суть дела изложена в сотне томов, и их изучают уже 17 месяцев. За это время можно было каждую букву на сто рядов даже под лупой разглядеть. Однако суд отказал в ограничении сроков ознакомления с материалами дела последующими адвокатами. Закон не запрещает обвиняемым менять защитников как перчатки и затягивать процесс в свою пользу. Это называется «правом на получение квалифицированной юридической помощи».  

Удивительно, но факт – государство защищает мошенников, помогая им избежать реального наказания до 10 лет лишения свободы. И никого не интересует, что при этом нарушаются процессуальные права нескольких тысяч потерпевших. Люди лишаются доступа к правосудию в разумные сроки, по сути, у них отнимают надежду на судебную защиту. Многие пожилые вкладчики уже умерли, не дождавшись суда над теми, кто их обокрал.  

Конечно, тут можно вспомнить о том, что они сами полезли в мышеловку в надежде на халявный сыр. Но потерпевшие винят в своих бедах и государственные органы. По их мнению, нарушен ФЗ-117 «О кредитных потребительских кооперативах граждан», но контролирующим органам до этого не было дела. В обращении на имя руководителей государства потерпевшие предлагают при создании кредитных потребительских кооперативов предусмотреть минимальный размер уставного капитала в сумме 50 миллионов рублей. Они хотят вернуть в Уголовный кодекс институт конфискации по статьям за экономические преступления и отменить по ним сроки давности. Жертвы финансовой пирамиды также просят законодательно запретить кредитным потребительским кооперативам работать с деньгами физических лиц либо предусмотреть защиту прав вкладчиков в виде компенсации, как в организациях Центробанка. Уж если государство так печётся о правах обвиняемых, пусть оно озаботится немного и защитой честных, хотя и чересчур доверчивых людей.

Читайте также
Свежий номер
События
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер