издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Каскад различных аномалий»

  • Автор: Георгий Борисов

Зима в Иркутской области была специфичной, весна обещает быть противоречивой. Как непривычно холодные октябрь и ноябрь сменили тёплые декабрь, январь и февраль, так и погода в течение марта может быть неустойчивой. При этом синоптики прогнозируют, что температура в первом месяце весны будет чуть выше нормы. А в МЧС готовятся к паводкам и лесным пожарам.

Зима 2016-2017 годов, закончившаяся только по календарю, как минимум для одного отдельно взятого региона Восточной Сибири была весьма специфичной. «Первая её треть изобиловала каскадом различных аномалий», – сообщил журналистам начальник отдела агрометеорологических прогнозов Иркутского управления по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды Владимир Гонтарь. Достаточно сказать, что началась она невероятно рано: в областном центре – на 19 дней до среднего многолетнего срока, в целом по Приангарью – за 10–16 дней до его наступления. Где-то снег лёг уже 13 октября. За все годы регулярных синоптических наблюдений такое произошло только один раз – в 1968 году.

Нетипичные для этого времени года холода стояли в декабре и держались до 24 ноября. Следующие три месяца, напротив, оказались неожиданно тёплыми. Именно они определили погоду в течение всей зимы – средняя температура воздуха в Иркутске за неполные пять месяцев составила 10,7 градуса ниже нуля. Это холоднее, чем в 2015 году, который для Северного полушария Земли стал самым тёплым в истории регулярных метеорологических наблюдений. Но на 0,8 градуса теплее нормы. «Одна из таких температурных аномалий появилась буквально в самом конце февраля, – заметил Гонтарь. – 26 числа температура воздуха в Иркутске повышалась до плюс 6 градусов». Если брать данные за последние сто лет, подобное было зафиксировано семь раз. Этого достаточно для статуса аномалии, которой считается погодное явление повторяемостью менее 10%.

И полутора норм мало

Февраль оказался и непривычно снежным – за 28 дней выпала полуторамесячная норма осадков. Но это лишь звучит впечатляюще. «Норма февраля – самая маленькая в году», – уточнила начальник отдела гидрометеорологических прогнозов Иркутского УГМС Юлия Янькова. Для Иркутска, в частности, она составляет 9 мм. При этом за первую декаду нынешнего февраля в городе выпал всего 1 мм осадков. Вторая декада (вернее, несколько дней из неё) принесли ещё 6 мм. Столько же снега выпало и в неполную третью декаду, если быть точным, в ночь на 24 февраля. «Декадная норма составляет 3 миллиметра, – добавил Гонтарь. – Она очень маленькая, так что двойная норма – это немного».

Настолько немного, что, по данным Главного управления МЧС России по Иркутской области, во время двух февральских снегопадов обошлось без перекрытия федеральных и региональных автодорог, расположенных на территории Приангарья. Бурятский центр по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды, в свою очередь, в обзоре погоды за последнюю неделю февраля сообщает о «небольшом снеге», прошедшем местами, и умеренных снегопадах в Иволгинском, Тарбагатайском, Селенгинском районах и Улан-Удэ. Количество осадков там достигло 3–5 мм, что превышает месячную норму февраля в два-три, а в Селенгинском районе – в четыре раза. Но, как и в Иркутской области, никакого транспортного коллапса это не вызвало.

Чего не скажешь, к примеру, об Алтайском крае, который наравне с другими регионами Сибири попал под влияние циклонов. Как следует из сводок Сибирского регионального центра МЧС России, вечером 19 февраля «в целях недопущения транспортных заторов» из-за метели и низкой видимости там было ограничено движение на двух участках федеральных и 22 участках региональных дорог общей протяжённостью более 2,2 тыс. км. Для их очистки от снега мобилизовали 218 бригад дорожных служб. Ограничение на одном участке региональной трассы продержалось до 24 февраля. Аналогичная ситуация ранее сложилась в Красноярском крае: 17-18 февраля «в превентивных целях» было ограничено движение всех видов транспорта на 47-километровом участке федеральной дороги Дудинка – Алыкель и 30-километровом отрезке дороги местного значения Норильск – Алыкель.

Сгорит, но не утонет. И наоборот

Погода в первой декаде марта, по словам Яньковой, также ожидается неустойчивой. Как минимум в Иркутской области. «Это будет связано с прохождением, достаточно частым, атмосферных фронтов по территории Прибайкалья, – пояснила она. – Ожидаются осадки в виде снега, в дневные часы на западе и юге области – в виде мокрого снега». Температура воздуха в марте (с климатической точки зрения он ещё считается зимним месяцем, в том же Иркутске среднесуточная температура обычно поднимается выше нуля 9 апреля) будет чуть выше нормы. По предварительному прогнозу – на один-два градуса. Хотя в первой половине месяца возможны и похолодания.

При этом на большей части территории Иркутской области, за исключением гор и предгорий, накопление запасов снега уже завершилось, а где-то они и вовсе начали таять. «Наши гидрологи считают их по бассейнам рек, и картина достаточно пёстрая, – рассказал Гонтарь. – На левобережных притоках Ангары они, насколько я помню, выше нормы, на Лене – в её пределах». Авторы прогноза чрезвычайной обстановки на территории страны в 2017 году, который МЧС России опубликовало в конце января, исходят из того, что толщина льда на Лене, Киренге и Нижней Тунгуске превышает средние многолетние значения. Это «создаёт предпосылки к формированию сложной заторной обстановки». «В случае низких снегозапасов, понижающих транспортирующую способность рек, вероятен сценарий, при котором произойдёт формирование длительных по времени ледовых заторов и высоких заторных подъёмов уровней воды», – заключают они. И добавляют, что масштабы угроз чрезвычайных ситуаций во время весеннего паводка можно будет оценить после того, как закончится снегонакопление в водосборах рек, стабилизируется толщина льда и глубина промерзания почвы. То есть в марте.

Если с высокой точностью говорить о поведении рек, берущих начало на возвышенности, пока рано, то об опасности схода лавин в горах Восточного Саяна и Южного Прибайкалья метеорологи уже предупреждают. А спасатели готовятся к пожароопасному сезону, который, по сообщению ГУ МЧС России по Иркутской области, на юге региона ежегодно начинается с палов сухой растительности в конце марта. В первой половине апреля количество возгораний возрастает, так что во второй его декаде регистрируются лесные пожары. «Лесные и техногенные пожары в населённых пунктах фиксируются уже с третьей декады апреля, – констатируют в ведомстве. – В конце апреля – начале мая достигается максимум загораний, затем продолжается рост количества лесных пожаров».

В качестве превентивной меры в населённых пунктах Иркутской области обновляют и создают минерализованные полосы, убирают сухую растительность и благоустраивают источники водоснабжения. А в десятых числах марта в регионе планируют ввести особый противопожарный режим. Он подразумевает полный запрет на разведение костров и выжигание сухой растительности, сжигание хвороста на территориях поселений и городских округов, садоводств и дачных посёлков, а также на полосах отвода линий электропередачи, железных и автомобильных дорог.

 

 

Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector