издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Женщины у нас удивительные»

Из почти 1200 работников филиала ТЭЦ-9 более четверти – женщины. И многие из этих представительниц прекрасной половины человечества, вопреки стереотипам, трудятся не в кабинетах, а на производстве. Связисты, аппаратчики химводоочистки, машинисты кранов – это лишь часть специальностей, где они доказали свою компетентность. Причина того, что они занимаются «мужским делом», вовсе не в отсутствии сильных рук: просто есть такие удивительные женщины, которые тяготеют к этой работе. Отвоёвывать мужские сферы представительницы энергетики начинают ещё с университетской скамьи. Каково быть единственной девушкой среди однокурсников, чтобы стать одной из немногих электромонтёров от теплоэнергетики, «СЭ» рассказала Надежда Орлова – новая героиня рубрики «День с профессионалом».

Цеха ТЭЦ-9, расположенной в Ангарске, формально мало чем отличаются от подобных залов на теплоэлектростанциях других городов Иркутской области. Впрочем, это никак не отражается на впечатлении, которое они производят на гостей: многометровые переплетения труб, высокие своды и практически тропические температуры в сибирском климате. Человеку, не привычному к будням теплоэнергетиков, эти индустриальные панорамы кажутся скорее опасными, чем интригующими. Но, успокаивают местные работники, ничего удивительного в этом нет. «Вообще у меня первое время были похожие эмоции, – рассказывает Надежда Орлова. – Особенно когда работаешь, а позади 6-киловольтное оборудование гудит – у меня от этого звука первое время руки тряслись мелкой дрожью. А ещё не по себе было в котельном цехе: всё жужжит – огромное оборудование, мельницы работают. И хотя гонишь от себя всякие мысли, смотришь на какой-нибудь винтик, а в голове мысль: что будет, если он отлетит? И было, честно говоря, страшновато. Но потом успокоилась: тут столько людей отвечает за безопасность, контроль за оборудованием проходит постоянно».

Сегодня Надежда Орлова, электромонтёр группы собственных нужд службы релейной защиты станции, уже без опасений шагает по производственным площадкам. На ТЭЦ-9 вчерашняя выпускница иркутского политеха пришла полтора года назад. От неё на предприятии зависит работа оборудования снабжения: ремонт остановившегося ленточного конвейера по поставке угля, питательных насосов для турбин и других установок. «У меня даже родители до сих пор не понимают до конца, чем я занимаюсь. Как и учителя. Вначале я пыталась объяснить им, в чём суть. Теперь говорю, что обеспечиваю защиту линий и двигателей, чтобы они не сломались. Звучит, наверное, не совсем захватывающе. Но на самом деле это интересно. Территория огромная, везде сложное оборудование – и с большей частью его я уже знакома на деле», – говорит она, поблёскивая металлическим носком на рабочей обуви. «Они тяжёлые, – перехватывает собеседница заинтересованный взгляд корреспондента «СЭ». – Защитный носок нужен, если что-то на ногу упадёт вроде электроинструментов. И ещё подошва толстая – для электробезопасности». Когда электромонтёры релейной защиты находятся на рабочем месте, к их обмундированию добавляются каска, плотная форма и перчатки. «На ТЭЦ в таком виде работать довольно тяжело. Вот бежишь в этом рабочем костюме при 40 градусах тепла, в руках отвёртка, по специальным карманам разные инструменты разложены – хорошее такое утяжеление… Я всегда смеюсь, что это помогает держать себя в форме, – улыбается девушка. – Иногда мне кажется, что это действительно так».

Электромонтёрам релейной защиты в случае, если подконтрольное им оборудование выйдет из строя, порой приходится пройти не одну сотню метров в поисках поломки. «Самый «проблемный» для нас, конечно, цех топливоподачи, – комментирует мастер участка собственных нужд электротехнической лабораторииТЭЦ-9 Василий Глазков. – Представьте ленточный конвейер по доставке угля. Казалось бы, просто двигатель с лентой, но за его работу отвечает целая цепочка выключателей. И каждый нужно проверить, чтобы найти неисправность».

Угольная пыль также вносит свою лепту в возникновение повреждений. Раньше самым проблемным оборудованием, поломка которого заставляла специалистов службы релейной защиты ТЭЦ-9 нервно вздрагивать, был вагоноопрокидыватель. Но благодаря установке нового, более надёжного оборудования «железнодорожный» участок ТЭЦ-9 перестал быть зоной риска: вагоны опрокидываются там по часам.

Мелкий провод

Работать электромонтёрам РЗА группы собственных нужд приходится не только в машинных залах ТЭЦ, но и там, где установлены мозговые центры станции. В помещении, где расположен главный щит управления, царит практически стерильная чистота и стоит запах электричества, как после кварцевания. Само пространство кроме большого стола, больше похожего на пульт управления, занимают ряды шкафов с датчиками и проводами. Они и создают ощущение, будто попал вовнутрь огромного компьютерного процессора. Электромонтёры участка собственных нужд появляются здесь, если остановка обеспечивающего оборудования связана с его управлением. «От вибрации может отойти проводок, и чтобы найти его, может понадобиться целый день – и не факт, что ты его в итоге за это время отыщешь, – рассказывает Василий Глазков. – Опытные специалисты могут отыскать проблему по миганию лампочки – у них выработано чутьё». Если опыта пока недостаточно, спасает внимательность, присущая женщинам. Однако тут есть свои особенности. «Я небольшого роста, – смеётся Надежда Орлова. – Некоторое оборудование, например клемменные ряды, иногда установлено на большой высоте, и нужно туда дотянуться. Вот и приходится пользоваться специальными увесистыми подставками, а мужчины спокойно прикручивают, без лишних манипуляций».

Однако работа электромонтёров службы релейной защиты заключается не только в том, чтобы что-то аккуратно прикрутить на электрооборудовании. «Тут понимать надо, – говорят специалисты. – На них большая ответственность, есть даже шутка, что электромонтёры как сапёры – ошибаются только один раз. И это правда, что от них зависит работа всех установок. Иногда по одному щелчку необходимо понять, какое защитное реле своё отработало».

– Несколько щелчков – повод хвататься за голову, – то ли шутя, то ли всерьёз говорит Василий Глазков.

Поломки оборудования на ТЭЦ при постоянном безостановочном процессе иногда случаются, когда смены электромонтёров уже подошли к концу. Тогда рабочий день может продлиться. «Смена длится с восьми до пяти, но в экстренных случаях может затянуться до поздней ночи, – уточняет Надежда Орлова. – Из своего опыта я помню случай, когда коллеги работали до часа ночи. Меня тогда отпустили».

– То есть проявляют индивидуально заботу в чисто мужском коллективе? – интересуется корреспондент «СЭ».

– Не совсем так. Кроме меня в группе собственных нужд работает ещё одна коллега, – отвечает девушка. – Но в целом да, заботятся. Вообще меня как-то всегда злило, что к женщинам относятся с некоторым снисхождением и им сложнее получить ответственные должности под предлогом, что учить их бессмысленно – пока будут в декрете, всё забудут. Из-за намёков, что женщины не могут делать что-то на одном уровне с мужчинами, я даже права пошла получать на вождение автомобиля на механике – чтобы доказать, что ничем не хуже. И сюда пришла с таким же настроем – что я специалист и в особом отношении не нуждаюсь. Но в итоге поняла, что была не совсем права. Мы работаем парами. И без мужской поддержки не обойтись: увесистое оборудование, инструменты – мне в итоге ничего тяжелее бумажек и каких-то лёгких вещей не дают. Хотя я, когда тяжело, виду не подаю принципиально.

Оригинальный выбор

Работать электромонтёрам релейной защиты приходится не только «в поле», но и за компьютером. «Внутрь некоторого оборудования без него не залезешь, – говорит Василий Глазков. – Поэтому нашим специалистам приходится и ногами побегать, и с техникой высокотехнологичной работать». В кабинете специалистов собственных нужд лежит набор инструментов и стоят компьютеры, раньше здесь же находились паяльники для срочного ремонта, но техника безопасности внесла свои коррективы.

– Многие почему-то считают, наверное, оттого, что плохо себе представляют специфику ТЭЦ, что электромонтёр – профессия, не требующая высшего образования. Но это не так: каждый год у нас появляется новое оборудование, нужно совершенствоваться – уметь с ним работать, читать схемы, – перечисляет Орлова, орудуя отвёрткой. – И получается, что, если хочешь работать в этой профессии, без высшего образования никуда. Хотя, когда я поступала в политех, даже не понимала, чем буду заниматься. Всё, что знала – речь идёт об энергетическом производстве – придётся крутить провода, что-то с электрикой делать, но полное осознание, что, как и зачем, пришло только на практике.

Её девушка проходила именно на ТЭЦ-9. «После поступления в КУИЦ мы подписываем договоры, поэтому я знала, что буду работать здесь», – добавила Надежда.

При этом, поступая в университет, собеседница «СЭ» хотела работать в сфере гидроэнергетики. «Когда я заканчивала школу, как раз произошла трагедия на Саяно-Шушенской ГЭС. И мне показалось: важно разобраться, что там произошло. Почему-то было не страшно, а интересно, – делится она. – Хотя пойти работать в энергетику я решила ещё раньше. Я родилась в деревне Батама в Зиминском районе. И в детстве нас с сестрой-близняшкой родители привезли в Иркутск. Тогда я увидела ночной город: было так красиво. У нас в деревне, конечно, такого не было, и я папу всё время спрашивала: «Откуда эти огоньки?» – всё светилось, блестело. Позже в школе началась физика, где как раз это объяснили. А в девятом классе мне в руки попала брошюра энергоколледжа. Я хотела пойти туда, потому что думала, что из деревни в университет поступить не получится. Но мама сказала своё твёрдое «нет» – настояла на 11 классах. Перед поступлением я вместе с тремя мальчиками ездила в другую деревню готовиться к ЕГЭ по физике».

В итоге девушка поступила в политехнический университет, где стала одной из немногих на потоке и единственной в группе. «Единственный отрицательный момент был в том, что нельзя пропустить пары – все заметят, – смеётся она. – Зато теперь мне интересно работать».

– В жизни рабочие навыки помогают? – интересуется «СЭ».

– А в жизни отвёртками и розетками заведует мой молодой человек – он тоже релейщик. Так что в жизни принцип «я сама» не культивирую. Хотя при необходимости, конечно, могу и починить, и прикрутить.

 

 

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector